История России

в датах






Приметы и симпатии


  Приметы, поверья и симпатии на Руси возникли не все в России. Эти суеверные убеждения остались издревле как наследство влиявших чем-либо на наших предков народов, с которыми они волей или неволей должны были сближаться и заимствоваться разными обычаями, предрассудками, приметами и тому подобным, что, конечно, и в наше время существует в простом народе, которому хотя и простительны некоторые заблуждения, но непростительно тем, кто имеет право и возможность влиять на них и силой святой истины внушать, что эти приметы и симпатии остались следами языческого невежества. Еще встарь преследовали такие заблуждения; кто не догадается, что старинные черные наши книги, к которым относятся: Волховник, Чаровница, Мысленик, Колядница, Громник, Астролог, Астрономия, или Звездочетие, Путник (кн. О значении встреч), Воронограй (значение полета птиц), Шестокрыл, Аристотелевы врата, Рафли и т.п. – все нерусского происхождения, так, например: Астрономия, Астролог – произведения Запада, Воронограй, или Птицеволхование, – этрусско-римская авгурия, и прочее. Наконец, сколько у нас до сих пор сохранилось примет, сходных с римскими, например, здравствование при чихании (sternutatio), звон в ушах (timutus aurium), чесотка зубов (pruritus dentium), просыпка соли на столе и т.п. Все это существует в наших приметах и тождественно с прежними римскими обычаями. О чем упоминал и Овидий, Плиний и в свое время в харатейных списках пр. Нестор; он говорит следующее: «Нарицающие хрестьяне, а погански живуще – друзии же и зачиханью веруют, еже бывает на здравие главе»1.

  Дурной глаз, сглаз, призор очес или изурочивание. Римляне тоже верили сглазу, так что было у них особенное божество Fascinus, предохранявшее от этого даже младенцев (custos infantium). У тех из них было в обычае оговариваться и отплевываться, если кто хвалил их дородность, красоту, силу или другие телесные качества. У римлян, как и у нас, были тоже черные или злые дни. Между поверьями немцев существует также, между прочим, слово сглазить или изурочить, beschreien.

  Весьма немудрено, что русские приобрели это понятие о сглазе и, усвоив, присоединили их к своим убеждениям. Теперь в русском простонародье крепко укоренилась вера в дурной глаз. Все родильницы (к стыду, часто из высшего купеческого сословия) в течение шести недель укрывают ребенка от посетителей и не пускают к нему никого, кроме ближайших родных. А если кому-нибудь приведется нечаянно увидеть новорожденного и похвалить его красоту, полноту или здоровье, то нежные суеверные матери крепко боятся за ребенка, боясь дурного глаза, видевшего младенца. Но если же ребенок заболеет совершенно от других причин, то его спрыскивают с уголька. В Испании и в Италии тоже поверье существует: там особенно боятся цыганского глаза, так что когда цыганка взглянет на новорожденного младенца, то матери или кормилицы подсовывают ей под нос кукиш. Черные глаза вообще считают опаснее серых или голубых. В некоторых случаях можно, пожалуй, допускать и сглаз, так, например, если молодой человек страстно посмотрел на молодую девушку, которой он понравился, а та, со своей стороны, ответила томным взором, и если притом вспыхнула, то понятно, что она не могла затаить в себе того чувства, которое проникло вместе с искрою взгляда, заронившеюся в ее сердце. Были, есть и будут эти примеры; но тут сглаз переработался в желание любить и принимает уже не волшебный, не враждебный или ненавистный характер, а характер вспыхнувшей страсти.

  Пожалуй, можно сглаз считать магнетизмом взора, но сколько нам доподлинно известно, влияние действия может быть скоротечно и не иметь дурных последствий, притом на магнетизм врачевание бесполезно.

  У древних тоже было убеждение, что глаза имеют большую силу влиять на людей, и преимущественно глазам василиска приписывали обаятельную силу, и до того вредную, что люди от его взгляда умирали. Это убийственное животное, по описанию, имело тело дракона и петушиную голову, а затем крылья. Можно предполагать, что преданье это принадлежит к баснословной древности, проверить которую очень трудно. Мы знаем одно, что и доказано наукою: были в допотопном периоде драконы и крокодилы, равно как и мамонты громадных размеров, были чудовищные галеопитеки, – отсюда понятно, что человеку, увидевшему опасность, некогда было примечать подробности чудовища, оставалось только спасаться или умирать. Крокодил очень быстро бежит, и у нас принято говорить: «конь летит, как стрела». Может быть, это слово – сравнение. Египтяне, боготворившие Нил, боготворившие крокодила, оставили на память нам сказку о крокодиле в виде василиска, быстро бегавшего как по воде, так и по суше. василиск упоминается даже в одном из псалмов Давида.

  В наше время путешествующие по Индии говорят, что у гремучей змеи свиреп и обаятелен взор. По ее смертоносности ужаления, конечно, каждый и неробкий может подвергнуться испугу и может в этом случае оцепенеть, причем, устремив свой взор на животного, обнаружить испуг пред хитрой ядовитой змеей, чем она и воспользуется, чтобы ужалить человека.

  Открытие вора у камчадалов. Когда будет нужно отыскать вора между камчадалами, тогда убивают так называемого каменного барана и жгут его становые жилы в присутствии многочисленного собрания и своих шаманов. Они уверены, что вору так же сведет жилы, как сводит на огне жилы баранов.

  День Благовещения. Суеверы уверены, что в этот день птица гнезда не вьет, а если завьет, то у ней отнимутся крылья и она будет в силах только ходить; а между тем если в этот день вор что-либо украдет, то ему будет на весь год – удача.

  Свербение бровей. Свербят брови – к приезжему, смотреть на потных лошадей, кланяться дорожному, иногда благодарить его за одолжение.

  Булавку давать – не должно, чтобы не раздружиться; а уж если нельзя обойтись, то сперва уколоть того в руку, кому давать приходится.

  Волосы и ногти хранить было в обычае у некоторых суеверов, которые думали, что на том свете придется за каждый волосок отдавать отчет. При расчесывании оставить прядь волос незаплетенною значило – дорога из дома.

  Водяной воробей. Так называется птичка, водящаяся в Сибири; она питается водяными червями и довольно ловко достает их из воды, причем остается совершенно сухою. Есть суеверное убеждение, что, намазавшись жиром этого воробья, или кровью его намазать члены, то они на век защищены от мороза. Суеверы считают водяного воробья, и вообще воробьев, проклятою птицею по той причине, что они в то время, когда Христа распинали, приносили опять ко кресту те гвозди, которые ласточки у римлян уносили; вследствие будто бы этого события воробьи имеют на ногах невидимые оковы и не могут шагать, а прыгают.

  Ворон-предсказатель. Если ворон сядет на купол или колокольню храма, в той церкви будет отпеваться покойник, то же и в том доме кто-либо умрет, на кровле которого сядет и прокаркает ворон.

  Воск из дому выносить самому не должно, так как это убыль пчеловодству.

  Против заговоренного от пули. Заговоренного от пули, по народному поверью, можно убить серебряной или золотою пулею; но также можно облеплять пулю воском и стрелять; тогда даже чародей против ее силы своей противопоставить не может.

  Оспа и борьба с нею. В старину сибирские инородцы считали оспу не за болезненную эпидемию, а за враждебного духа, который наслаждается мученьем и потом, питается их телами. Рассчитывая этого духа умилостивить, приносили ему в жертву скотину взамен человека. Остяки, тунгусы и якуты надеются обмануть демона оспы, они зажигали покладенный на щеки и на нос трут, чтобы сделались оттого на лице ямы, как рябины, в том мнении, чтобы дух оспы думал, что уже на этом человеке оспа была. Кроме того, инородцы во время эпидемии оспенной удаляются в густые леса, желая спрятаться, и оставляют свои дома пустыми. Мало того, они не выезжают ни на опушку леса, ни на дорогу. Затем укрепляются засекою, а зимою – снежными валами и устраивают самострелы, какие бывают на лосей или оленей. Русские староверы и по сие время прививание оспы считали антихристовою печатью и, чтобы избежать оспопрививания, прятали детей от оспопрививателей под печь и в подполье.

  Встреча. У нас на Руси существует и по сие время у суеверов поверье, что если встретятся: поп, монахиня, монах, женщина, девица, свинья или лысая лошадь, то в предпринятом пути успеха не будет. А когда же кто встретится с полными ведрами или с ушатом воды, то – успех в намерении.

  Браниться в Егорьев день – не советуют по тому поверью, что того убьет громом.

  Глаза свербят или зуд под глазами значит в тот день – плакать.

  Голубь в окно влетит – быть пожару или кому- нибудь умереть; иногда быть вестям.

  Беззвездные ночи. Если на Рождество Христово и Богоявление не будут видимы на небе звезды, то, по понятию простого народа, на этот год сеять гороха не нужно по предвестию плохого урожая; напротив того, если ночи звездные, то нужно.

  Громовая стрела. В первой части было нами упомянуто, что простой народ еще и до сих пор уверен, что, когда слышат раскаты грома, значит то едет Илья-пророк на огненной колеснице и убивает дьявола, который в то время укрывается, обращаясь при этом в разные виды, а особливо во младенцев, просит у людей укрыться; но ежели бы демон и за икону Божию спрятался, то образ пощажен не будет. Громовая стрела, убив дьявола, уходит в землю и, там пролежав три года скрытно, потом объявляется в виде продолговатого пальцеобразного кремня. Его употребляют в случае колотья, окачивают его водою и этою водою обливают больного. Пожилые простолюдины верят, что кто всегда ест гнилой хлеб, тот не будет бояться грому. Услышав же первый раз по зиме гром, девушки умываются с серебра, надеясь получить красоту, белизну тела и здоровье.

  Дождь. Кто в дождь выедет – предвестье благополучной дороги, как и во всяком предприятии.

  Дока. Мастер своего дела. Знахарь, целящий болезни и выгоняющий порчу.

  Дорога. В старину не советовали выезжать в понедельник: неудача в поездке; и когда заяц дорогу перебежит. Ежели кто желает скорее видеться с отъезжающим в дорогу, тот, возвратясь к порогу, должен оглянуться вслед отъезжающему лицу.

  Железница или Бешенка. Рыба, водящаяся в Волге в огромном количестве, считается опасною, будто бы поесть ее, то сойдешь с ума, а потому ее бросают обратно в воду или отдают мордве и чуваше, которые едят и с ума не сходят. Почему это?

  Примета о посеве по жукам. Некоторые весною ловят жуков и примечают: если у него на передних ногах более зародышей, то должно в лето сеять ранее и тот сев будет лучше; ежели на середних, то должно сеять в среднюю пору, а ежели на задних, то поздний сев будет выгоднее.

  Почему <не>должно работать на заговенье. Так как старухи будто бы уверяли, что можно получить заусеницы или ногтоеду.

  Примета над замками. Суеверные старухи кладут под порог перед приходом от венца молодых незапертые замки, а потом, когда те перешагнут, защелкивают их, ключ же бросают в воду, или в колодец, с тем убеждением, чтобы мужу с женою жить согласно. То же делают при первом приезде жениха в дом невесты, чтобы свадьба была успешнее и выгодный жених не отказался.

  Задушение младенца на постели. Часто и теперь случается, что беспечные, хмельные, а иногда уработавшиеся до устанка и дремоты женщины, лежа на постели, засыпали грудных младенцев до смерти, придавив их всем телом. В народе поэтому давно распространилось, откуда неизвестно, поверье, что, кроме непростительного греха для матери, ребенок не наследует небесного царствия. Разумеется, это приводило неутешную мать в страшную печаль. Для искупления младенца будто бы нужно было провести матери три ночи в храме и молиться, стоя в начерченном кругу рукою священника, разумеется испытывая все ужасы от нашествия злых духов.

  Зеркало держать в комнате – грех, по уверению староверов, потому что оно дано дьяволом, и доказывают следующей легендой:

  Какой-то старец, спасаясь в пустыне, прочел следующие слова: «Просите и дастся вам». Пустынник усомнился и, желая удостовериться, что все ли получить может, чего захочет, пошел к какому-то царю просить руки его дочери. Царь, почудясь такому требованию, сказал о том своей дочери, которая тоже подивилась немало и потом сказала: «Так как это дело необыкновенное и чрезвычайное, то должно, чтобы старец, если хочет жениться на мне, оказал бы мне чрезвычайную услугу и принес бы в подарок такую вещь, в которой бы я всю себя видеть могла». Это желание было высказано царевною еще в то время, когда зеркала не были выдуманы. Монах, узнав от царя такое требование, пошел искать такой вещи. Долго ходил он по лесам, наконец вступил в пустыню, никем необитаемую. Посидев в ней несколько времени, он начинает слышать стон. Старец окликнул и получил в ответ: «Почтенный старче! Сжалься на мое страдание, ибо я уже несколько лет заключен в этом рукомойнике, выпусти меня из этой темницы, в которую заключил меня тоже один старец, и я тебе за это услужу, чем пожелаешь». Старец прежде, чем освободить из рукомойника заключенного, стал требовать от него вознаграждения тою вещью, которой требовала от него царевна через царя. Заключенный обещал, и старец, сняв с рукомойника крест, выпустил черта. Дьявол в скором времени принес к нему зеркало, которому старец, взяв в руки, чрезвычайно подивился, но когда увидел в нем себя с морщинами, сединами, дряхлого и слабого, отложил навсегда намерение жениться. Однако зеркало снес к царю и, тут же отказавшись от своего слова, стал молиться о своем прегрешении в том, что возымел сомнение противу Священного Писания. И так как зеркало доставлено впервые старцу дьяволом, то самые крепкие староверы долгое время не имели в своих домах зеркал.

  Огненные змеи. Воздушный метеор, который часто видим несущимся по воздуху в виде длинной и широкой ленты из красноватых искр, летящей или наклонно, или горизонтально. Русские люди считают его злым духом или огненным змеем, посещающим в вечернее или ночное время вдову или девицу, скучающих одинокой жизнью после недавней потери мужа или друга жизни и нередко носящим к ним золото. Он является к ним всегда, принимая вид любимого человека, которого они потеряли, и обаяние, говорят, было так сильно, что они свыкались с той мыслью, что он действительно жив, а не умер. Потом лица, которых посещал этот змей, худели и, сойдя с ума, нередко будто бы кончали с жизнь самоубийством. От того добрые и набожные, видя этот метеор, всегда кричали: «Аминь, аминь, рассыпься!»

  В народе существует такое убеждение, что посетителя как духа не видят и не слышат, между тем как обольщенная злым змеем девушка или женщина слышно, как разговаривает с ним. По ее разговору с невидимкою заключают, что она говорит с змеем или с дьяволом, не иначе. Стараются уговаривать ее, призывают почтенных людей, священников, молебствуют и прочее, пока на нее не подействует сила убеждения и молитвы; потом дают ей крест тельный на тесьме, советуя его тихонько надеть на опасного посетителя. Если она послушается, то хотя и не успеет надеть, но в три, в четыре, в пять раз повторения этой попытки демон ее оставит и страдающая этой галлюцинацией поправится.

  Икать тяжело – быть обругану, легко – помянул кто-нибудь.

  Имя дать новорожденному. В старину бегали за ворота и спрашивали первого встречного или встречную, смотря по полу ребенка, и как встречному лицу было имя, такое давали и новорожденному, веря, что дитя будет оттого иметь счастливую будущность. Тоже до некоторого времени скрывали данное имя младенцу, заменяя его ложным чьим-либо именем, чтобы колдун не испортил или не превратил в оборотня.

  Именины праздновать. В старину, когда именинник садился за стол, давали ему пирог с кашею и разламывали его над головою именинника, чем на него более сыпалось каши, тем считалась жизнь его счастливее в течение года. В этот день необходимо нужно что-либо разбить, и если посуды никто не разбивал, то нужно было нарочно разбить хоть рюмку. В старину в Москве был обычай со стороны именинника посылать утром своим знакомым по сгибню.

  Каша. Когда варившаяся в печи каша поднимется выше краев горшка и будет иметь наклонность на зад печи, то это был суеверным признаком счастья и изобилия, а когда в устье печи – потерю, урон, разорение дому.

  Комета и ее значение в народе. Явившаяся и проходящая комета, а особливо с хвостом, в простом народе имеет общественное несчастье, то есть мор, голод или войну и т. п. В иностранных же государствах приписывали движение таких небесных тел несчастью одного из государств. В 837 году от Рождества Христова явившаяся комета навела несказанный ужас на Людовика Кроткого. Этот суеверный государь прибегнул к астрономам, закладывал монастыри и умер два года спустя после того от страха при виде полного солнечного затмения. В 1264 году историки того времени явившуюся комету приняли за предзнаменование смерти Папы Урбана IV. В 1456 году явившуюся комету Папа Каллист велел проклинать особо сочиненною молитвою, а также и турок, которых завоевания так устрашали его. В 1686 году бывшую комету почитали за предзнаменование подобных печальных происшествий. Вот каким суеверием и старинные европейские летописцы были преисполнены.

  Чудо от коровы в Казани2. Это было перед взятием ее и повествуется так: «Родился от коровы детище человеческим образом, его же видевши татарове и снидошася мнози видети его, и внезапу детище переменися в совершенна мужа возрастом и яко вооружен видяшеся и глаголаше зрящим на него, падение Казани; и совещаша татарове убити его, и абие невидим бысть».

  Кошка. Есть одна домашняя примета. Когда кошка моется к себе лапкой – быть гостям, а когда спит рыльцем под брюхо – к непогоде или к холоду.

  Кузнечик кует. Когда он заберется в жилые покои, будет трещать, то значит, по народному поверью, выживает хозяев из дома. В столичных банях они, хотя и полные хозяева, а не выживают хозяев, а про деревенские и говорить нечего, там их зимою десятки, не только в банях, а и по избам.

  Курица петухом поет – не к добру; тогда суеверные хозяева свертывают ей голову и бросают чрез порог, приговаривая: «На свою голову, не пой курица петухом». Отсюда даже возникла пословица: «Не пой курица петухом, не бранись баба с мужиком».

  Отламывать лишний кусок хлеба, когда есть недоеденный кусок, означает, по приметам старожилов, что кто-нибудь из родных того человека голоден.

  Ладанка. В предохранение от колдовства и сглаза подвязывают на том же шнурке, вместе со крестом сумочку с ладаном. А те, кто родился в сорочке, носят ее до смерти.

  Ладонь чешется, по мнению суеверов, – в тот день деньги считать. Если правая – получать, а левая – отдавать.

  Ласточка. Есть примета, что если кто убьет ласточку (которая признается хозяйкою, домахою, домовиткою) или также голубя, синичку, пигалицу, то тот не будет счастья иметь в скотоводстве. Тоже толкуют, что если ласточка нечаянно подлетит под корову, то у той коровы будет кровавое молоко3.

  Лихоманка, лихорадка. Простой народ лихорадке, преимущественно происходящей от сильной простуды, которая по своей прикосновенности с нервами производит озноб, бред, а также по ее разновидности, разделяет ее на двенадцать дочерей Иродовых и дает им следующие названия: Трясовица, Огневица, Знобея, Пералея, Горькуша, Крикуша, Чернетея, Пухлея, Желтея, Дряхлея, Дремлея… (двенадцатая не разобрана). В другом заговоре читаем следующие их имена: Гнетица, Плетея, Месора, Шатая, Черная, Тенная, Дида, Лада, Омуга, Утеха, Персанда. В третьем заговоре против лихорадки читаем названия этих 12 сестер- лихорадок, часто по свойствам простуды разделенных: Зеленая, Желтая, Внутренняя, Дутая, Водяная, Студеная, Огненная, Знобительная, Животная, Костоломная, Гнетуха спящая, Калимуха или Камуха. Как бы им названия не были даны, но крепко в народе поверье, что лихорадка существует в различных видах и формах, одолевает человека при самых разнообразных случаях, упорно преследует и держится в нем, противодействуя лекарствам. И могучая фантазия русского человека, вдохновенного самою природою, создала новый миф – это двенадцать сестриц-лихорадок, страшных, как мегер, бичующих грешных в аду, которые мучают русских бедных людей; против их есть и лекарства, есть и заговоры. Народ так воображает4. Лихорадки крылаты, их земля держит в своих челюстях на цепях, как ненавистниц человеческого рода; но когда их спускают, то эти девы без милости нападают на людей. Они столь вредны, что когда им много дела, то они одним мечтательным поцелуем причиняют трясовицы и обитают в одержимых лихорадками; и счастлив тот, к кому прикоснется лихорадка в то время, когда и без того много больных, так как они, будучи заняты делом и перелетая от одного к другому, не поспевают трясти безостановочно, а дают время отдохнуть болящим; вот этими недосугами и объясняет народная фантазия лихорадки перемежающиеся. Далее говорится, что сестрицы эти по деликатности сложения и нежности восточного происхождения слишком брезгливы: они боятся собачьих удавок, свиных гнезд, блох, если кто съест не за знать в хлебе, абракадабры (песни ведьм) и т.п. заговоров (см. ниже). Сибиряки, страдающие лихорадкою, пред приходом ее (когда она перемежающаяся), зачернивают у себя лицо, а иногда и все тело и надевают на себя чужую гуню, дабы сей злой дух его не узнал или бы, испугавшись его, отстал.

  Локоть чешется – на новом месте спать.

  Лошадь (разные приметы). Если дорогой распряжется лошадь – в доме нездорово или жена неверна. У черемисов по годовым праздникам приносятся в жертву белые кони, после жертвы они мясо едят, предварительно очистившись и помывшись. У пожарных команд есть поверье, что если лошади сверх ожидания повернут не в ту улицу, куда их направляют, то значит быть в этой местности пожару; тоже скоро быть близ погоревшего дома пожару, когда кони не стоят на месте и бьют копытами; тоже говорят, что быть в городе пожару, когда они в конюшне не стоят смирно. Лошадь любит домовой дедушка, когда она под цвет волос на голове и бороде хозяина. Лошадь боится ласки, которая сосет кровь из гривы и головы лошади. Лошадь любит козла, который своею вонью и в то же время пользуясь свободой, изгоняет всех вредных животных.

  Луна. По народному поверью, луна имеет влияние на лунатиков (ночеходов), на менструацию женщин (в известное время), на рост растений и развитие цветов, на приливы воды в морях, наконец, на перемену погоды. Мордва почитает луну некоторым божеством и, увидя ее в первый раз новой, кланяются и просят, чтобы она ниспослала им во время своего правительства счастье, только жертвы ей не приносят. Кто увидит новую луну с правой стороны, тот, по старым русским поверьям, будет в течение месяца получать доход, прямо – ни то ни се, а слева – расход. Также советуют при виде новой луны держаться за деньги, чтобы целый месяц была прибыль.

  Лучина. Есть у некоторых из простого народа примета, что, кто бьет домашних или детей лучиною, тому будет грех, потому что от этого может высушить всех семейных в доме.

  Мышь. Мышь укусит кого в доме, тому неприятность или несчастье. Если попортит какой-нибудь товар – к скорой продаже или прибыли. Летучая мышь. Суеверные люди носили их в сушеном виде за пазухой ради здоровья или счастья. Или заваривали кипятком и такую воду давали для исцеления больных, лежащим в гнетице, или в горячке детям.

  Лягушка. Уральские казаки долго были того убеждения, что, если во время багрения рыбы на Урале попадется кому лягушка на багор, которые там встречаются очень велики, тому не удастся поймать ни одной рыбы, хотя бы он несколько раз менял и места, и багры. Суеверы думают, что если иметь крючок и вилочку от пары лягушек, то можно заставить каждого по желанию чувствовать к себе любовь или ненависть.

  Беременная женщина. В старину уверяли, что беременной женщине непременно нужно было отстранять от себя все неприятности и предметы неприятного вида, зверей, безобразных людей; в противном случае она могла родить ребенка, лицо или образ которого могло иметь большое сходство с животным или тем уродом, которого она часто видела или которого испугалась.

  Такое убеждение было всеобщим даже во время ученых Плиния и Галена, которые, увлекшись существующими в народе рассказами, занесли в своих ученых заметках случаи, из которых мы помещаем два5.

  «Я знаю, – говорит Гален, – одного некрасивого мужчину, горбатого и довольно похожего на Эзопа. Боясь быть родоначальником такого же уродливого потомства, он приказал написать красивого, хорошо сложенного мальчика и такую картину повесил в углублении кровати так, чтобы жена в известных случаях могла иметь его перед глазами. Ожидание супруга увенчалось полным успехом: жена родила красивого мальчика, совершенно похожего на портрет, на который она смотрела в известных случаях».

  По словам Плиния, одна знакомая ему дама родила слона, потому что во время беременности с большим вниманием смотрела на это животное. Другая дама по той же причине разрешилась от бремени маленьким львенком. В гельветических хрониках Семпта рассказывается, что одна знаменитая римлянка, находившаяся в тесных связях с папою Мартином IV, будто бы родила сына мохнатого, как волчонок, и с когтями, как у хищного зверя. Объясняется будто бы тем, что у папы было много картин, изображавших различных животных; эти картины и послужили к рождению мохнатого сына. После этого случая папа приказал снять их, боясь, чтобы прекрасная римлянка не произвела затем целое поколение мохнатых. Сальве, опровергая эти басни, между прочим, всем верующим в подобные сказки советует беременным женщинам посещать Французский институт и пристально смотреть на всех членов ученого заведения. Захочет ли она, чтобы сын ее был историком, она может глядеть на бюст Вертота или Сен-Реаля. А чтобы он был геометром – на бюст Паскаля и так далее.

  Медведь. По народному преданью, медведь был прежде человеком, и доказывается тем, что он может ходить на задних лапах и сходные с человеческими глаза, что любит мед и водку и пр. А остяки и другие инородцы особенно медведя уважают и шкуре его отдают большую учтивость; так что если убьют медведя, то поют пред трупом извинительные песни ради того убеждения, что медведь на том свете будет вместе с ними, то чтобы там не отомстил своему убийце.

  Против уроков младенцев. Если кто заметит матери, что младенец ее красив или здоров – словом, похвалит, то суеверная мать, чтобы не взяли младенца уроки, облизывает ему три раза лицо и каждый раз сплевывает на землю. То же делают с ребенком в банях.

  Суеверное разрезывание следа. В то время как только ребенок встанет впервые на ножки, мать или другая женщина схватывает нож и торопится поскорее провести по полу этим ножом между ступней ребенка ради того, чтобы разрешить нехождение и разрезать невидимые путы. Но эта опасная поспешность часто сопровождалась порезом пальцев ребенку.

  Молчание. Когда в компании вдруг все замолчат, то говорят, что в это время пролетел ангел. Также говорят, что если кто, сидя в компании, вдруг положит ногу на ногу, то последует молчание.

  Кому из святых когда нужно молиться в разных случаях. В особенных случаях и в нуждах простой народ обращается специально к разным угодникам: например, о избавлении от чумы и эпидемии – иконе Боголюбской Б. М.; от зубной боли – св. Антипию как зубному исцелителю; от вора и обидчика – Иоанну-войственнику; для спорости в науке или при начатии грамоты – Косьме и Дамиану; от головной болезни – Иоанну Предтече. От лихорадки есть много молитв (см. заговоры). О лошадях молятся Фролу и Лавру. Об овцах – св. Анастасии, о сновидениях и о сне – девяти мученикам, о разрешении от трудных родов – св. Анастасии Узоразрешительнице; о совете и любви между мужем и женой – св. Евангелистам; о исцелении больного – образу Всех Скорбящих; на море от бури – св. Николаю Чудотворцу; о благополучной ловле рыбы – св. Ап. Петру; о коровах – св. Власию; о скоте – св. Георгию Победоносцу; о бездождии – св. Илье-пророку; о свиньях – св. Василию Великому; о пчелах – свв. Зосиме и Савватию; о курах – св. Сергию; о гусях – св. Никите Мученику; об укрощении гнева в человеке – св. пророку и царю Давиду.

  Мухомор и его действие. Мухомор, как известно, ядовитый гриб, годный только для уничтожения мух, когда его истолочь или изрезать, полить патокою и поставить в комнате, притом с открытыми окнами, иначе вредный газ может принести сильную одуряющую головную боль. Но у камчадалов мухомор считается богом пьянства и начальником ядовитых зелий, и употребляют его в водке для питья настоенным. На камчадалов этот напиток, как и на их шаманов, производит одуряющее действие, на кого веселящее, на кого пасмурное; вообще представляются при этом привидения и призраки. В момент наркотического влияния мухомора камчадалам, как и от белены, скважины представляются большими проходами, соломина – бревном, лужа воды – озером. Мысли тоже бывают самые разнообразные в это время, смотря по дозе употребления этого напитка; в малых приемах он действует как прием хашиша или опиума, располагает к веселости, смеху, делает человека отважным; но без умеренности – напиток этот располагает камчадалов на самоубийство, так что было множество примеров, что они давились или топились. За ними на их оргиях всегда большой надзор.

  Наседку сажать – нужно класть под нее яйца из шапки или из шубы, вообще из меховой вещи, чтобы было приплода больше6.

  Несчастного в доме не держать. В народе есть поверье, что несчастному ни в чем как самому не спорится, так равно он и в постороннем семействе водворяет несчастье. Несмотря на сострадание к бедственному положению суеверные удаляют его от себя, а между тем причиняют сами ославленному несчастье.

  Обливание водою. В старину во времена язычества славяне как рекам, морям и источникам, так даже и колодцам приносили жертвы для умилостивления богов с целью умножения разных плодов, а нередко и людей бросали в воду. В память этого древнего идолослужения и ныне еще изуверы и суеверы в первый день Святой Пасхи и в другие праздники, когда кто проспит заутреню, обливают водою или сталкивают в реку,или озеро.

  Святые колодцы, святые озера. У нас на Руси и по сие время существуют св. озера, св. родники, которых воду предпочитают целительною, купаются в ней и бросают на дно таких бассейнов деньги, дорогие серьги, кольца, браслеты и прочее. Языческий отпечаток жертвоприношения хотя немыслим в наше время, но бессознательный обычай упорно удерживается. Если боги изгнаны, то в чью же пользу поступают такие, часто дорогие подарки?

  Обмирание, летаргия. Обмирание существует довольно часто, это похоже на продолжительный обморок; он продолжается не только два, три дня, но месяц, год и, как удостоверяет история, даже не один век. Примеры летаргического сна мы видим даже в житии святых; а о временной смерти мы после скажем особо. Наши русские простолюдины, которым приходилось видеть и слышать воспрянувших от такого чудесного сна, сказывают, что уснувшего в летаргии водили по мытарствам, спрашивали о земных делах отчета, что самому человеку приходилось видеть адские муки и прочее. Все говорил он (летаргик), только не мог сказать трех слов, о которых ему было строго запрещено, но кем? Тоже не мог открыть. По народному сказанию, летаргики оживают ненадолго. Утомленный организм без восприятия столь долгое время пищи не выдерживает.

  Обморочение – значит представление вещи не так, какою она кажется, а в каком-нибудь другом виде, так, например, деньги представляются лягушками или мышами.

  Обнова. Тот, кто, бывало, плюнет на платье нечаянно, тот надеялся непременно получить или сшить обнову. Белые пятна на ногтях пальцев тоже обозначают обновы, по величине их судят о ценности этих обнов.

  Осина. Осиною народ признает проклятое дерево за то, что на нем, по преданию, удавился Иуда Предатель, и потому на этом дереве, хотя бы даже если ветру нет, происходит шелест листьев, оно же имеет, по суеверному понятию, чрезвычайную силу против колдунов, и когда такому умершему и встающему из могилы осиновый кол вколотят между плеч, то колдун прекращает свое загробное странствование.

  Пауки. По народному русскому поверью, все пауки вредны от мала до велика. Что будто бы кто нечаянно съест паука, тот будет страдать водяною или опухолью в животе.

  Кому садиться в переднем углу. Передний угол вообще назначается в церемонные дни свадьбы жениху с невестою и почетным особам; вообще попам и дуракам. Попам принадлежит по преимуществу их сана, а дуракам – по их гордости.

  Переносье чешется – о покойнике слышать.

  Прищемить в дверях свою одежду – значит быть еще раз в этом доме.

  Забыть гробовую крышку в том доме, откуда вынесли покойника, значит – быть в том доме другому покойнику в скором времени.

  Плюнуть на себя нечаянно – иметь напраслину или к скорой обнове.

  Падение полена. Если кто, неся к печке, выронит полено – быть гостям; тоже верят, если горящая головешка вывалится из печки.

  Понедельник. В этот день не любят денег давать, работы заказывать, из дома ехать, и, наконец, многие боятся мясное есть во избежание неприятностей или неуспеха в делах, считая этот день несчастным. Конечно, после шумных оргий и кутежа, когда руки трясутся, голова болит, деньги промотаны, то придется не только отказаться от всяких предприятий и намерений, но даже от пищи, кроме хлеба с водою.

  Поперхнуться при употреблении пищи или пития значит, что кто-нибудь к поперхнувшемуся спешит обедать.

  Узнать цены хлеба по колосу. По уверению суеверных людей, достаточно только посмотреть на колос. Если колос начинает цвесть от вершины, то цена на хлеб будет высокая, если с средины, то – средняя, если снизу, то – низкая.

  Собака воет. По народному поверью, собака воет – или к пожару, или к покойнику, или к своей смерти. К пожару – воет вверх мордой, к покойнику – вниз, а к своей смерти – сидя или лежа. Если на кого собака потянется – то к обнове.

  Саван шить надобно на живую нитку и от себя, иначе весь дом перемрет, по уверению суеверов.

  Свинья. Когда свинья опоросится, то не должно на эту семью смотреть дурным глазом, иначе свинья пережрет всех поросят. Ныне признано гораздо лучшим отнимать от нее поросят на некоторое время или надевать на нее намордник.

  Свист. Суеверы утверждают, что свистеть – отвращать от себя лик Богородицы, а свистеть в доме – опустение. Вообще свист не принят в обществе и в семействах в наше время как неприятное, неуважаемое беспокойство нашего слуха.

  Скопа. Так у простого народа называлась смертоносная птица, которой яд заключался в когтях, который она впускала своей жертве. Нужно думать, что под видом этой птицы подразумевалась какая-нибудь эпидемическая смерть.

  Скором. В старину в посты, твердо соблюдаемые нашими предками, боялись упоминать слово мясо или говядина, а называли скором, и притом приговаривали: «Помяни Господи на Светло Христово Воскресенье» или «на Рождество Христово».

  Соль просыпать – быть ссоре, во избежание ее нужно рассмеяться или дать себя ударить по лбу.

  Сорочка, в сорочке уродился, кто считается счастливым, особенно тогда, когда был рожден, заключенным в пузыре с головы до ног, как в яйце. Эту тонкую перепонку зашивают в тряпочку или засмаливают в медальон, носят вместе с крестом на шнуре, веря, что это даст на всю жизнь счастье рожденному.

  Дом, здание строить, кто намерен, то держит в голове первое, чтобы обновить его свадьбой, иначе есть убеждение, что хозяин дома умрет. Потом – чтобы не устраивать ворота, а следовательно, окна на ночь, то есть на север, потому что тогда черти хозяина выживут. Хотя это не точно, но, однако же, с севера постоянно дуют холодные ветры и никогда не восходит солнце, следовательно, так устроенное помещение может быть холодно и сыро от ветров, особенно осенних, будет слышнее свист и вой ветра, особенно близ леса, а лесные осенние мотивы ветра тяжелы для всякого, даже и для того, который смеется суеверию.

  Стены трещат – домовой выживает. См. Домовой.

  Предчувствие тараканов. Говорят, что они уходят из того дома, которому скоро гореть; но, скорее всего, что они всегда оставляют те покои, где холодно, и кушанье от них хорошо накрывается, а также и провизия, которую они любят. Это замечено и над мышами, которые не любят, чтобы все пряталось от их ненасытной прожорливости.

  Телятину есть – грех. На этом убеждении телят крестьяне не едят; но есть много таких существующих в народе грехов, которых здесь и не перечислить и которые основаны не на духе религии, а на экономических или гигиенических началах, точно так же, как у татар и жидов есть свинью. Как татары, так и жиды получили свою религию на юго-востоке, там, где существовал южный палестинский жар, где свиньи от недостатка воды и луж заболевали проказою и развивали благодаря неряшливости обитателей заразу на людях.

  На этом-то основании жидам и магометанам под видом греха (разумеется, грех умышленно развивать болезнь как на людях, так и на себе. Себе будет самоубийцей и другим убийцей) есть свиней. Но у нас есть телятину запрещено, должно быть, бабами-экономками при других началах: стельные коровы, лишаясь своих сосунов, теряют молоко. Из чего и значится, что воздержание от телятины сельских жителей происходит не от суеверия, а из экономии чисто хозяйственной со стороны старух; но, кроме того, со стороны мужчин тоже имеется в виду выгода вырастить теленка-бычка на семена, а телушечку на племя да на добычу молочка; вырастут и копеечку нам дадут. Вот отчего телятина у нас, у крестьян, грехом считается, а баранина ничего… Ведь баран, хоть шерстку и дает, да крестьянин с него и шкурку дерет, а себе тулуп шьет, а без шкурки баран человеку на съедение дан. Вот мужичок по праздникам только баранинкой и занимается, а не телятиной, не говядиной, ни-ни! Разве свининкой аль поросятинкой, ну это другое: свинья, кроме щетины да поросят, ничего не дает: ни молока, ни сливок, ни творога, ни масла… Скотина безрогая, бесталанная!

  Угорь – поганая рыба, змея. Простой народ не уважает угря, признавая в нем речную змею как по наружным ее признакам, так и по тому, что, будучи разрезан на куски, угорь обнаруживает движение в каждой отрезанной части точно так же, как змея, да и потому, наконец, что он живет в нечистой воде, кормится дрянью. Тогда, говорят, его есть можно, когда в семи городах рыбы нет, а на дворе Масленица. Точно так же не любят в Костромской губернии рыбу, похожую на налима, но немного красноватее в оттенках, которая зовется пискун, а народ в Ветлужском уезде называет ее позорным словом.

  Уроды. В России людей-уродов в старину эксплуатировали в свою пользу все те, кто любил даром собирать с народа деньги, ничего не делая и собирая на урода добровольное пожертвование, питался до смерти урода или сам до смерти своей благодушествовал в жизни, пользуясь своей жертвой. Такими уродами, а также и калеками, равно изуродованными калеками искусственно, занимались в старину ростовцы (Ярослав. губ.). Между тем якуты, по своим понятиям, почитают всех уродов не только из среды животных, но даже людей, исчадьями дьявола и стараются их уничтожить. Но у якутов вера составляет видоизменение ламайской веры. Между тем мы видим, что и китайцы, сохранившие веру ламайскую в ее чистоте, тоже уничтожают своих младенцев-уродов, что им даже не запрещено будто бы, тогда как указом богдыхана запрещено истреблять зародышей во чреве матери.

  Утопленник – жертва водяного или русалок. Простой народ говорит, что эти все утопленники не имели креста, купались или в полдень, или в полночь – самое опасное время, потому что русалки или водяной пуще всего в это время дебоширят. Говорят, утопленник сидит на дне реки, или вообще на дне другого какого резервуара, или бассейна на корточках, и как обмерший (по понятиям новейшего исследования науки) хватает неловких водолазов в охапку и тем затопляет их. Искусство нырков или водолазов в этом случае состоит в том, чтобы утопленников брать сзади и за волосы и с ними вместе подняться, то есть вынырнуть к берегу. По рассказам многих ловких водолазов, мастеров своего дела по части исследования русла рек, если они видели утопленника, то непременно в сидячем положении и на корточках, будь то женщина или мужчина. Но когда в утопленнике пузырь лопался, то женщина всплывала по течению реки на спине, а мужчина кверху спиною.

  Уж, домашняя змея. Ужа считают неопасным змеем. Деревенские жители говорят, что он живет в южной России под полами жилых домов и выходит из-под полу в ту пору, когда маленькие ребятишки, сложа ножки, едят с молоком кашу. Случалось слышать рассказы такого рода: «Ребятенки молоко на полу хлебают, а ужи в чашку к ним молоко пить залезают. Ребята как привычный к ужам народ, ужей то один, то другой ложкой – хлоп! Ну вот ужи опять и скрылись под пол, не ужалив детей». Мы не можем сказать, где ужи вредны. По исследованиям Семашко, они безвредны… Народный говор следующий:7 уж в сенокос и другую страдную пору, когда люди имеют отдых посреди поля или в лесах, ищет будто бы таких мест, где водятся ужи. Тут они рассчитывают места совершенно безопасными от вредных змей; есть поверье, что змея влезает в горло и сонному человеку представляется, будто он глотает что- то холодное. Как бы то ни было, но по суеверию, а может быть, и по убеждению народа, уж таких змей отгоняет. Народ спит безопасно от змей вредных, доверяясь гнезду ужей, что, по народному сказанью, и оправдывается. Уж отгоняет таких змей прочь и не отходит от человека; а иногда, вползши на грудь, лежит до тех пока, пока человек проснется. Когда кто на ужа наступит да если успеет сказать: ах! ненароком!, то уж не ужалит, вообще уж неядовитый змей; но некоторые, вероятно смешивая ужа с другими змеями, их считают ядовитыми; но, напротив, это полезные животные как истребители мышей, лягушек, птичек и проч. Говорят, что от ужаления ядовитой змеи стоит только окунуться в воду ранее ее.

  Утопленник нечаянный – другое дело; но тот, кто нарочно утопился, по-старинному поминать на молитве за упокой считалось за грех для поминающего. Говорят, что вынутого из воды утопленника нужно непременно откачивать, но не класть на землю: если положить на землю замершего, то он непременно умрет, несмотря на разного рода растирания щетками, щекотания и прочее. Но медицина отрицает откачивание на бочках, на руках, на коврах.

  У камчадалов почитается за грех избавить утопающего: у них есть убеждение, что кто вытащит утопающего из воды, тот сам утонет; тоже освободить занесенного в дороге – считается за грех.

  Уши горят. У кого горят уши, того где-нибудь в то время переговаривают, то есть подсмеивают; когда же в ушах звонит, то, загадав что-нибудь, спрашивают, в котором ухе звонит?

  Филин. Эта птица в народе считается пагубною, потому что предвещает несчастье (будто бы), когда птица эта, прилетев на угол какого-нибудь дома, начнет кричать. Суеверные люди носят при себе ее когти, чтобы охранить себя от чародейства.

  Фортуна. Фортуна, богиня счастья: ее повсюду изображают на шаре, с повязкою на глазах, держа в руках рог изобилия, из которого сыпались разные предметы.

  Франкмасоны. Известное братство, существовавшее до начала нашего столетия в большой силе. Наши простолюдины про масон говорят вот какие странные вещи: тот, кто вступит в члены Франкмасонского ордена, тот неотступно должен исполнять все условия ордена, состоящие в том, чтобы не изменять его тайнам и не оставлять его для этой цели; будто бы вступающий должен дать рукописание своею кровью, а с него его же кровью пишут портрет и вешают на стене совета франкмасонской ложи. Если портрет почернеет, то, значит, вступивший изменил секте. Тогда стоит только одному из членов выстрелить в портрет, и оригинал его немедленно умрет в ту минуту, несмотря ни на какое расстояние. Тоже говорят, что, кто подслушает что-либо у франкмасонов тайно, тот оглохнет. В народе называли их фармазоны.

  Чуранье, чураться, говорить «чур меня» – значит ограждать себя от предстоящей опасности, например, от дьявола, а иногда в играх. Чур у древних славян был богом, хранителем межей, полей, пашен и властителем над чертями. Поэтому-то его всегда как оберегателя призывали в крайней опасности и старались заручаться.

  Юбка (примета). Если у замужней женщины при надевании юбка завернется, то это, по суеверию баб, считается, что в тот год та женщина родит.

  Яйца (примета). Под наседку назначенные яйца не должно переносить чрез реку или канал, потому что оттого не будет цыплят, а нужно непременно в шапке переносить с места на место, чтобы куры были с мохнатыми ногами и с хохлами.

  Ячмень на глазе – чирышек, если сядет на глазу, то чтобы он уничтожился, стоит только не в примету тому, кто его имеет, слегка плюнуть в больной глаз или поднести к больному глазу кукиш, говоря: «Ячмень, ячмень! Вот тебе кукиш, что хочешь, то и купишь, купи себе топорок, секи себя поперек» – и уверяют, что от этого болезнь скоро проходит.

"Русский народ.
Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия"

Дата публикации:



назад      в оглавление      вперед



М. Забылин. Русский народ



Приметы и симпатии


Лого www.rushrono.ru




КОММЕНТАРИИ

1 Карамзин. Ис. гос. Росс. Т. II. Прим. 113.

2 См. Абевега русских суеверий. 1786. С. 226.

3 Как известно, ласточка, бойко летая, ловит маленьких насекомых. Может быть, когда-нибудь поймала на вымени коровы муху и острым носиком повредила вымя, вот и пошла примета.

4 См. Абевега русс. суеверий. 1786. С. 230.

5 О заблуждениях и предрассуд. Сальга. Спб., 1856.

6 Понятно, чтобы яйца не были слишком остужены, эта примета хозяйственная.

7 Абевега русских суеверий.


ПОДЕЛИТЬСЯ