История России

в датах



Соботки


  В день св. Ивана у поляков сельские жители имеют обыкновение опоясываться чернобыльником и целую ночь прыгать у огня, говорит Голембовский. Краковские Соботки праздновались на Кремионках и зверинце, варшавские на берегу Вислы и на острове, ныне называемом Саксонским. В целом краю зажигали Соботки на площадях и близ лесов; везде можно было видеть по домам цветы и травы, как говорит об этом Огиер в своем путешествии в 1835 г., найденном в III томе памятников Немцевича. Ивановский огонь назывался у поляков Kresz.

  Ян Кохановский в изданных им в 1639 г. песнях свято- соботских говорит: «Когда солнце согревает рака, а соловей более не поет, суботка, как было встарь, запалена в черном лесе. Так нам передавали матери, сами также заняв от других, чтобы на день св. Иоанна завсегда горела суботка. Эта суботка или горела при лесе, или на лугу».

  Сербы говорят, что Иван дан столь великий праздник, что в оный солнце трикраты – останавливается на небе1.

  Купальные огни, сжигаемые в Иванову ночь на Карпатах, Судетах и Корконосных, между Силезиею и чехами, представляют великолепное и торжественное зрелище на пространстве нескольких сот верст.

  Говорят даже, что для разведения огня в этот день добывали его трением дерева об дерево, и огонь этот назывался божественным.

  В Украйне на Подоле и в Волыни известна игра под названием Купало, она состоит в том, что по захождении солнца все девушки собираются на известное место с вербою, убранною цветами, которую втыкают в землю. Дерево это они называют Купайло. Воткнув его, они, схватясь рука с рукою, ходят около него и поют жалобные песни в честь Купайла. Спустя некоторое время молодые люди, стоящие в стороне, бросаются, уносят и разрывают вербу, защищаемую девицами, и тем оканчивается весь обряд.

  Гизель так говорит в своем Синопсисе, печ. в Киеве в 1679 г. о Купале: «Купало объясняется купелью, по-польски Kapiel». Гизель так описывает это игрище: «Пятый идол Купало, его же бога плодов земных бытии мняху и ему прелестью бесовского омрачения, благодарения и жертвы в начале жнов приношаху. Того же Купала бога, или истиннее беса, и доселе по неким странам российским еще память держится; наипаче же в навечерия рождества св. Иоанна Крестителя собравшиеся в вечеру юноши, мужеска, девическа и женска полу соплетают себе венцы от зелия некоего и возлагают на главу и опоясуются ими. Еще же на том бесовском игралищи кладут и огонь, и окрест его емшеся за руце, нечестиво ходят и скачут и песни поют, скверного Купала часто повторяюще и чрез огонь прескачуще, самих себе тому же бесу Купале в жертву приносят».

  Подобным же образом сказано о Купале в Четьи-Минеи св. Дмитрия Ростовского.

  В Махновском повете сходно с чернорусцами и белорусцами девушки вечером закапывают в землю дерево, украшенное венками, под именем Купалы и зажигают огни с пением. Близ города Белицы на Днепре, в Гомле, после того поют:

У пана Ивана посередь двора
    Стояла верба,
На вербе горели свечи,
С той вербы капля упала,
    Озеро стало;
В озере сам бог купался
С детками, судетками.

  В Малороссии накануне сего праздника молодые люди обоего пола купаются в реках до захождения солнца, потом в сумерки раскладывают огонь на выгонах, на полянах, в садах и попарно, держась рука об руку, перепрыгивают чрез огонь. Если во время перепрыгивания руки не разойдутся, это означает, что пара эта, то есть парень и девушка, совокупятся браком; подобно тому, как в Карпатах и Судетах молодежь, препоясавшись цветными перевязями и надев на головы венки из цветов благовонных, составляют вокруг огня хороводы с песнями в честь Купалы2.

  Иван Купало между простым народом в Ярославской, Тверской и Нижегородской губерниях называется Ярилою.

"Русский народ.
Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия"

Дата публикации:



назад      в оглавление      вперед



М. Забылин. Русский народ



Соботки


Лого www.rushrono.ru




КОММЕНТАРИИ

1 Cpuckn piernuk Вука Стефановича. Вена, 1818 г. Bernolák Lexicon Slavicum VI t. Budae., 1827.

2 См. Опыт краткого повествования о древностях российских. Собр. протоиереем Иоанном Кутеповым. М., 1814.


ПОДЕЛИТЬСЯ