История России

в датах

ВОИНСКИЙ ТРАКТАТ X в.

  Анонимный воинский трактат об организации лагеря и воинской тактике в рукописных списках сохранился без указания автора. Автор сочинения касается и различных бытовых ситуаций, стычек в ущельях (клисурах), методов осады и атаки. Исторические примеры черпаются из опыта войн с соседями, к которым относятся как болгары, так и более отдаленные — печенеги, турки (венгры), а также росы. Таким образом, памятник отражает ситуацию второй половины X в. Автор представляется не столько книжным теоретиком, сколько человеком практического воинского опыта, знакомого с битвами с болгарами. Император, к которому обращен трактат идентифицируется чаще с Василием II или с Никифором Фокой. В первом случае тогда речь может идти о болгарских войнах 991-995 гг.

  В главе о походном марше упоминаются росы как составной контингент византийской армии. В другом случае в рекомендациях о ночном нападении на лагерь неприятеля говорится о русских всадниках.

  Издание: Three Byzantine Military Treatises / Ed. by G. T. Dennis. Washington, 1985.

  Перевод: Два византийских военных трактата конца X в. / Пер. В.В. Кучмы. СПб., 2002. С. 319-390.

  Литература: Graux 1875. Р. 76-89; Кулаковский 1900. Т. VII. С. 646-660; Vari 1901; Кулаковский 1903. Т. 10. С. 63-91; Lammert 1938. Bd 31. S. 389-411; Кучма 1966. Вып. 4. С. 31-56; Dagron, Mihaescu 1986.

ОБ УСТРОЙСТВЕ ЛАГЕРЯ

Византийский легионер  X. О марше

  Пусть император имеет при себе собственных токсотов, если пожелает; пусть при нем будут также росы1 и малартии2. Если где-нибудь по пути движения армии встретятся поселения, пусть будут отправлены слуги для добывания всего необходимого.

  Прибыв на место лагерной стоянки, эти таксии3 не должны сразу же разрушать свой строй, но, отступив немного в сторону, должны расположиться вокруг лагерной стоянки, чтобы прислуга успела полностью установить палатки. После того как лагерь будет установлен, пусть по две таксии из каждых фланговых и одна из авангардных будут расставлены снаружи, остальные же таксии пусть будут впущены в лагерь...


  XVIII. О дукаторах и катаскопах

  Поскольку не следует пренебрегать ничем, что направлено к общему благу армии, необходимо иметь опытных и знающих дукаторов4, всячески им покровительствовать, их опекать и о них заботиться: ведь без них ничего хорошего не может быть достигнуто. Мы называем дукаторами не просто тех, которые хорошо знают дороги, — ведь это может знать и любой поселянин, — но тех, которые, в дополнение к знанию дорог, способны успешно управлять переходом войска через клисуры [т.е. теснины], предвидеть и предусмотреть истинную протяженность дневных переходов и отыскать места для просторного лагеря, удобные и обеспеченные в изобилии водой, и, исходя из состояния вражеской земли, точно сообщить вторгнувшемуся в нее войску, в каких пределах можно опустошать страну и обращать ее жителей в рабство.

  Надлежит также выдвинуть вперед многочисленных и подходящих хосариев, которых люди с востока именуют трапезитами5, и пусть они постоянно то в одном, то в другом месте проникают во вражескую землю для захвата в плен людей, чтобы через последних точно узнавать о намерениях врагов, готовы ли они действовать или ожидают помощи союзников, и чтобы, короче говоря, ничто из задуманного ими не осталось незамеченным.

  Подобно им в высшей степени полезны катаскопы6: проникнув во вражескую страну, они могут точно изучить врагов и сообщить тем, которые их послали. Доместику7 и пограничным стратигам8 разрешается иметь катаскопов не только среди болгар, но и среди других пограничных народов, обитающих в землях печенегов, и турок, и росов, чтобы ничто из замышляемого ими не оставалось нам неизвестным. Иногда пленные, захваченные вместе с женами и детьми, принесут больше пользы, чем иные из катаскопов. Связав их обещанием стратегов предоставить им свободу вместе с женами и детьми, их следует направить на разведку, и когда они возвратятся после изучения всего того, чтс касается их соотечественников, они расскажут только правду.


  XIX. О прохождении клисур, не занятых неприятелями

  За несколько дней до того, как войску предстоит вступить на вражескую территорию, пусть будут отправлены дукаторы, катаскопы и хосарии, чтобы хорошо изучить все дороги и узнать, не заняты ли они неприятелями. И если станет известно, что они не заняты, тогда нецелесообразно вводить войско в неудобную местность; ведь вражеские нападения обычно случаются после того, как начался переход через тесные места. Если же какая-либо необходимость вынудит пройти именно по таким дорогам, за один или за два дня должен быть послан отряд пехоты, возглавляемый мужественным и знающим архонтом и имеющий больше токсотов и аконтистов, чем оплитов. Если есть возможность, пусть и отряд конников там будет присутствовать и взаимодействовать с пехотинцами с целью их большего воодушевления. Также следует идти с ними более опытным дукаторам и таксиархам, служившим на Западе, которые знают такую местность более детально, чем другие. Архонт должен постараться захватить все самые высокие точки местности или же оборудованный фрурион9, если окажется, что он знаходится в данном месте, и пусть оттуда он надежно удерживает не только ту дорогу, по которой предстоит перейти армии, но также с большим рвением охраняет все остальные дороги, предоставляющие возможность для подхода по ним неприятельского войска, чтобы враги не были в состоянии ниоткуда напасть на армию, находящуюся в невыгодной позиции, и нанести ей урон в этих условиях.

  После надежного занятия дороги архонт должен доложить нашему священному императору, и после этого следует приступить к переходу. Пусть будут выделены две таксиархии, которым надлежит идти впереди кавалеристов, неся с собой секиры и топоры для расчистки пути, где это потребуется. Командиру двух передовых таксиархии должно быть дано императорское распоряжение, чтобы на всем протяжении этой дороги, где обнаружатся сколько-нибудь сужающиеся и труднопреодолимые места, он оставлял бы часть пехотинцев, чтобы удерживать и охранять их до перехода всего войска. Позади этих пехотинцев должны следовать передовые формирования кавалерийских таксий нашего священного императора, после них — пехотинцы, которые следуют вместе с императором, то есть росы10, малартии и токсоты, за ними — наш священный император с его окружением и в сопровождении соответствующих кавалерийских таксий, а после них пусть переходит остальное войско в той последовательности, как нами каждому было предписано. Две таксиархии, идущие впереди всего войска, должны сохранять походный порядок вплоть до их размещения в лагере, точно так же как и все остальные. Позади всех, в том числе и саки, должны следовать две таксиархии пехотинцев. Архонт, заранее овладевший дорогами, не должен их оставлять, пока не перейдет вся армия целиком, но лишь после того, как перейдут все, пусть тогда и он перейдет самым последним вместе с подчиненными ему людьми.


  XXV. О том, как нужно атаковать лагерь врагов ночью

  Если осажденные враги поддерживаются извне своими соплеменниками и благодаря этому остаются неуязвимыми вопреки нашим стараниям, необходимо через пленных, катаскопов или перебежчиков узнать, в каком месте эти соплеменники располагаются и каковы их силы. Если они не очень далеко от нашего войска, а на расстоянии не больше одного дневного перехода, так что есть возможность, начав марш вечером, до рассвета достичь их лагеря, тогда император, выделив значительные силы кавалеристов, превосходящие те, которые имеются у врагов, и взяв с собой пехотные части аконтистов и токсотов и некоторых из оплитов, имеющих лучших вьючных лошадей, а также верховых росов11, — оставив, конечно, на защиту собственного лагеря от врагов достаточное войско, — должен выступить в сопровождении опытных дукаторов, так чтобы никто, за исключением его советников, не знал, куда он направляется. К тому же следует идти на врагов не беспорядочно и не как придется, но пусть каждая таксия следует одна за другой строем и соблюдая тишину, причем пехотное войско пусть следует позади всех кавалерийских таксий, а кавалеристы пусть идут вместе с росами, и если они перед рассветом атакуют врагов, застигнутых врасплох, они с помощью Божьей завершат великое дело. Даже если враги, будучи настороже, вступят в сражение, они, оказавшись слабее, потерпят поражение, если Бог не допустит, чтобы с нашей стороны случился какой-либо промах.

(Перевод В.В. Кучмы. 2002. С. 350-351, 359-363, 378-379)


Воинский трактат X в.



в раздел




КОММЕНТАРИИ

1 Росы — контингент наемников силой до одной тагмы, возможно, варяжского происхождения. Токсоты — лучники.

2 Малартии — воинское подразделение, вероятно, силой до одной тагмы. В анализируемом сочинении малартии упоминаются дважды (второй раз в гл. XIX) и в обоих случаях вместе с росами: в других военных трактатах термин не встречается. По предположению Дж. Дэнниса (Dennis 1985. Р. 283, п. 2), на вооружении малартиев были копья (дротики), мечи и щиты, что отличало их от лучников. Ж. Дагрон (Dagron. Mihaescu 1986. P. 155, п. 63) вполне уверенно полагает; что речь идет о пехотном контингенте, имеющем на вооружении булавы или, что более вероятно, копья, — это противопоставляет их росам, вооруженным секирами.

3 Воинские подразделения.

4 Предводители (от лат. ducator).

5 Хосарии, или трапезиты — здесь: мобильные воинские отряды, используемые для разведывательных рейдов на вражескую территорию.

6 Лазутчики.

7 Доместик (схол) — здесь: военный руководитель одного из двух независимых территориальных командований, созданных во второй половине X в. (судя по контексту имеется в виду доместик схол Запада). Доместикам схол Запада и Востока были подчинены все вооруженные силы империи, расположенные на соответствующей части ее территории.

8 Пограничные стратиги — здесь: главы пограничных военно-административных округов — фем. В результате реорганизации военной и административной структуры империи, проведенной в конце X — начале XI вв., стратиги пограничных фем перешли в подчинение правителям новых крупных административно-территориальных образований (дукам и катепанам). Катакоскопы — лазутчики. Токсоты — лучники, аконтисты и (г)оплиты — легко- и тяжеловооруженное войско. Дукаторы и таксиархи — командующие подразделениями.

9 Фрурион — здесь: разновидность укрепленного пункта, предназначенного для укрытия в нем местного населения. В этом основном значении термин используется в "Стратегиконе Маврикия" (IX.3; Х.2).

10 Наемный контингент варяго-русской дружины.

11 Важное указание на наличие у росов конницы.


ВОИНСКИЙ ТРАКТАТ X в.