История России

в датах






Мужской костюм


  Старинная русская одежда представляет с первого вида большую сложность и разнообразие; но, присмотревшись к частностям ее, легко узнать во множестве наименований сходство. Г-н проф. Костомаров, сравнивая одежду русского народа, нашел, что одежда крестьян была одинакова с одеждою царей и даже носила одинаковые названия, только отличалась достоинством материала и убранством.

  Славяне прибалтийские, еще по свидетельству Тацита, не отличались от германских нардов, они едва закрывали наготу свою. Славяне дунайские сражались еще в VI веке почти полунагие, прикрывая только нижнюю часть тела исподним платьем. Шкуры зверей лесных и домашних согревали их в холодное время. Женщины носили длинные одежды, украшались бисером и металлами, отнятыми на войне или вымененными у иностранных купцов.

  Аравийский посол Ахмет, будучи у волжских болгар в начале X в., видел многих славян и описывает их наряд довольно грубым. Мужчины, пишет он, не носят ни кафтанов, ни камзолов, но набрасывают на себя сбоку толстую одежду, оставляя другую (правую) свободною. Они никогда не ходят без оружия; у каждого большой нож, меч и топор; и всякая женщина носит нож, а на шее цепи золотые и серебряные. Главное их украшение – зеленый бисер1. При описании погребения одного из старшин он говорит, что покойник был одет в два исподние платья, сапоги, куртку, кафтан из золотой парчи с золотыми пуговицами и парчовую шапку, опушенную соболем2. Счастливые войны и торговые сношения с Константинополем и болгарами в продолжение двух столетий изменили образ жизни: поселили изобилие и роскошь. Великие князья, сановники и воины ознакомились с пышностью царьградскою, стали носить длинные, широкие по-восточному вкусу платья. От них рисунок платья всех прочих сословий, потому все одежды наши (русские) были подражательные греческим. Нередко после наши требовали от греческих императоров именем своих князей и царской одежды, и венца. Императоры отговаривались от них тем, что порфира и короны деланы руками ангелов.

  Женщины, одеваясь в длинные платья, убирали грудь монистами, ожерельями и золотыми цепями; а пальцы кольцами и перстнями. Волосы заплетали в косу, а головной наряд блистал жемчугом и золотом3.

  Богатые люди носили шелковое платье, драгоценный пояс и сафьянные сапоги. В XI и даже в XV столетиях мы встречаем сапоги с загнутыми вверх носами; подошвы подбивались гвоздями; голенища были до икр круглые. В XIV в. голенища шились под самые колена и здесь стягивали их ремнями и тесьмою. Знатные люди и великие князья носили по большей части голенища короткие, унизывали их золотыми или серебряными прошвами, галунами, жемчугом и каменьями. Впрочем, такая роскошь появилась, как кажется, в XVI веке, что увидим в своем месте.

  Исподнее платье называлось портами, шитыми из полотна. Рубашки назывались сорочками, а по-славянски срачицами, шились из холста длинными до колен с разрезным напереди воротом и подпоясывались шнурком поверх исподнего платья. По завладении России татарами изменились многие наши одежды; самые сорочки и исподнее платье приняли другой покрой, и едва ли не тогда вошли в употребление штаны и шальвары. Сорочки тогда шились не длиннее коленок; ворот, ожерелье, ожерелок4 разрезывали на левой стороне, украшали запонками и шитьем шелковым или, у простого народа, разноцветным. Для украшения же делали на груди и спине подоплек, вышитый красными нитками и шелком. Под пазухою нашивали красные и синие ластовки или ластовицы. Воротник и края рукавов вышивали красными нитками, шелком, серебром и золотом, смотря по состоянию и званию. Воротник застегивали металлической пуговкой. Исподнее платье шилось весьма просторным: из холста, бумажной и шелковой материи и подвязывали на шнуре под рубашкою. Концы исподнего платья засовывали в сапоги. Богатые и знатные носили шелковые и парчовые штаны, которые были холодные и теплые.

  В. к. Святослав I, гроза восточной Империи, ничем не отличался одеждою от простого ратника; тогда воины, и мирные воины, и мирные граждане одевались одинаково. Когда он увиделся с Иоанном Цимисхием на берегу Дуная под Даростелем (Силистриею), тогда греки смотрели на него с изумлением. Император, окруженный облитыми в золото конниками, сидел на коне, а Святослав в лодке в простой белой одежде, с длинными усами, реденькой бородой и с клоком волос на голове; в ухе его висела серьга, украшенная жемчужиной и рубинами5. Вообще одежда была одинакова как у царей, так и у крестьян, носила одни и те же названия.

  Ношение серег между мужчинами было во всеобщем употреблении до начала XV века. В завещании В. к. Иоанна, отца Димитрия Донского, видно, что он отказал сыновьям своим по жемчужной серьге (см. собр. госуд. гр. и догов.: Дух. грам. В. к. Иоанна под 1356 г.). По известию иностранных писателей XVI века и начала XVII века, они видели много бояр, купцов и простолюдинов с серьгами. И ныне многие из простого народа видят их.

  Обувь простого народа была – лапти из древесной коры. Это обувь из древности и носилась еще во времена язычества. Кроме лаптей из коры, носили башмаки из прутьев лозы, тоже плетеные6, вероятно, эту обувь называли пленницы7, некоторые же носили подошвы из кожи и подвязывали их ремнями, обмотанными вокруг ноги8. Эта обувь (сандалии), вероятно, заимствована была от греков. Простолюдины обоего пола носили эту обувь9. Обувь достаточных людей составляли сапоги, чоботы, башмаки и четыги. Все эти виды делались из телячьей кожи, из коровьего опойка, из конской кожи, из юфти, а у богатых – из персидского и турецкого сафьяна10. Сапоги носились до колен и служили вместо штанов для нижней части тела и для того подкладывались холстиною. Их снабжали высокими железными подборами и подковами со множеством гвоздей по всей подошве; у царей и знатных лиц эти гвозди были серебряные. Чоботами назывались полусапожки с остроконечными носками, поднятыми кверху. Башмаки были принадлежностью не только женщин, но и мужчин. В старину также носили и чедыги или ичеготы, иначе ноговицы, – обувь, заимствованную от татар; такая обувь состояла из сафьянного чулка и состояла из двух видов: полные, достигавшие до колен, и полуполные. При сапогах и чоботах носились чулки шерстяные или шелковые, а зимою подбитые мехом. Женская обувь была почти та же, что у мужчин, и была с такими высокими подборами, что передняя ступня не касалась земли, если стать на каблук. При них были шерстяные или шелковые чулки11. Посадские жены носили также сапоги до колен; но дворянки ходили в башмаках и чоботах. Бедные крестьянки ходили в лаптях, как и мужья их.

  Вся эта обувь, кроме лаптей, была цветная, ярких красок, а иногда тельного, то есть слабо-розового цвета, и сшивалась золотом в различные узоры, иногда жемчугом, и до того густо, что иногда нельзя было рассмотреть цвета сафьяна12. Вся эта обувь в зажиточных домах изготовлялась опытными холопами, которых при каждом доме было довольно.

  Штаны, порты. Они шились без разрезов с узлом, так что их можно было делать или шире, или уже. У бедных они были из холста белого или красного, также из сермяги, то есть грубой шерстяной ткани. У зажиточных из сукна зимою, а летом богатые и знатные носили тафтяные или из другой шелковой материи штаны. У царей да и у бояр штаны были из тяжелых шелковых тканей разных цветов, преимущественно красного, малинового, лазоревого и желтого. Вообще же в старину штаны достигали только до колен, делались с карманами, которые тогда назывались зепью13.

  Верхняя одежда14. На рубаху и штаны надевались разного рода верхние одежды: так мы видим на рисунке в Публичной библиотеке, что Олег одет в высокую синюю шапку наподобие колпака, с палевой опушкою, на шее золотой парчи платок с развевающимися концами на груди. Кафтан багряный обложен алой бахромой, подпоясан золотым поясом и в желтых сапогах. Давид и Роман одеты только в алых кафтанах, но костюм одинаков. Княгиня в синей высокой шапке с алым покрывалом; платье красное с золотой бахромой, подпоясана золотым поясом; на рукаве золотое ожерелье, башмаки малиновые, крытые золотом; она держит за руку юного Ярослава, который представлен в багряном кафтане с золотой бахромой; подпоясан золотым кушаком с бантом, сапоги красные. Кн. Святослав с усами и с бородой стоит в круглой, низенькой, желтого цвета шапке с красною опушкою и в синих сапогах; кафтан на нем синий с красной бахромой, поверх кафтана золотая княжеская мантия; в руках его книга, окованная золотом и покрытая малиновым бархатом.

  Вся роскошь одежды, как мы видим из этого рисунка, состоит в блеске золота и разноцветной парчи15.

  Великие князья имели частые сношения с Византиею, получали оттуда богатые ткани и узоры, а купцы, производя значительную торговлю с Грециею, вывозили их (сказанные материи) для богатых и вельмож. Великие князья и бояре отличались пышностью одежд, а заслуженные из них от незаслуженных – ношением на груди золотой цепи с золотой гривной. Впоследствии времени тысяцкие новгородские носили золотую цепь на шее в ознаменование их власти. Великие князья и удельные, цари и патриархи носили на золотых цепях кресты и панагии, осыпанные драгоценными камнями и жемчугом.

  Простой народ одевался в толстые одежды: женщины в поневы, мужчины в зипуны – это самое древнее одеяние. Мантия называлась в древности корзнем, коцем, мечем. Вероятно, и мантия Святослава была тоже корзно, то есть верхняя одежда. Князь Владимир, желая защитить Игоря от убийства киевлян, соскочил с лошади и покрыл его корзнем16. Великий кн. Андрей Боголюбский, женатый на дочери боярина Кучки, был убит приверженцами Кучки, и тело его было брошено в огород. Киевлянин Козьма, усердный слуга несчастного государя, стоял над трупом и плакал и потом отнес в церковь, положил в притвор и прикрыл корзнем18. Черниговский князь Михаил, прибыв в стан Батыя, не хотел поклониться священному огню и кумирам. Ему объявили, что он должен или исполнить ханскую волю, или умереть. «Для вас не погублю своей души», – сказал он, снял с себя кочь и бросил убийцам. «Возьмите славу этого мира, хочу небесной»18. Великий князь Иоанн Калита в завещании своем отказал сыну своему Симеону между прочими одеждами кочь с бармами. Это доказывает, что корзно, кочь или коц была великокняжеская одежда, хранилась в Софийском соборе в Киеве и в храме Божией Матери, что во Владимире на Клязьме. Половцы, опустошив Киев в 1201 г. января 4, не оставили в церквах ни одного сосуда, ни иконы и похитили драгоценные одежды наших князей, которые вешались во храме на память потомству. Корзно обратилось потом в приволоку, то есть в короткий плащ, который носили дворяне до времен Петра I.

  Пояса. Пояса золотые, осыпанные камнями, украшали мужской убор. Они никогда не складывались и надевались гладко и ровно. Были пояса шелковые и плетенные золотом и серебром, бархатные, кожаные. Их усаживали каменьями, золотыми и серебряными бляхами, жемчугом. При поясе висели капторги19, тузлуки и калита (кошелек). За один из поясов возгорелась война. Князь Василий Косой и Дмитрий Шемяка пировали однажды на свадьбе у родного своего дяди, В. к. Василья, в 1433 г. Все были веселы, и все изумлялись драгоценному поясу Василья Косого. Между тем наместник Ростовский, Петр Константинович, узнал и сказал о том Софии, матери В. к. Василия, которая, обрадовавшись своей находке и забыв пристойность, сняла пояс с Косого. Произошла ссора, Косой и Шемяка оставили дворец с гневом, отправились в Галич, собрали войско и начала неприятельские действия. Этот золотой пояс с цепями, осыпанный драгоценными каменьями, первоначально был подарен кн. Суздальским Дмитрием Константиновичем нареченному его зятю князю Дмитрию, впоследствии Донскому; тысяцкий Василий во время свадьбы этого князя (1367 г.) тайно обменял его на другой, гораздо меньшей цены, и отдал сыну своему Николаю, женившемуся на Марии, старшей дочери князя Суздальского. Переходя из рук в руки, этот пояс достался Василью Косому.

  Кушаки. Кушаки складывались несколько раз. Они были шерстяные, шелковые, а иногда переплетались золотом и серебром, концы кушаков висели впереди. За кушаками и за поясами висели, по азиатскому обычаю, кинжалы (кинджары) и ножи20.

  Наряд XIII века. Почти такой же наряд был в XIII веке. Но здесь встречаем гораздо более описаний о женском одеянии и их уборе.

  Костюмы мужчин в XIII веке. Мужчины в это время носили епанчи, подобно немецким, покрывали головы остроконечными и довольно высокими колпаками из войлока. Рубреквис при этом говорит, что костюм русских женщин мало имел различия с европейским вообще.

  Костюмы мужчин в XVI веке. Павел Юлий, писавший в начале XVII века, хвалил наружность русских, а Олеарий хвалил русскую мощь и дородность, причем, говоря о костюмах того века, упоминал, что мужчины любят подпоясываться под брюхо, отчего животы казались отвислыми. Барон Герберштейн, посол германского Императора Максимилиана, один из лучших наблюдателей наших нравов, сохранил в точности названия костюмов.

  Зипун. Исподняя одежда называлась зипун, как у царей, так и у крестьян. Это было платье узкое и короткое, иногда достигавшее до колен и редко до икр. В кроильной книге царского двора длина зипуна означена в один аршин, когда платье, сделанное на то же лицо во весь рост, имело в длину два аршина три вершка. У людей простых и небогатых зипуны делались из крашенины, зимние из сермяги, у людей достаточных – из легкой шелковой материи, напр. тафты, часто белого цвета, с пуговицами. Иногда рукава зипуна приделывались из другой материи, например зипун был из белого атласа, а рукава – из серебряной объяри. Но часто зипуны были совсем без рукавов. Воротники к ним делались узкие и малые, а иногда к зипунам, как и к рубахе, пристегали шитый, разукрашенный жемчугом и камнями отдельный воротник, называемый обнизью. Таких обнизей хранилось много, и их пристегивали по мере надобности показаться наряднее или проще. Они были разной величины: большие и малые.

  Сарафанец. Кроме зипуна, в XVI веке была подобная же комнатная одежда, называемая сарафанец, как кажется, начавший выходить из употребления в XVII столетии. Их носили вместо зипуна с обнизьми. Они были длинны.

  Кафтан, кафтанец. Кафтан достигал до пят или же только до икр, чтоб оставлять напоказ расшитые золотом сапоги. По своему произношению видно, что он перенят у татар. Кафтанец был тот же кафтан, только короткий. Рукава у кафтанов были очень длинны, так что достигали до земли, и собирались в складки или брыжи, так что ладонь можно было по произволу закрывать и оставлять открытою, и таким образом концы рукавов заменяли перчатки или муфты зимою, и удобство брать руками что-либо горячее. В нарядных кафтанах концы рукавов украшались запястьями, то есть вышивкою золотом, серебром, жемчугом и даже дорогими каменьями. Разрез на кафтане был только спереди и оторачивался тесьмою, а равно и подол. К этой тесьме прикрепляли металлическое кружево (золотое или серебряное), сделанное с разными фигурами. Вдоль по кафтану, параллельно с разрезами, по обеим сторонам делались нашивки из другой материи и другого цвета в виде четырехугольников или кругов, и на эти нашивки пришивались завязки с кистями и шнурки, чтобы застегивать кафтан; иногда же вместо завязок делали на одной стороне пуговицы. В XVI в. кафтаны застегивались чаще завязками наподобие татарских. Но русские отличали свои от татарских тем, что застегивали не на левую, а на правую сторону. Впоследствии начали употреблять чаще пуговицы от 12 и до 30 на кафтане. Они все были на груди. Остальная часть разреза всегда была незастегнутою. Воротники на кафтанах всегда были узкие и малые; из-под них высовывалась обнизь зипуна или рубашки. Но иногда к кафтану пристегивалось отложное ожерелье, расшитое золотом и усыпанное жемчугами. Изнанка кафтана подбивалась всегда материями низшего достоинства, чем лицевая, и сверх того кафтаны, кроме тесьмы, по подолу под нею и выше нее окаймлялись полосою материи другого цвета, чем кафтан; она называлась подпушкою. Зимние кафтаны делались на мехах, но обыкновенно легких, напр. на собольих пупках или беличьих черевьях; такие теплые кафтаны назывались кожухами.

  Чуга. Так называлась верхняя одежда, приспособленная к путешествию и верховой езде. Это был узкий кафтан с рукавами только по локоть и короче обыкновенных кафтанов, как это видно из кройки ее, ибо кафтан был длиною в два аршина 6 вершков с рукавами длиною в 1 аршин 5 вершков. Чуга же для той же особы была длиною в один аршин с тремя четвертями и с рукавами в 9 вершков. Чуга подпоясывалась поясом, за который закладывался нож и ложки, а на грудь привешивалась перевязь с дорожною сумою. Те же принадлежности, какими украшались кафтаны: нашивки, кружева, подпушки – делались по желанию и на чугах; чуги застегивались всегда пуговицами.

  Ферязи. Так назывались встарь мужские одежды, надеваемые, как и кафтаны, на зипуны. Они были с длинными рукавами, широкие в плечах и уже кафтанов в подоле, почти всегда без кружева и отложного ожерелья, летом из какой-нибудь материи, зимою теплые, на мехах. Трудно себе представить, чем отличалась эта одежда от кафтанов. У Флетчера при описании русской одежды она поставлена третьим верхним платьем, первое – зипун, второе или среднее – узкий кафтан с ножом и ложкою за поясом (под которым этот англичанин разумел чугу). Третье – ферязь, просторное платье, окаймленное позументом. У Олеария, напротив, говорится, что русские надевали рубаху и штаны, потом зипун, на зипун ферязь, сделанную из какой-нибудь легкой материи, а на ферязь – кафтан (Olear. 181), так что у Олеария выходит четыре одежды, с верхнею или накидною, а ферязью называлась одежда средняя между зипуном и кафтаном.

  Во всяком случае, по словам профессора Костомарова, ферязь была комнатная одежда: название это персидское. На ферязях были нашивки, называемые образцами. Нашивки эти имели форму круглую или четырехугольную и отделялись друг от друга другой материей. Ферязи застегивались завязками.

  Кроме кафтана, чуги и ферязей, к разряду средней одежды принадлежали: армяк, тегиляй, терлик.

  Ормяк, армяк. Армяки делались с прорехами, с кружевами, с образцами, как ферязи, и с вышитыми воротниками. Его полы не сходились вместе, а закидывались одна на другую.

  Тегиляй. Эта одежда имела множество пуговиц, как, например, 68 или 56. Особенности покроя неизвестны.

  Терлик. Терлик, по словам проф. Костомарова, напоминает чугу потому, что он употреблялся для верховой езды и, надо предполагать, составлял короткое платье поверх кафтанов.

  Опашень. Однорядка. Так называлась летняя верхняя одежда, так как в царских выходах она упоминается только летом. Осенью и весною, вообще в ненастную погоду, надевали однорядку. Как опашень, так и однорядка делались широкие, длиною до пят, с длинными рукавами, с кружевами по краям разреза, нашивками по бокам, вдоль разреза застегивались пуговицами; иногда к воротнику пристегивалось ожерелье (шитый золотом и унизанный жемчугом воротник). Опашени делались из сукна, а у богатых и знатных нередко из шелковых материй. Однорядка всегда из сукна.

  Охабень. Охабень был плащ с рукавами и с капюшоном сзади.

  Ферезея. Плащ с рукавами, надевался во время пути.

  Епанча. Эта одежда была двух родов: одна дорожная из медвежьей шерсти или грубого сукна, другая – нарядная из богатой материи, подбитая мехом, более из пышности, чем для тепла. Последнего рода епанчу надевали, когда выезжали верхом и красовались пред народом; она делалась без рукавов и без прорез для рук, накидывалась на плечи и застегивалась на шее пуговицами или завязками.

  Шубы. Шубы были самым нарядным платьем для русского, потому что русские при бедности природы своего отечества только и могли щеголять перед другими народами, чем мехами. Множество мехов составляло признак довольства и зажиточности. Случалось, что русские не только выходили в шубах на мороз, но сидели в них в комнатах, принимая гостей, чтобы выказать свое богатство. У бедных были шубы овчинные, или тулупы, и заячьи, у людей среднего сословия и состояния – беличьи и куньи, у богатых – собольи и лисьи разных видов: лисиц черно-бурых, черных, серых, сиводушчатых. Делали также шубы из горностаев, вероятно, только из щегольства. На шубы употреблялись различные части звериного меха, не смешивая одну с другою. Шубки делались на путках, черевах и хребтах и поэтому имели свои названия; шубы обыкновенно покрывались сукном, но часто и шелковыми тканями. На них помещались по бокам разреза нашивки из другой материи, на которые пришивались петли и пуговицы, а самый разрез окаймлялся металлическим кружевом. Впрочем, цена мехов и их достоинство, многие предпочитали носить нагольные шубы. Так, однажды, говорит проф. Костомаров, царь Михаил Федорович сидел за парадным столом в нагольной шубе. Вообще шубы различались в этом отношении на нарядные и санные. В первых только ходили в церковь, в гости, да являлись дома перед гостями напоказ. В последних выезжали в дорогу21.

  Кунтуш (польская одежда). Это была тоже ферязь с нашивками, и пуговицы на нем были до пояса.

  Доломаны, как и кафтаны, представляли короткие платья с пуговицами и прорезами на боках.

  Материи, употреблявшиеся для русской одежды. Мужчины небогатого сословия носили одежду из зуфи (род камлота), а в высокоторжественные дни – сукном крытую одежду и шелком, которая предпочиталась. К числу шелковых материй принадлежали дороги, киндяки, тафта, камки, бархат, объяр, алтебас и изорбек. Вкус того времени требовал самых ярких односложных цветов, черные цвета употреблялись как траурные. По понятиям того времени, яркие цвета внушали уважение в народе, и потому-то сами цари, как говорит проф. Костомаров, приказывали подчас являться начальствующим лицам пред народом в яркого цвета одежде, вероятно, потому, что наш простой народ ходил в некрашеных, по недостатку умения, костюмах, и потому преимущественно серого цвета. Каждый другой цвет на него действовал поразительно.

  Встарь были в моде штофы и парчи. Из тогдашних шелковых материй известны были самые ценные: бархат, атлас, алтабас и зорбек; алтабас и зорбек привозились с востока и употреблялись на самые драгоценные одежды царей и знатных бояр. Золотое платье считалось принадлежностью достоинства у бояр и думных людей, окружающих царскую особу и когда принимали послов, то всем, которые не имели такого рода платьев, раздавали их на время из царской казны. Особенная драгоценность русских мужских нарядов заключалась преимущественно в нашивках, ожерельях, запястьях, кружевах и пуговицах, иногда с куриное яйцо, иногда жемчужные. Нашивки делались из другой материи, отличной от той, из которой сшита вся одежда.

  Перчатки, рукавицы. Длинные рукава заменяли рукавицы; но русские цари надевали перстатые рукавицы, то есть перчатки, и то во время холода, и, разумеется, на меху, отороченные бобром22, после эти рукавицы появляться стали и у прочих, причем большие назывались рукавицы, а маленькие – рукавки.

  Шапки. Русская шапка была четырех родов; зажиточные люди, следуя восточным обычаям, носили маленькие шапочки, называемые тафьями, которые прикрывали только одну маковку, их расшивали шелками, золотом, унизывали жемчугом. Их носили, как и в начале нашего XIX столетия знатные особы ермолки и фески в комнатах; а царь Иоанн Васильевич Грозный ходил в ней и в церковь и за это поссорился с митрополитом Филиппом. Другой вид шапки, остроконечный, назывался колпак. Богатые делали колпаки из атласа, обыкновенно белого, по его окраине пристегался околышек, называемый ожерельем, который унизывали жемчугом или жемчужными пуговками. Сверх того, на передней стороне колпака прикалывали золотую запону. Зимою такой колпак подбивался мехом, который заворачивался кверху и наружу широкою полосою. Эти колпаки делались с продольными разрезами напереди, а сзади до половины. Разрезы эти окаймлялись жемчужными нитями и застегивались пуговками. Этой формы шапки носили и бедные мужики из сукна или из войлока, зимою подбитые овчиною или каким-нибудь недорогим мехом. Третий род шапок был – четвероугольная низкая шапка с меховым околышком из черной лисицы, соболя или бобра. Летом этот околышек пристегивался для красоты, а зимою вся шапка была подбита мехом или хлопчатой бумагой. На ней делались также прорехи, как и на колпаке, с пуговками по шести на каждой прорезе. Вершок ее был чаще всего вишневого, червонного, зеленого и часто иногда черного цвета: избегая черного цвета в костюмах, русские считали его приличным на шапках. Этого рода шапки носили дворяне, дьяки и бояре, когда не были в народе. Четвертый род шапок были так называемые горлатные шапки – исключительная принадлежность князей и бояр. Одинаковость одежды у всех сословий здесь имела границы. По шапке можно было заключить о происхождении и достоинстве. Может быть, отсюда возникла и самая пословица: «по Сеньке и шапка». Высокие шапки означали знатность породы и сана. Так что, как бы не оделся посадский, он не смел надеть высокой шапки, и даже в самих колпаках обыкновенной народной шапки вышина соразмерялась с достоинством рода.

  Горлатные шапки делались из драгоценных мехов с высоким верхом, иногда меховым. По своей фигуре она составляла обратную противоположность колпаку, ибо кверху была шире, книзу уже; спереди делалась прореха, окаймленная вдоль образцами или плащами с насечками. На одной стороне прорехи делались петли, густо обложенные жемчугом, изображавшие какую-нибудь фигуру. Во время парада боярин надевал тафью, на тафью колпак, а на колпак горлатную шапку. Так же и в царских выходах царям подавались шапки с колпаком. Знатные люди считали приличием и достоинством своего сана кутать как можно более голову, и часто в комнате за нарядными столами сидели в своих тяжелых шапках. Когда они возвращались домой, то, сняв шапку, надевали ее на болванец, расписанный нарядно иконописцами и составлявший украшение в доме.

  Стрижение и бритье головы. Обычай окутывать голову поддерживался тем, что русские по восточному обычаю очень плотно стриглись, иногда даже и брили голову. Только те, которые теряли родных или попадались в царскую немилость, отращивали себе волосы в знак печали. Зато все носили бороды, и чем она была длиннее, тем осанка человека считалась почтеннее и величественнее, каждый, имевший ее, носил с собою гребешок и поминутно охорашивал. При Василии Иоанновиче начало было входить в обычай бритье бород, и сам Великий князь последовал этому обычаю, но духовенство вопияло против него, и Стоглав предал неблагословению Церкви дерзавших отступать от дедовского обычая. Под влиянием церкви борода долго сохранялась и почиталась необходимою принадлежностью человека, и если у кого от природы не росла борода, к тому имели недоверие и считали его способным на дурное дело23.

  Серьги, цепи. В дополнение блеска своих одежд русские украшали уши свои серьгами или одной серьгой и вешали на шее драгоценные золотые или позолоченные цепи, а к самым цепям прикрепляли крест; и такие цепи передавались вместе с крестами от родителей к сыновьям как залог благословения; так же цари жаловали своих приближенных. Иногда они были так массивны, что весили до двух фунтов.

  Перстни, печати. На пальцы надевали русские множество перстей с алмазами, яхонтами, изумрудами и сердоликами, с вырезанными на них печатями. Можно было встретить перстни в золотых ободочках и с железною печатью. В старину не было наследственных и гербовых печатей, а каждый делал на перстнях рисунки, какие заблагорассудится. Распознавать камни русские не умели, и потому их было много24.

  Носовые платки. Для отирания носа русские носили платки, которые у зажиточных делались из тафты и оторачивались золотою бахромою. Но их хранили не в карманах, а в шапках, и когда сидели в гостях, то держали в руках шапку, а в ней платок. Впрочем, не считалось неприличным высморкаться и двумя пальцами, даже и за столом, и потом обтереть руки о скатерть. Простонародье не знало платков.

  Оружие. В довершение костюма люди знатные привешивали сбоку оружие, даже не в военное время. Право носить оружие предоставлялось только служивым и тем, которые по своему происхождению его заслуживали, именно: боярам, окольничьим, стольникам, иноземцам, начальным людям, дворянам и детям боярским. Простолюдинам, посадским и крестьянам запрещалось ходить с оружием (С. г. гр. 467). Знатные и незнатные не иначе выходили из дому как с тростью или палкою, которая отделывалась набалдашником или наконечником из кости или металла: палки или посохи у богатых и знатных снаружи отделывались перламутром25. Посох служил эмблемою степенности или важности, поэтому цари не иначе выходили из своих палат, как с посохом.

"Русский народ.
Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия"

Дата публикации:



назад      в оглавление      вперед



М. Забылин. Русский народ



Мужской костюм


Лого www.rushrono.ru




КОММЕНТАРИИ

1 Этот посол был отправлен багдадским калифом Муктедиром к королю болгар в 922 году. Пер. акад. Френем.

2 «Быт русского народа» А. Терещенко. С. 314.

3 Египтянам вообще приписывается много изобретений, в числе их – изобретение колец, а затем римлянам, евреям и прочим другим народам.

4 Ожерелок, ожерелье, ворот в старину отдельно пристегивали к рубашке и называли сорочкою, а уже после XVII века стали называть так все верхнее белье. Кост. Очерк жизни и нр. Р. Н. С. 64.

5 Малороссы, как и запорожцы, носили до половины нашего столетия чубы, чупрыни, то есть клок волос на маковке головы, обвитый около правого уха и называемый иначе оселедцем. Обычай ношения чубов древний, и он существует с древних времен. Об этом упоминает Тацит.

6 Petr. 314.

7 А. отн. к Ю. Б. 53.

8 Dass. gr. Retch. v. Moscov. 187.

9 А. И. VI. 399. Доп. III. 145. Врем. XVI. Рас. кн. Ник. 60. Вар. Акты 1. 116. Олеарий 182.

10 Под лапти и другую обувь подвертывались онучи, портянки, то есть лоскутья холстины, ветошь.

11 Чулки вязать в России научились только при Петре Великом, который даже завел для их производства у Калинкина моста в Петербурге чулочную фабрику.

12 См. Домострой. 4. 54. Вых. Цар. 492–4. Ворон. акты. 1 115.

13 А. И. I, 335. Домострой 51. Вых. Цар. 219. 622. А. юр. 371. Оп. Шуи 453. А. г. Шуи 174. Оп. им. тат. Врем. VIII. Herberst. 36. Барб. 54. Tuberv. 455. Petr. 306. Olear. 181. Mejerb. 100 и пр.

14 Памятником одежд XI века может служить рисунок черниговск. князя Святослава с его семейством, подлин. которого в Императорской библиотеке.

15 В историческом описании одежд и вооружений российских, состав. г. Висноватым, ч. I, с. 7, сказано, что черниговский князь Святослав одет в зеленоватое платье вроде подризника с красною до пола обшивкою, с длинными рукавами и с золотыми нарукавьями, сверху накинут плащ с золотой бахромой синего цвета, застегнутый на правом плече, с красной подкладкой.

16 Лет. Нестора. С. 96–204.

17 См. Киевская летопись.

18 Воскр. Лет. Ч. II. С. 223.

19 Застежки.

20 Собрание Госуд. гр. и догов. Ч. I. С. 33.

21 А. И. III. 334.

22 Поэрле. 36. Кильбург. 76.

23 Fletch. 241. Olear. 371. Врем. VII. Матер. для Ист. икон. 73 и пр.

24 Времен. VII. 28–37. Коших. 22. А. И. II. 406. С. г. гр. I. 271. 406.

25 Кильб. 32.


ПОДЕЛИТЬСЯ