История России

в датах

ЕВСТАФИЙ

  Евстафий — митрополит Фессалоникский, живший в XII в. Наряду с теологическими сочинениями, речами и "Историей завоевания Фессалоник" написал несколько комментариев к произведениям античных авторов — к поэмам Гомера, одам Пиндара, комедиям Аристофана, к "Описанию мира" Дионисия Периэгета и некоторым другим. Ценность этих комментариев заключается в том, что для их составления он широко использовал не дошедшие до нас произведения античной литературы, в которых аргументировалась принадлежность народов, упомянутых Гомером, к черноморскому региону.

  Издания: Eustathii Commentarii ad Homeri Odysseam. Vol. I—II / Ed. G. Stallbaum. Leipzig, 1825 (репринт: Hildesheim, 1960); Eustathii archiepiscopi Thessalonicensis Commentarii ad Homeri Iliadem pertinentes. Vol. I-IV / Ed. M. van der Valk. Leiden, 1971-1987.

  Литература: Kalitsunakis 1919; Wirth 1960.

КОММЕНТАРИИ К "ИЛИАДЕ" ГОМЕРА

  К XIII, 1-7. Теперь поэт вкратце описывает страны, упоминая о фракийцах, которых пределом или, [пожалуй], началом [служит] Геллеспонт и которых он называет "конеборными", ибо фракийцы — народ конелюбивый; о сражающихся врукопашную мисийцах, [живущих] в Македонии и по Истру1, и об áγανων ′Ιππημολγων, в [упоминании] о которых, как говорят древние, неясно, есть ли áγανων название народа, ιππημολγων же сказано в виде эпитета, или, наоборот, áγανων — эпитет, равнозначащий ενειδων(благовидных), а ιππημολγων — народное название, что и [является] лучшим [толкованием]. Ибо в истории часто упоминается народ гиппемолги (доители кобылиц). Живет в Скифии этот народ, т.е. дивных гиппемолгов, которых поэт называет также млекоедами, бедными и справедливыми, говоря: "а сам", как сказано, "вспять обратил светлые очи, взирая вдаль на землю конеборных фракийцев, сражающихся врукопашную мисийцев и дивных гиппемолгов, млекоедов и бедных, справедливейших людей"; [поэт] назвал их γλακτοφáγονς, т.е. в полной форме γαλακτοφáγονς, как доящих кобылиц и питающихся молоком, почему некоторые называют их "млекопийцами"; отсюда и "гип-пака", по Элию Дионисию2, — скифское кушанье, приготовляемое из кобыльего молока; ′Αβιοι же [поэт назвал их] потому, что они óλιγóβιοι, т.е. умеренны и просты по образу жизни, или потому, что странствуют с пожитками, как живущие на повозках. Ибо поэт упоминает здесь о кочевниках, по мнению географа3, который говорит, что поэт вставил здесь упоминание и о фракийцах, и о мисийцах, живущих у Истра, прибавляя при этом, что мисийцы живут и за Истром.

  По другому [объяснению], áβιοι [значит] "имеющие βιóν", т.е. лук, ибо они — лучники; или [они названы] так потому, что не знают насилия [βíαν], ибо они свободны; или потому, что они бездомны вследствие скифского кочевого [образа жизни]; из них был, как говорят, и Анахарсис4; или потому, что долговечны (с растяжением а), или πολυβιοι, т.е. многомощны, ибо они храбры, и потому [названы] áβιοι "справедливейшие", а не просто "справедливые" потому, что все у них общее, и потому, что кормят путников и пересылают их друг к другу. Сама собою земля приносит им жизненные продукты, и они не едят ничего живого. Они, говорят, не вступают в сношения с другими народами и не пожелали принять участие в походе амазонок против Азии. Эсхил5, говорят, называет их γáβιοι. Говорят также, что, когда все скифы подчинились Александру6, одни абии не поддались, но со временем, увидев, что он хороший царь, вступили с ним в сношения. Арриан7 же говорит, что в Азии живут абии-скифы, никому не подчиненные вследствие бедности и справедливости. А что не известно наверное, азиатские ли народы названы поэтом или европейские, ибо [писатели] держатся и того, и другого мнения, как показано и в заметках к Периэгету8, — с этим нелегко справиться. Так [говорят] прочие [писатели]. А географ говорит, что гомеровские абии так называются потому, что живут без женщин. Они воздерживаются от [употребления в пищу] живых [существ], питаясь медом, молоком и сыром. Поэтому они и называются богопочитателями и воскурителями; или [они называются] абиями, говорит он, как бездомные и живущие на повозках. Он называет их также кочевниками, умеренными и довольными своим положением, имеющими все общее, даже жен и детей. Они недоступны и непобедимы, не имея ничего такого, из-за чего могли бы попасть в рабство. О гиппемолгах же географ рассказывает также, что они питаются кониной, кобыльим сыром, молоком и кислым молоком, которое считается у них лакомством. Это относительно того, что они млекоеды. Справедливейшими же [географ] называет их потому, что они, предоставив землю земледельцам, сами живут в горах, назначив им умеренную дань для [удовлетворения] ежедневных насущных потребностей жизни, а если те не дают [дани], то воюют с ними... Географ сообщает также следующее: [эти народы] живут на повозках и питаются мясом домашних животных, молоком и сыром, преимущественно кобыльим, не имея понятия о запасах и мелочной торговле, за исключением обмена товара на товар; справедливейшими же, говорит он, они являются потому, что они не занимаются торговыми делами и сбережением денег, но всем владеют сообща, кроме меча и чаши. А что молоко питательно, это доказывает писатель, сообщивший, что некий Филин приобрел известность тем, что никогда не употреблял иного питья или пищи, кроме одного молока. И многие народы, говорит он, живут одним молоком... Заметь же, что если в приведенных словах [поэта] разуметь северные части европейской Фракии и живущих глубже в Европе мисийцев, от которых взор может тотчас перейти и к скифам, часть которых составляют гиппемолги, то получается правильное понимание...

(Перевод В. В. Латышева из: ВДИ. 1947. 1. С 288-290)

КОММЕНТАРИИ К "ОДИССЕЕ" ГОМЕРА

  К XI, 14. Нужно же знать, что подобно тому, как свобода мифического творчества перенесла в Аид находящиеся на земле и известные в истории реки, придав им имена, приличествующие подземному царству, как это указано выше, так и киммерийцев, народ, известный в истории, поэт хочет переселить в соседство с Аидом, выбрав и для них имя по сходству. Ибо их название по звуку произношения, по-видимому, означает лежащих у гробниц или у земли [τονς περì ηρíα κειμενονς η περì εραν], т.е. как бы подземных. Однако Кратес9 пишет κερβερíονς, следуя, я думаю, комику, в шутку упоминающему место βερβερíονς. Другие же написали "хеймериев", быть может, заимствовав это имя от действительных киммерийцев; ибо последние живут на крайнем севере и потому [могут быть названы] χειμεριοι [зимними]. Но таким образом гомеровские киммерийцы в вымысле переносятся из северных местностей на запад, причем поэзии и здесь оказывает услугу имеющий в ней большое значение миф, переносящий их не только с севера на запад, но даже в самый Аид, который не освещает их даже шестимесячным светом по обычному преданию, но у Гомера держит их в вечном мраке. Что же иное они, как не соседи Аида? А таковые никогда не могут быть освещаемы Гелиосом. В истории же они являются народом скифским, кочевым и северным, небольшая часть которого, говорят, незадолго до Гомера или даже в его время, двинувшись с Киммерийского Боспора, — назывались же они, говорят, трерами10, — прошла большую часть Азии, взяла Сарды, уничтожила многих из магнетов, [живших] по [реке] Меандру, и вторглась даже в Пафлагонию и Фригию; тогда-то, говорят, и Мидас11 покончил свою жизнь, напившись бычьей крови, как впоследствии Фемистокл. Говорят, что страна их (киммерийцев), окруженная горными высотами с востока и запада и [потому] мрачная, в течение шести месяцев окутана туманом; туман этот подобен ночи, по выражению "спустилась с неба ночь", так как солнце смотрит на них, но, как свидетельствует и поэт, не освещает настолько, чтобы рассеять густоту тумана и принести им ясный день; а в другие шесть месяцев чистое солнце светит им с юга или с какой-нибудь другой стороны. Арриан12 же говорит, что скифское племя киммерийцев, поднявшись со своей родины и вредя всем [встречавшимся] на пути, дошло до Вифинии. Геродот13 же рассказывает, что в царствование Ардия, сына Гига, киммерийцы, изгнанные с родины скифами-кочевниками, пришли в Азию и взяли при этом Сарды. Другие говорят также, что при своем нашествии они разграбили святилища богов в Азии. Поэтому певцы, не имея возможности повредить им иначе, вымышленным переселением отомстили за дурные поступки этого народа вследствие всеобщей, говорят, вражды к ним ионийцев; а поэт, стоящий во главе этих певцов, также иониец. Некоторые [писатели] представляли также киммерийцев европейским народом по ту сторону Италии, живущим по большей части под землей... Древние схолии говорят также, что киммерийцы — народ, живущий вокруг Океана. Или иначе — что под киммерийцами поэт разумеет живущих на западе и близких к Аиду Говорят также, что есть предание об изгнании скифов киммерийцами.

(Перевод В.В. Латышева из: ВДК 1947. 1. С. 292-293)


Евстафий: комментарии к Илиаде, комментарии к Одиссее



в раздел




КОММЕНТАРИИ

1 Истром греки называли известное им нижнее течение Дуная.

2 Элий Дионисий, живший при императоре Адриане, — автор лексикона редких слов аттического диалекта в 5 книгах (′Αττικà óνóματα).

3 Географом Евстафий называет Страбона (нижепроцитированные места из Страбона см.: Strabo, VII, 3, 2-7 и 4, 6).

4 Анахарсис, по Геродоту (IV, 46, 76-77), мудрец из царского скифского рода, путешествоваший в Грецию, где он не только сам учился эллинской мудрости, но и принес много новых знаний, так что иногда его включали в число легендарных "семи греческих мудрецов" (см. подробнее: Куклина 1971. С. 113 и след.).

5 Великий греческий драматург (525/524—456/455 г. до н.э.).

6 О встрече Александра Македонского со скифами-абиями рассказывают многие античные авторы.

7 Арриан (ок. 86 — после 161 г н.э.), автор "Похода Александра" и других произведений (см. Arr. An. Al. IV, 1, 1).

8 Евстафий написал также комментарий к "Описанию мира" Дионисия Периэгета.

9 Кратес Малосский, греческий грамматик и ученый II в. до н.э., занимавшийся среди прочего комментированием Гомера.

10 Треры — племя из Фракии, которое вместе с киммерийцами на рубеже VIII—VII вв. до н.э. вторглось в Малую Азию.

11 Царь Фригии Мидас, как сообщает Евсевий, умер в 696/5 г. до н.э.

12 Вероятно, об этом Арриан написал в труде "Вифинская история", от которого сохранились только фрагменты.

13 Her. I, 15.


ЕВСТАФИЙ