История России

в датах






Колдуны и чернокнижники


  По всеобщему убеждению, демон – падший дух, не имеющий формы видимой, между тем как влияние духа ощутительно для человека. Дух добра влияет на человека благодетельно, между тем как дух зла действует на нрав противоположно, растлевая нравы и раздувая порочные страсти.

  Если действуют оба духа разом, то, по мнению гностиков, развивают в человеке сомнение, недоумение, вопрос, борьбу чувств. Влияние духа ощутительно, и если материалисты отрицали существование этих сил, враждебных между собою, то, во всяком случае, зло и добро существуют на свете так же, как два противоположных полюса магнита, катод и анод в электричестве, как полезные и вредные работы в механике и пр.

  Человек, будучи еще в начале своего развития, уже чувствуя влияние на ум со стороны возмущающей или успокаивающей силы, по-своему выражал эти влияния в форме басни, а художественное настроение олицетворяло эти психические влияния посредством статуй и других изображений; так видим у греков – олицетворение жизни и страстей в формах людей более или менее изящных форм, выражая тем мир существенный и человеческие страсти. В египетской и индийской мифологии мы видим изображение людей, зверей, птиц и других фигур. Хотя эти изображения для многих темны, во многом не разобраны, но и здесь та же мысль борьбы между злом и добром, владычество Творца над вселенной и господство страстей над человеком.

  Совсем другое мы замечаем в славянской мифологии, хотя результат был впоследствии один и тот же, как и у западных народов Европы. Древние невежественные славяне, вопреки грекам, римлянам и другим народам, приносили в жертву не только скот, но и людей. Изображали своих богов страшными, безобразными, с рогами, длинными ушами и боялись своих богов как сильных, грозных и страшных и жертвами своими думали их умилостивить, дабы избежать их гнева. Жрецы, стоявшие во главе народа, из своих выгод требовали различного рода жертв и распространением лжебожия сами поддерживали этот страх к богам в своем народе. По этой причине, когда во времена св. Ольги и св. Владимира христианская вера проникла в Россию, то она не повсюду и не сейчас подавила славянское язычество, что видим из борьбы Ильи Муромца с Соловьем-разбойником, который, по сказаниям, был никто иной, как беглый жрец, скрывшийся в лесах, что и могло случаться со многими жрецами и многими идолопоклонниками, державшимися упорно своего язычества и бежавшими от преследования, так как при этом начала возникать вражда между новыми христианами и язычниками и образовались две партии, поддерживаемые духом убеждения. У христиан укрепилась мысль, что язычество ложно, что язычники верят и поклоняются духу злобы. Со своей стороны, язычники, ослабленные притеснениями правительства, искали случая всячески вредить христианам, и вот почему в наших старинных сказках и легендах язычники признаются за поклонников злого духа, потому что поклоняются духу злобы1, и будто бы имели сношение с злыми духами или сатаною; так как жрецы у славян назывались волхвами2, то самое идолослужение называлось «волхование», которое впоследствии получило значение волшебства.

  Нельзя не отдавать справедливости и тому мнению, что во времена св. Владимира и после него еще были тайные капища, где совершались языческие мессы и куда, может быть, ходили не одни язычники, а ложно-христиане, не подавившие в себе бесследно прежних убеждений и потому являлись для испрашивания себе у богов милости, помилования или за советом к волхву, который, со своей стороны, употреблял все хитрости или обманы, чтобы удовлетворить колеблющегося христианина и убедить его в силе ложных богов. Даже самые верные христиане для узнавания своей судьбы или из других корыстных целей, чего, разумеется, не могли добиться от христианских пастырей Церкви, обращались к волхвам, и те, не отказываясь, открывали тайну будущего и вообще старались удовлетворить их, чтобы только поддержать уважение в языческой вере. Таким образом, на Руси укрепилось убеждение в силу чар, в волхование и в возможность при помощи злого духа производить чудеса. А затем возникла боязнь к колдунам, людям, отвергнувшим истинного Бога и поклонявшимся сатане. Понятно, что язычники того времени, вооруженные злостью против новой религии и ее последователей, не щадя средств, где только была возможность, губили христиан, если не открыто, то тайно подстрекаемые своими волхвами.

  Точно такое же брожение умов, по причине водворения христианства, между язычниками и та же самая вражда возникла в Западной Европе; чем более возрастало число угодников, тем более появлялось колдунов и чародеев как отступников истинной христианской веры.

  Истинная Христова вера, проповедуя веру, надежду и любовь в истинного Бога и любовь к ближнему, незлобию и вообще добродетель, не удовлетворяла даже обращенных христиан; они помнили, что жрецы-язычники, населяя священные дубравы или совершая свою мессу богам, в то же время умели предсказывать будущее, врачевали болезни, насылали и снимали порчу с людей и скота, возбуждали стихии и даже умели превращать людей в животных своими заговорами и заклятиями. Они знали множество метеорологических примет, силу и действие многих полезных и вредных трав, которыми умели пользоваться, и, весьма вероятно, что они иногда применяли в своих действиях животный магнетизм, хотя, может быть, совершенно бессознательно. Вызывание теней усопших и духов тоже было их обычным делом, о чем до нас дошли самые положительные свидетельства, чем удостоверяет нас Св. Писание, когда волшебница вызвала по просьбе Саула тень Самуила. А между тем кроткая христианская религия не допускала в своих догматах ничего противоестественного, никакой злобы, а требовала отречения от зла и внушала кроткую любовь, человеколюбие и прощение обид. Кроткие христианские пастыри действительно, кроме своей миссии и служения Богу, подавали советы, даже некоторые врачевали болезни; но было ли в духе христианства производить все то, что видел народ в тонких обманах своих прежних волхвов?

  Может быть, и сетовал, что нет прежних жрецов, обладавших таким могуществом, которым не обладают новые учители веры… И вот стали появляться люди к услугам новых христиан и начали исследовать и изучать науку волхвов, к сожалению, будучи даже от рождения христианами; это началось с первых веков христианства, но развилось после VIII и IX столетий. В конце XIII века существовало уже много книг о чародействе на языках: арабском, латинском, итальянском, французском, голландском, английском и др. Но говорят, что таких книг более всего было в Германии и Голландии. Эти книги назывались черными книгами, а кто ими занимался и изучал магию – чернокнижником, что значило – «колдун, чародей». Чтение этих книг так распространилось, что превратилось в своего рода манию (страсть) и в довольно больших размерах на западе Европы. В книгах этих преимущественно излагались правила, как вызывать духов и как повелевать ими.

  Страсть к чернокнижию развилась до такой степени, что сделалась любимым занятием папы Сильвестра II , Льва III и Гонория III. Некоторые германские императоры, короли, князья, знаменитые ученые, как то Альберт Великий, занимались чернокнижием и заставляли злых духов (будто бы) повиноваться их приказаниям. Чародеи и колдуны, по мнению того времени, до того размножились, что из десяти человек непременно предполагался один колдун.

  Существовало в Западной Европе такое мнение, что каждый колдун обязуется демону делать всем людям зло за то только, чтобы пользоваться для себя всеми земными благами, то есть могуществом и богатством, и в знак такого союза он писал под диктовку сатаны договор на пергаменте из кожи мертвеца-удавленника собственною кровью. Дьявол, кроме этого договора (будто бы), накладывал печать на тело своего союзника и в замен того награждал его требуемым на все время заключенного договора. Печати дьявола не причиняли боли, как говорит История инквизиции.

  Наконец, в XV столетии чародейство достигло высшей степени своей славы. Начиная от владетельных особ до последнего поселянина, все читали с жадностью черные книги: куда принадлежали, между прочим: Красный Дракон, Эйхиридион папы Льва III и Гримуар папы Гонория VI, Черный ворон или чародейные творения Альберта Великого. Даже прелаты были не лишены этого любопытства.

"Русский народ.
Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия"

Дата публикации:



назад      в оглавление      вперед



М. Забылин. Русский народ



Колдуны и чернокнижники


Лого www.rushrono.ru




КОММЕНТАРИИ

1 Славяне поклонялись Чернобогу или Лютобору, богу злобы.

2 Название древнее, происшедшее от древнего бога, именуемого Волохом, которому тоже приносили в жертву людей.


ПОДЕЛИТЬСЯ