Дивьи люди

Дивьи люди

Песьи пещеры

  Давным-давно объявились вдруг близ реки Медведицы песиглавцы. Немного их было – две-три дюжины выродков, – а урон наносили немалый. То путника одинокого лютой смерти предадут, то исхитят пригожую молодку. Бросятся мужики в погоню, а тех песьих голов и след простыл, будто сквозь землю провалились. А был в деревне дряхлый-предряхлый знахарь Светун. Время от времени он обмирал и лежал недвижно, а когда в себя приходил, дивно рассказывал о том свете, куда душа его во время обмиранья улетала. И вот сызнова пришел в себя Светун, да и молвит:

  – Люди добрые, знайте: зверюги эти, песиглавцы, поселились в пещерах, что на правом берегу Медведицы, близ дубовой рощи. Там я их и увидал во время своего вещего сна. И три наши девки украденные – там же, в пещерах.

  – Поди-ка сунься в оные пещеры, – в страхе пробормотал кто-то из мужиков. – Перебьют по одному. К тому же там входов-выходов десятка полтора, не менее. Тут надобно все хорошенько обмозговать…

  Светун тогда говорит:

  – А мы песьи головы перехитрим. Надобно невдалеке от пещер снарядить трех-четырех наших девок в ратном одеянии, с луками, мечами и щитами. Пусть одна притворится мертвой, со стрелою, вроде бы торчащей из горла, а подружки ее пусть на все лады голосят по убиенной и проклинают песиглавцев. Те на бабий дух падкие – спасу нет! Непременно выедут из пещер на разведку, захотят наших девок в полон взять. Тут пусть уж они, голубушки, отбиваются как могут, пока мужики из засады выскочат – с другой, подветренной стороны, чтоб не учуяли врага зверюги. Помните: у них и кони с песьими головами и звериным нюхом, их тоже надобно остерегаться. Главное дело – захватить живьем хоть одну образину: он нам ой как сгодится!

  Долго дивовались мужики ясному уму и хитрости столетнего старца. И все же кое-кто засомневался:

  – Где ж нашим девкам выстоять против выродков песиглавых? Непривычны наши голубицы ратоборствовать.

  – Стало быть, надо выбрать тех девок, что покрепче и похрабрей. И за месяц-другой обучить их воинскому кровавому делу.

  На другой день собралась на совет вся деревня. Судили-рядили, как быть. Порешили наконец, уже ближе к полудню: исполнить все, как замыслил Светун. А пятеро молодок сами вызвались на смертное дело.

  И ведь сбылись, сбылись вскоре предначертания Светуна! Двух песиглавцев мужики порешили в схватке, а одного в плен захватили. Сперва молчал он как рыба, а когда подтащили его к железному острейшему колу, чтоб на оный кол задницей посадить, завизжал, забился – и от страха лютого указал все потайные ходы-выходы из пещер. Тут-то сызнова изумил всех знахарь: велел в одночасье у всех нор и лазов зажечь горючую серу. Дым пополз внутрь пещер – и вскоре начали оттуда выползать воющие песиглавцы. Перебили их, ясное дело, всех до единого. А потом и девицы пленные выскочили, чуть живые от страха. Небось уже и света белого увидеть не чаяли!

  Много чего о житье-бытье проклятых песиглавцев понарассказали они на том пиру, что устроился в селе после победы над нечистью. Жаль только, не пировал вместе со всеми столетний старец Светун: сызнова впал в обмиранье.

  А пещеры, что близ рощи дубовой на другом берегу Медведицы, с тех пор так и зовутся – Пёсьи пещеры.

Из "Переяславского летописца"

  Новгородец Гюрята Рогович послал отрока своего разведать в Югорскую землю. Люди же югорские рассказали отроку: "Дивное видели мы чудо… На излучине моря есть горы высотою до небес, и в горах тех слышен крик великий, и говор, и стенания: то заключенные внутри горы дробят породу, стремясь выйти на свет божий. И в одной из скал просекли они малое оконце, и что-то говорят, но язык их непонятен. Иногда они указуют перстами на железо и просят их железом снабдить. Дорога же к тем горам изобилует пропастями, снегами и непроходимыми лесами, попасть туда трудно. Подобные же горы с подземными обитателями встречаются и дальше по пути на север…"


  Хвостатые песиголовцы, уроды с огромными ушами, в которые они заворачивались, как в одеяло, одноглазые циклопы с лицом на груди, – о каких только диких людях не рассказывали путешественники древности, возвращаясь из дальних и опасных странствий! Подобные же рассказы проникали на Русь из Византии, с Запада, когда возникла переводная литература. Страх перед неведомо откуда взявшимися завоевателями-половцами, монгольскими ордами также породил чудовищ. В наших былинах Соловей-разбойник – получеловек-полуптица.

  Тугарин Змеевич скачет на крылатом коне. У великана Идолища поганого голова – с пивной котел, а руки – огромные грабли.

  Освоение русскими безмерных пространств Европейского Севера и Сибири также сопровождалось рассказами о чудесах. Один купен якобы видел "подземных людишек", обитающих в глубоких пещерах. Другой столкнулся с "само-ядью" – народом, имеющим рот на темени, и поедала эта самоядь себя самое. Третий подробно описывал получеловеков об одном глазу, одной руке и одной ноге, которые, чтобы сдвинуться с места, принуждены были складываться надвое – и тогда бегают с изумительной быстротой. Они плодятся, выделывая себе подобных из железа. Дым и смрад, исходящие из их кузниц, разносят по белому свету повальные болезни: мор, оспу, лихорадку и т.д.

  Похожи на складывающихся получеловеков оплетай, или половайники. Они как бы половинки одного и того же человека. Существовали правые и левые оплетай. Когда два разносторонних половайника встретятся, они обвязываются одним кушаком и таким образом очень быстро бегают, как бы составляя одного человека.

  Наиболее интересны среди дивьих людей амазоны и песиглавцы.

  Согласно древним преданиям, амазоны живут где-то в Индейском царстве (так раньше называли чуть ли не все южные, неведомые государства). А может быть, еще дальше. Прежде всего под этим именем разумелись люди с темным цветом кожи. В быту их называли аранами и арапками, ну а в страшных сказаниях – амазонами. Именно их, наверное, именуют в заговорах "черными муриями" – неведомой и враждебной человеку силой. Скорее всего, чудом залетевшие на Русь сказания об амазонках – женщинах-воительницах – получили такое странное толкование. Во всяком случае, амазонов представляли себе свирепыми и воинственными, вооруженными луком и стрелами, верхом на диких конях, – точь-в-точь как амазонок!

  Песиглавцы – баснословное племя, жившее на южных границах славянских племен. О нем упоминает и Геродот в своей "Истории". Песиглавцы были существа с песьими головами и мордами, а потому отличались необычайной выносливостью, свирепостью и жестокостью. Впрочем, люди все-таки соображали лучше, а потому могли противопоставить безудержной злобе песиглавцев хитроумие и смекалку. Постепенно племя это было все повыбито в войнах, до которых песиглавцы были большие охотники, – и никого из них на свете не осталось.

  По некоторым позднейшим народным легендам, дивьи люди до сих пор обитают близ Волги, в Змеиной пещере, вместе с прикованным там к стене Стенькою Разиным, которого сосет за сердце летучий змей.


"Русские легенды и предания"

Дата публикации:

назад      в оглавление      вперед

Дивьи люди



Лого www.rushrono.ru






Поделиться: