История России

в датах

"САГА ОБ ИНГВАРЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКЕ"

  "Сага об Ингваре Путешественнике" ("Yngvars saga víðförla") традиционно относится исследователями к группе саг о древних временах, хотя ее сложно безоговорочно отнести к этому виду саг. В ней присутствуют элементы, сближающие ее с королевскими сагами; Херманн Паулссон и П. Эдварде определили ее как миссионерскую сагу, а ее содержание позволяет видеть в ней также сагу об исследовании дальних территорий. В "Саге об Ингваре" повествуется о походе по Восточной Европе, совершенном воинским отрядом под предводительством шведского хёвдинга Ингвара в первой половине XI в. Историческая достоверность похода засвидетельствована руническими надписями на камнях, установленных вблизи оз. Меларен, в которых превозносится храбрость воинов, участвовавших в этой экспедиции. Сага, однако, является сложным произведением, вобравшим в себя исторические сказания и фольклорные мотивы разных народов и относящиеся к разному времени. С учетом этого, создание "Саги об Ингваре Путешественнике" следует датировать временем не ранее середины XIII в.

  Основные рукописи: AM 343 a 4to, вторая половина XV в. (A); GKS 2845 4to, середина XV в. (В); AM 343 с 4to, конец XVII — начало XVIII в. (С); Rask. 31 4to, рубеж XVII-XVIII вв. (D).

  Издание: Yngvars saga víðförla jämte ett bihang om ingvarsinskrifterna / Emil Olson. Kobenhavn, 1912 (Репринт в кн.: Глазырина Г.В. Сага об Ингваре Путешественнике: Текст, перевод, комментарий. М., 2002. С. 201-249).

  Переводы: Рыдзевская 1978. С. 88 (фрагмент); Глазырина 2002. С. 250-271; Пряди истории. С. 129-166.

  Литература: Мельникова 1976б; Simek, Hermann Pálsson 1987. S. 399-400; Wolf 1993. P. 740; Глазырина 2002.

"САГА ОБ ИНГВАРЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКЕ"

1

  Эйриком звался конунг, который правил Свитьод1. Он был назван Эйриком Победоносным2. Он взял в жены Сигрид Гордую3, но расстался с ней из-за ее тяжелого нрава, потому что она была женщиной самой упрямой во всем, что бы ни происходило. Он дал ей Гаутланд4. Их сыном был Олав Шведский5. В то время Норигом6 правил ярл Хакон7, и было у него много детей. Но мы немного расскажем о той из его дочерей, которую звали Ауд8. У конунга Эйрика была еще дочь, которая не названа по имени. К ней посватался хёвдинг Свитьода, которого звали Аки, но конунгу показалось унизительным выдать свою дочь замуж за человека незнатного происхождения. Немного позже посватался к ней конунг фюлька9 с востока из Гардарики10, и согласился конунг отдать за него девушку, и уехала она с ним на восток в Гардарики. Некоторое время спустя туда нагрянул Аки и убил того конунга, а дочь Эйрика забрал с собой и увез домой в Свитьод, и готовит для нее свадебный пир.

  [Конунг Эйрик не простил Аки убийство своего зятя и подстраивает, чтобы его убили прямо во время свадебного пира. Дочь Эйрика со своим сыном Эймундом живет при дворе сначала у своего отца, а затем у своего брата Олава Шведского. Эймунд становится дружен со своей двоюродной сестрой Ингигерд, дочерью Олава11. Повзрослев, Эймунд не может примириться с утратой тех владений, которые после смерти отца могли бы перейти к нему по наследству. За то, что он вступил в бой с двенадцатью воинами Олава, собиравшими дань в землях его отца, и всех убил, Эймунд был объявлен вне закона и должен был покинуть страну.]

(Перевод: Глазырина 2002. С. 201)

2

  Несколько зим спустя посватался к Ингигерд тот конунг, который звался Ярицлейв12 и правил Гард[арики]. Она была ему отдана, и уехала она с ним на восток13. Когда Эймунд узнал эту новость, то отправляется туда, на восток, и конунг Ярицлейв принимает его хорошо, а также Ингигерд и ее люди, так как в то время большое немирье было в Гардарики из-за того, что Бурицлейв14, брат конунга Ярицлейва, напал на государство. Эймунд провел с ним 5 битв, но в последней был Бурицлейв пленен и ослеплен и привезен к конунгу15. Там получил он (Эймунд. — Г.Г.) огромное богатство серебром и золотом, и различными драгоценностями, и дорогими предметами. Тогда Ингигерд послала людей к конунгу Олаву, своему отцу, и просила, чтобы он отказался от тех земель, которые принадлежали Эймунду, и лучше им помириться, чем ожидать, что тот выступит с войском против него; и можно сказать, что на том и порешили. В то время, о котором рассказывается, Эймунд был в Хольмгарде16, и провел много битв и во всех побеждал, и отвоевал и вернул конунгу много земель, плативших дань. Затем захотел Эймунд посетить свои владения, и берет большое и хорошо снаряженное войско, потому что не было у него недостатка ни в деньгах, ни в оружии. Вот идет Эймунд из Гардарики с большим почетом и всенародным уважением, и приходит теперь в Свитьод, и утверждается там в своем государстве и владениях, и тотчас задумал он жениться, и берет в жены дочь могущественного человека, и родился у него с ней сын, которого зовут Ингвар17.

  [Эймунд, однако, был в немилости у конунга Олава. Когда его сын Ингвар повзрослел, он стал выполнять поручения конунга и всегда с ними справлялся. Хотя он приобрел большой почет и славу, Ингвар хотел получить титул конунга и просил Олава об этом, но Олав, ссылаясь на законы, ему в его просьбе отказал.]

(Перевод: Глазырина 2002. С. 4-5)

3

  Тогда собирается Ингвар покинуть страну (Свитьод. — Г.Г.), чтобы отыскать для себя чужеземное государство, и набрал себе войско в стране и людей для тридцати кораблей. [...] Через некоторое время отплыл Ингвар из Свитьода на 30 кораблях, и не спускал паруса до тех пор, пока они не пришли в Гардарики; и принял его конунг Ярицлейв с большим почетом18. Пробыл там Ингвар три зимы19 и научился говорить на многих языках. Он услышал рассказы о том, что с востока по Гардарики текут три реки, и самой большой была та, что находится посередине20. Тогда стал ходить Ингвар по Аустррики21, и спрашивал, не знает ли кто из людей, откуда та река течет, но никто не мог ему этого сказать. Тогда снарядился Ингвар в путь из Гардарики, чтобы пройти и узнать, насколько длинна эта река. Он дал возможность епископу освятить для него топор и кремни22. Четыре человека [из тех, кто] отправились с Ингваром, названы по имени: Хьяльмвиги и Соти, Кетиль, которого прозвали Гардакетиль, — он был исландцем — и Вальдимар23. После этого поплыли они по реке с 30 кораблями, и держит Ингвар курс на восток.

  [Во время плавания по реке путешественники сначала встречают великана, а затем летающий дракон, извергнув из пасти яд и огонь, губит их корабль и находящихся на его борту людей.]

(Перевод: Глазырина 2002. С. 211-212)

4

  Затем плыл Ингвар по реке много дней. Там возвышались города и большие селения, и увидели там они прекрасный город. Он был построен из белого мрамора. [Среди людей, находившихся на берегу, была королева этой страны.] Тогда сошел Ингвар с корабля, и подошли они к знатной женщине. Она спросила, кто они и куда они направляются. Но Ингвар не отвечает, потому что он хотел узнать, могла ли она говорить на разных языках; и оказалось, что она могла говорить на латыни, по-немецки, по-датски и по-гардски24, и на многих других [С: языках], которые были в ходу на Аустрвеге25. А когда Ингвар понял, что она может говорить на этих языках, тогда назвал он ей свое имя и спросил, как ее зовут и каково ее положение. "Меня зовут Силькисив26, — сказала она, — и я — королева этой земли и государства". Тогда пригласила она с собой в город Ингвара со всеми его людьми. Он принял приглашение. [Жители страны, где оказались путешественники, придерживались языческой веры и отправляли языческие ритуалы. Ингвар постарался оградить своих людей от контактов с местным населением. Он вел длительные разговоры с Силькисив, в ходе которых она решила принять христианство. Ингвар, однако, отказался от предложения Силькисив стать ее мужем и конунгом в ее стране и продолжил путь.]

(Перевод: Глазырина 2002. С. 214-216)

5

  Тогда Ингвар поплыл вдоль по реке, пока не приходит он к большому водопаду и глубокой расселине. Скалы там были настолько высоки, что они вытянули канатами свои корабли. Затем они втянули их обратно в реку, и так плыли они долго, не приметив ничего особенного27.

  [Путешественники остановились на зимовку в г. Гелиополь28, которым правит конунг Юльв29. Жители страны были язычниками, и потому Ингвар постарался изолировать от них своих людей. Из разговоров с Юльвом Ингвар узнал, что источник реки, по которой он и его люди шли, находился недалеко от Раудахав30, рядом с которым большой водоворот, и отряд Ингвара направился туда.]

(Перевод: Глазырина 2002. С. 216)

6

Великан  Когда прошла зима, ведет Ингвар свое войско, все невредимое, из государства Юльва; и, пройдя недолгое время, подошли они к большому водопаду. От него так сильно вздымалась вода, что пришлось им пристать к земле. Но когда они сошли на землю, увидели они следы большого великана; они были восьми футов длиной. Там были такие высокие скалы, что они не смогли канатами вытащить корабль. Они повели свои корабли вдоль скал, там, где река и потоки стихали. В скалах там был небольшой проход, и там сошли они на землю, которая оказалась ровной и влажной. Ингвар велел тогда валить деревья и ладить [из них] орудия, чтобы копать, и они так и сделали; затем стали они копать, измеряя глубину и ширину рва от того места, где в него должна была влиться река. Работали они так долго, что месяцы миновали, пока они смогли там пройти на кораблях31.

(Перевод: Глазырина 2002. С. 218-219)

7

  Они поплыли теперь до того места, где река разделяется на рукава, и видят они, что 5 островов передвигаются и направляются к ним. Ингвар приказал своим людям быть начеку. Он велел высечь огонь из освященной трутницы. Вскоре один остров подплыл к ним и обрушил на них град камней; но они прикрылись [щитами] и выстрелили в ответ. А когда викинги встретили сильное сопротивление, то принялись они раздувать кузнечными мехами ту печь, в которой был огонь, и от этого возник сильный грохот. Там находилась медная труба, и из нее полетел большой огонь на один корабль, и он в считанные минуты сгорел дотла. А когда Ингвар увидел это, пожалел он о своей потере и велел принести ему трут с освященным огнем. Затем он согнул свой лук, и положил на тетиву стрелу, и зажег конец стрелы освященным огнем. И эта стрела с огнем полетела из лука в трубу, выступающую над печью; и перекинулся огонь на самих язычников, и в мгновенье ока сжег остров вместе с людьми и кораблями. И подошли другие острова. Но как только Ингвар слышит шум раздуваемых мехов, стрелял он освященным огнем, и разбил он тот дьявольский народ с помощью Господа, так что не осталось ничего, кроме пепла32.

  [После встречи с великаном и драконом отряд пришел к мысу, где находился богатый замок. Один из соратников Ингвара, вызвавшийся провести там ночь, от дьявола узнает о том, что вскоре многих воинов из его отряда настигнет смерть. После того, как они помогли конунгу Юльву из Гелиополя одержать победу над его братьями, в войске распространяется смертельная болезнь, от которой умирает и Ингвар.]

(Перевод: Глазырина 2002. С. 220-221)

8

  [...] затем [они] отправились своим путем и пристали к земле у города Цитополя33. [Тело Ингвара, завещавшего похоронить его на родине, королева Силькисив захотела оставить в своей стране и распорядилась о погребении. Она попросила спутников Ингвара о том, чтобы кто-либо из родственников Ингвара приехал с наставниками "крестить этот народ, а затем построить церковь, в которой будет покоиться Ингвар".] Отправляются теперь они в путь, и было у них 12 кораблей. И когда они проплыли некоторое время, река разделилась на несколько путей, и расстались они, потому что никто не хотел плыть за другим. Но Кетиль держал прямо и приплыл в Гарды34, а Вальдимар на одном судне приплыл в Миклагард35. Мы наверняка не можем сказать, где пристали остальные корабли, потому что люди думают, что большинство из них погибло; и не знаем мы больше ничего, что бы рассказать об Ингваре. Но знаем мы, однако, что много великих подвигов совершил он в этом походе, о которых многое могли бы рассказать мудрые люди. Кетиль, о котором мы сказали, зимой был в Гардарики, а затем летом отправился в Свитьод и рассказал там о тех событиях, которые произошли в их поездке, и туда привез долю имущества Ингвара его сыну, которого звали Свейн, и передал приветствие королевы и ее послание.

(Перевод: Глазырина 2002. С. 229-230)

9

  И когда прошло несколько зим, пришел он (Свейн. — Г.Г.) с большим войском на восток в Гарды и пробыл там зиму36. И рассказывают, что той зимой Свейн пошел в ту школу, что он выучился говорить на многих языках, тех, которые известны людям, ходящим по Аустрвегу37. Потом снарядил он 30 кораблей и объявил, что хочет повести то войско к королеве. У него с собой было много наставников. Высшим среди них был епископ, которого звали Родгейр38. Епископ трижды освятил жеребии и трижды бросил жребий, и каждый раз жребий показывал, что Бог желал, чтобы он ехал39. Епископ сказал тогда, что он с радостью поедет. Вот Свейн начинает свою поездку из Гардарики.

(Перевод: Глазырина 2002. С. 231-232)

10

  И вот, когда они плыли уже долгое время, увидел Свейн, что залив врезается в землю. Он велел там пришвартовать корабли. Они сделали это охотно, потому что многие [из них] были молодыми людьми, а когда они приближались к земле, то видели они замки и много селений. Они увидели, что бегут 8 мужчин, и удивились этому. Один из местных жителей держал в руке перо, и протягивал [сначала] стержень пера, а затем само перо. Они расценили это как знак мира. Тогда и Свейн рукой подал знак мира. Затем пристали они к земле, а местные жители столпились под нависшей скалой с разными товарами.40 Свейн велел своим людям сойти на берег, и стали торговаться с местными жителями, и никто не понимал, что говорили другие. На следующий день опять пошли люди Свейна торговать с местными жителями и торговались с ними некоторое время. Тогда захотел один человек из Гардов41 [приобрести] именно ту шкуру, которую они только что купили. Язычник же рассердился и ударил его кулаком по носу, так что кровь потекла на землю. Тогда тот из Гардов42 вытащил меч и разрубил язычника на две части. Местные же жители разбежались с громкими криками и гамом, и тут же собралось огромное войско. Тогда Свейн велел своим людям вооружиться и выступить против них, и завязалась у них тяжелая и яростная битва, и пало много язычников, потому что все они ничем не были защищены.

  [Победив сначала воинственных язычников, а затем летающего дракона Якуля, Свейн приводит в государство Силькисив священника, который окрестил королеву, а затем и ее народ. Свейн, сын Ингвара, женился на Силькисив и стал конунгом в ее стране. Была выстроена церковь и названа именем Ингвара. Через три года Свейн отправляется домой в Свитьод, чтобы навестить своих родственников.]

(Перевод: Глазырина 2002. С. 235-236)

11

  И когда прошли две зимы, уплывает Свейн из Свитьода. Но Кетиль остался там, и ему довелось слышать, как говорили, что Свейн пробыл в Гардах зиму и весной начал собираться в путь, а в середине лета отплыл из Гардарики, и последнее, что узнали люди о нем, было то, что он поплыл по реке.

(Перевод: Глазырина 2002. С. 246-247)


Сага об Ингваре Путешественнике



в раздел




КОММЕНТАРИИ

1 Свитьод (Svípjóð) — Швеция.

2 Эйрик Победоносный — шведский конунг (?-994 г.). Последний правитель свеев, поддерживавший язычество.

3 Сигрид Властная (или Гордая) — первая супруга Эйрика Победоносного, конунга свеев. Рассказы об этой героине включены в "Сагу об Олаве Трюггвасоне" Снорри Стурлусона, различные варианты "Саги об Олаве Святом", включая версию Снорри Стурлусона в "Круге Земном".

4 Гаутланд (Gautland) — часть Швеции.

5 Олав Шведский (Олав Шётконунг) — конунг свеев (995-1020 гг.), сын Эйрика Победоносного и Сигрид Гордой. Первый христианский правитель Швеции.

6 Нориг (Nórigr) — Норвегия.

7 Ярл Хакон — могущественный хладирский ярл, правивший на севере Норвегии ок. 970-995 гг. Последний языческий правитель Норвегии.

8 Не все королевские саги упоминают Ауд, дочь хладирского ярла Хакона, вторую супругу Эйрика Победоносного. Например, в "Круге Земном" Снорри Стурлусона о ней информации нет.

9 Фюльк — округ, провинция.

10 Гардарики (Garðaríki) — один из топонимов, обозначающих Древнюю Русь в произведениях древнескандинавской письменности.

11 Ингигерд (Ingigerðr) — дочь конунга Олава Шведского; согласно генеалогии "Саги об Ингваре Путешественнике" (см.: Larsson 1990. Р. 29), двоюродная сестра Ингвара. Хотя имя Ингигерд было широко распространено в Скандинавии (в знатных родах Норвегии и Швеции присутствует с раннего времени и упомянуто в рунических надписях. — Owe 1993. S. 43), в сагах оно встречается не так часто. Очевидно, это имя у авторов и слушателей саг устойчиво ассоциировалось с дочерью Олава Шведского, которая в поздних сагах о древних временах стала своего рода примером для создания женских образов: из семи женских персонажей, наделенных им, пять фигурируют в сюжетах, связанных с Русью.

12 Ярицлейв древнескандинавских памятников отождествлен исследователями с русским князем Ярославом Владимировичем (Ярославом Мудрым), князем новгородским в 1010-1016 гг., великим князем киевским в 1016-1018, 1019 — 1054 гг.

13 О браке между Ярославом и Ингигерд сообщается во многих древнескандинавских письменных памятниках (их перечень см.: Джаксон 1994в; Древняя Русь 1999. С. 508-513). Дата заключения брака дискуссионна. Полную историографию вопроса и развернутую аргументацию в пользу 1019 г. как наиболее обоснованной даты см. в кн.: Назаренко 2001. С. 492-498.

14 Бурицлейв — персонаж, упоминающийся в ряде древнескандинавских произведений (наиболее подробно о нем говорится в "Пряди об Эймунде"), отождествлен исследователями со Святополком Владимировичем (Святополком Окаянным), великим князем киевским в 1015 — 1019 гг. Подробнее см.: Глазырина 2002. С. 288-292.

15 О роли Эймунда в противостоянии Ярослава и его брата в "Саге об Ингваре" подробно не рассказывается, однако эти события освещены в "Пряди об Эймунде" (см. также: Джаксон 1994в. С. 87-119).

16 Холъмгард (Hólmgarðr) — древнескандинавское обозначение Новгорода. Подробно об этимологии топонима и литературу см.: Древняя Русь 1999. С. 465-466; Джаксон 2000а. С. 287-290.

17 Ингвар Эймундарсон — главный персонаж "Саги об Ингваре Путешественнике".

18 Хотя отъезд Ингвара из Швеции объяснен в саге личным желанием Ингвара, М. Ларссон, основываясь на летописной статье 1036 г. (ПВЛ. С. 203-204), связывает появление отряда норманнов на Руси с необходимостью привлечения русским князем свежих сил для борьбы с печенегами и датирует поход Ингвара ко двору Ярослава 1036 г. (Larsson 1990. S. 36).

19 В связи с упоминанием в саге о столь длительном (в течение "трех зим") пребывании отряда Ингвара на Руси, было высказано предположение о том, что Ингвар и его люди служили в дружине Ярослава Мудрого (Мельникова 19766. С. 81; Мельникова 2001. С. 58).

20 Общее число засвидетельствованных в ряде рукописей и отдельных произведений названий восточноевропейских рек приближается к десяти (см. табл. 7 в кн.: Древняя Русь 1999. С. 466-474; таблицу в кн.: Джаксон 2001а. С. 34-37). Однако наименования только трех рек регулярно упоминаются в письменных памятниках разных жанров — Dýna (Западная Двина), Vina (Северная Двина) и Tanais (Дон). Если учесть, что традиционный маршрут движения скандинавов проходил с запада на восток, то "рекой посередине" из этих трех рек (и только в том случае, если у скандинавов имелось хотя бы приблизительное представление об их реальном географическом положении и направлении их течения) условно могла бы считаться Западная Двина, и именно это мнение выразил в своем сочинении автор "Саги о Хрольве Пешеходе". Однако упоминание далее в "Саге об Ингваре" целого ряда деталей, таких, как рассказ о крупных порогах, потребовавших от членов отряда больших усилий для их преодоления, а также Красного моря и др., привел исследователей к заключению, что маршрут Ингвара пролегал либо по Волге, либо по Днепру (подробнее см.: Глазырина 2002. С. 152-168, 308-312 Ср.: Джаксон 2007. С. 316-325).

21 Аустррики (Austrríki) — Восточное государство. Этим топонимом в памятниках древнескандинавской письменности обозначаются земли и страны, лежащие к востоку от Балтийского моря.

22 Е.А. Мельникова полагает, "что приглашение епископа и совершение торжественных обрядов в связи с началом похода может указывать на официальный характер последнего и косвенно свидетельствовать о его государственной значимости" (Мельникова 19766). Вместе с тем, заметим, что речь идет об освящении епископом предметов лично для Ингвара ("он дал возможность епископу освятить для него топор и кремни"), и тем самым подчеркивается тот факт, что Ингвар был христианином: ранее в саге об этом не упоминалось.

23 Из четырех людей, поименованных в "Саге об Ингваре" (в которой, в сравнении с другими сагами, приводится очень мало имен), близких, очевидно, к Ингвару, особенно отметим двоих — Кетиля и Вальдимара. В отношении Кетиля Е.А. Рыдзевская отмечает, что он мог получить прозвище "Гардакетиль" в том случае, если он ранее уже совершил поездку в Гарды/Гардарики (Рыдзевская 1978. С. 98). Одноименный герой, имеющий то же прозвище, действует в "Пряди об Эймунде", однако маловероятно, чтобы это мог быть один и тот же человек (см. Глазырина 2002. С. 317-318). Соратник Ингвара Вальдимар был отождествлен Е.А. Мельниковой со старшим сыном Ярослава Мудрого — новгородским князем Владимиром Ярославичем, совершившим, согласно летописям, поход на Византию с отрядом, в состав которого входили варяги. Сообщение об этом походе — последнее в кругу летописных текстов, упоминающее варяжскую дружину, призванную на службу русскими князьями. (Мельникова 19766. С. 79-82; Мельникова 2001. С. 59-61). Свою точку зрения Е.А. Мельникова обосновывает тем, что имя "Вальдимар" не зафиксировано в скандинавских странах до правления датского конунга Вальдимара Великого (ум. в 1182 г.), но было распространено на Руси. Появление этого имени в именослове датской королевской династии является результатом позднего (в XII в.) заимствования из славянских языков.

24 Разночтения в рукописях (A: girszsku — по-гардски, т.е. на языке Руси (от Garðar — Русь); С, D: grisku — по-гречески) указывают на неоднозначное восприятие писцами данного места текста и различную интерпретацию этнической характеристики персонажа. Анализ употребления прилагательного gerzkr/girzkr в различных древнеисландских текстах см. в кн: Успенский 2002. С. 267-348.

25 Аустрвег (Austrvegr) — "Восточный путь" — топоним, обычно обозначающий земли Восточной Прибалтики. В ряде текстов его значение также охватывает Древнюю Русь. Упоминание Аустрвега в данном контексте может указывать на то, что путь отряда Ингвара все еще проходил по Восточной Европе.

26 Имя Силькисив не принадлежит к числу распространенных скандинавских женских имен. Его носят героини только двух саг — "Саги об Ингваре Путешественнике" и "Саги об Одде Стреле". Весьма важно отметить, что сюжеты этих произведений связаны с русской историей. В имени Силькисив последний словообразующий формант -сиф (-сив) известен из древнескандинавской мифологии. Так звали супругу одного из главных богов скандинавов — Тора. Еще одно имя, образованное с использованием этого корня, — Эллисив. Так в исландской огласовке было передано имя Елизаветы, дочери Ярослава Мудрого, вышедшей замуж за Харальда Сигурдарсона. Исследователи полагают, что имя Силькисив построено по аналогии с именем Эллисив. Подробнее см.: Глазырина 2002. С. 326-329.

27 В сагу вошли два описания преодоления отрядом Ингвара препятствий на реке, которые, возможно, некогда составляли цельный рассказ. Реалии, отображенные в этих фрагментах, были соотнесены исследователями (Davidson 1976. Р. 87; McGinnis 1983. Р. 83) с днепровскими порогами, самое раннее описание которых (перечисление при движении с севера на юг) приведено у Константина Багрянородного в сочинении "Об управлении империей" (Константин Багрянородный 1989. С. 47, 49, а также примеч. 28-43 к гл. 9. С. 319-326). Подробнее см.: Глазырина 2002. С. 331-334.

28 Название Гелиополь (Heliopolis) — "Город солнца" — было, вероятно, почерпнуто автором "Саги об Ингваре Путешественнике" из "ученых" трудов, возможно, из "Этимологий" Исидора Севильского (Hermann Palsson, Edwards 1989. P. 7). Оно зафиксировано только в "Саге об Ингваре" и в других произведениях древнескандинавской письменности не отмечено. С конца первого тысячелетия до н.э. в Средиземноморье известны два города под названием Heliopolis: один — в Нижнем Египте, северо-восточнее современного Каира, другой — на месте современного Баальбека в Ливане. Неясно, какой из этих двух городов послужил образцом для Гелиополя в "Саге об Ингваре". Также не вполне ясно, было ли название Heliopolis намеренно использовано автором в качестве топонима, маркирующего реальное направление похода Ингвара, либо оно является свидетельством опоры автора на общие, довольные расплывчатые знания о географии Восточной Европы. См. подробнее: Глазырина 2002. С. 335-342.

29 Юльв — правитель Гелиополя, вымышленный персонаж.

30 Раудахав (Rauðahaf) — Красное море; в "Саге об Ингваре" оно названо "концом света", что, очевидно, отражает средневековые представления о "мировом океане" (см.: Мельникова 1998. С. 205).

31 Второе сообщение саги о водопаде, преградившем отряду Ингвара путь по реке, так же, как и рассмотренный выше фрагмент, считается исследователями описанием днепровских порогов (McGinnis 1983. Р. 82).

32 Исследователи полагают, что оружие, описанное в данном фрагменте саги, может быть сопоставлено с описанием византийскими авторами "греческого огня" — особой смеси серы, смолы, селитры и нефти, который мог применяться как в морских, так и в сухопутных сражениях. Способ изготовления этого состава держался византийцами в строжайшем секрете даже в X веке, через три столетия после его изобретения (см.: Константин Багрянородный 1999. С. 57, 59). Не вызывает сомнения, что во включенном в "Сагу об Ингваре" рассказе содержится описание механизма действия "греческого огня". Против русского войска "греческий огонь" был, вероятно, впервые применен византийцами во время похода князя Игоря 941 г., о чем сохранилось упоминание в "Истории" Льва Диакона (Лев Диакон. С. 75-76). Представляется возможным, что воспоминания именно об этом сражении и отразились в "Саге об Ингваре Путешественнике". Подробнее см.: Глазырина 2002. С. 347-350.

33 Цитополь (Citopolis) — употребленный в нескольких рукописях, данный топоним не локализуется. Однако в трудночитаемом месте в рукописи В топоним приведен в косвенном падеже в форме Scítapolim — Скитаполю. Это географическое название отождествлено исследователями с городом Scythopolis (Hermann Pálsson, Edwards), современным г. Бейт-Шеан в Палестине, отраженным и на средневековых картах (Чекин 1999. С. 220). Первый элемент топонима Scíta ассоциируется с наименованием Скифии в древнеисландских памятниках: Scithia, заимствованным у античных авторов (Hofmann 1981. S. 208). В географических трактатах Скифия локализуется на крайнем юго-востоке Европы, на границе с Азией (Metzenthin 1941. S. 96-97; Мельникова 1986. С. 215). В этих памятниках термин получает новое осмысление и отождествляется с Великой Свитьод — топонимом с неопределенной локализацией, который в некоторых памятниках связывается с прародиной древнескандинавских языческих богов (см. Джаксон 1991. С. 112-117).

34 Гарды (Garðar) — один из группы древнескандинавских топонимов, обозначающих Древнюю Русь. Разночтения по другим рукописям: С: Gardarijke — Гардарийке; D: Gardarike — Гардарике.

35 Миклагард (Miklagarðr) — древнескандинавское обозначение Константинополя.

36 Исследователи полагают, что часть саги, в которой повествуется о походе Свейна, сына Ингвара, вторична и построена по аналогии с рассказом о его отце. Историческая достоверность Свейна не подтверждается по другим источникам. Скорее всего, он — персонаж вымышленный.

37 В описании пребывания Ингвара в Гардарики упоминалось о том, что он изучил языки, распространенные на Восточном пути. В рассказе об остановке на Руси сына Ингвара Свейна упоминается та же деталь — изучение иностранных языков, однако здесь уже говорится о специальной школе, где Свейн получил эти знания.

38 Родгейр. — Личность епископа Родгейра не идентифицируется; скорее всего, это вымышленный персонаж. Присутствие епископа в войске, совершающем поход, характерно для эпохи крестовых походов, т.е. существенно позже середины XI в., к которому отнесено действие рассказа о Свейне в "Саге об Ингваре". Однако введение данного персонажа обусловлено сюжетной необходимостью: просьбой королевы Силькисив прислать деятелей церкви, чтобы крестить ее народ.

39 Ритуал гадания посредством бросания жребия, распространенный с глубокой древности, средневековыми законодательными памятниками ("Серый Гусь", "Законы Гулатинга") рассматривался как средство решения спорных вопросов. В саге отразилась практика приспособления церковью языческого обычая к новой ситуации: результат гадания рассматривается епископом как проявление намерения и воли Всевышнего.

40 Заключение торговых сделок с неизвестными народами, встречавшимися путешественникам на их пути, во многом зависело от первого контакта с ними. Вероятно, существовала система определенных жестов, которые одинаково расценивались обеими сторонами как выражение мирных намерений. Именно таким образом был истолкован спутниками Свейна взмах пером или оперенным жезлом, совершенный людьми на берегу и побудивший отряд ответить на их приветствие каким-то соответствующим знаком и пристать к берегу, чтобы начать торговлю. Аналогичная ситуация описана в "Саге об Эйрике Рыжем" (Исландские саги. Т. I. С. 494-496).

41 Разночтения в рукописях: A: ein girdzskur madur — человек из Гардов (т.е. из Руси); В: ein geirzkr madr — человек из Гардов; С: sa girske madur — тот человек из Гардов; D: hin griske madur — грек.

42 Разночтения в рукописях: А, С: girzki — гардский, из Гардов; В: geirski — гардский, из Гардов; D: griske — греческий.


"САГА ОБ ИНГВАРЕ ПУТЕШЕСТВЕННИКЕ"