Оружие XIII-XVII веков

Оружие XIII-XIV веков

  В XIII-XIV вв., после тяжелых поражений русских ратей от монголо-татарских войск, произошли значительные изменения в разных видах вооружения. Усилились средства индивидуальной защиты воинов. Со 2-й пол. XIII в. на Руси появляются пластинчатые и чешуйчатые доспехи. Видоизменяется и кольчуга. С XIV в. известно использование байданы – кольчуги из крупных плоских колец, надежно защищавшей ратника. Но гораздо более популярными доспехами в этот период становятся бахтерец и юшман, в которых сочеталось использование кольчужной защиты с панцирной. Пластины крепились в наиболее уязвимых местах, у бахтерца они прикрывали спину и грудь, у юшмана – спину, грудь и бока. Разновидностью бахтерца, но без рукавов, был колонтарь. В XVI-XVII вв. появляется дополнительное защитное вооружение – зерцало, надевавшееся поверх кольчуги и состоявшее из четырех крупных стальных пластин, прикрывавших спину, грудь и бока воина. Пластины соединялись ремнями и кольцами.

  Среди малоимущих ратников вплоть до XVII в. были распространены неметаллические доспехи – тегиляи, которые изготавливали в виде стеганых на вате или пеньке кафтанов, а в подкладку зашивали фрагменты кольчуг и панцирей.

  Изменение защитного вооружения вызвало изменение и средств поражения. Мечи стали изготовляться сужающимися к острию и предназначались в основном не для рубящего, а для колющего удара. На смену булавам пришли шестоперы, пластины которых могли разрушить ременную основу доспеха и тяжело ранить противника. На южных рубежах страны все шире применялся не меч, а сабля татарского типа. Более широко использовались самострелы, заметно усовершенствованные по сравнению с первыми самострелами, появившимися в русских землях еще в XII в. В 1-й пол. XVII в. копье заменяется пикой, снабженной узким граненым наконечником.

  В XV-XVII вв. часто использовалось подвижное полевое укрепление – "Гуляй-город"1.

  У поляков был заимствован бердыш – разновидность большой секиры, снабженный длинным, до 80 см, лезвием. Наряду с пищалью и саблей бердыш стал непременным атрибутом вооружения московских стрельцов, использовавших его не только для прямого поражения противника, но и как подставку для тяжелого фитильного ружья.

  Решительный переворот в военном деле произвело появление на Руси в кон. XIV – нач. XV вв. ствольного огнестрельного оружия. Определенную роль в улучшении качества русских артиллерийских орудий сыграли итальянские и немецкие мастера, работавшие в кон. XV – нач. XVI вв. в Московской Пушечной избе. Строитель Успенского собора в Кремле архитектор Аристотель Фиораванти прославился и своим искусством лить пушки и стрелять из них. В походе 1485 г. на Тверь старый мастер состоял при полковом "наряде"2.

  В документах той эпохи упоминаются и другие мастера пушечного дела: Павлин Дебосис, еще в 1488 г. отливший в Москве первое орудие большого калибра; Петр, приехавший на Русь в 1494 г. вместе с архитектором Алевизом Фрязином; Иоганн Иордан, командовавший рязанской артиллерией во время татарского вторжения 1521 г. Вместе с иностранцами работали и русские мастера Богдан Пятой, Игнатий, Семен Дубинин, Степан Петров. Из них наиболее известен Андрей Чохов, отливший несколько десятков пушек и мортир, многие из которых ("Царь-пушка" и др.) стали шедеврами литейного дела.

  Наличие собственных квалифицированных мастеров, способных изготовлять орудия разных типов и калибров, а также действия ряда пограничных государств, стремившихся ограничить проникновение в Русское государство европейской военной технологии, заставили московское правительство рассчитывать на свои силы в создании новых образцов артиллерийского вооружения. Это не значит, что в случае необходимости русские власти отказывались от использования новоизобретенных в Европе артиллерийских систем. В годы, предшествовавшие Смоленской войне 1632-1634 гг., в Москве работали шведские мастера, присланные королем Густавом II Адольфом для организации производства легких полевых орудий – оружия, благодаря которому шведы одержали множество своих громких побед. К сер. XVII в. количество отливаемых в России пушек позволило начать экспорт некоторых артиллерийских систем: в 1646 г. в Голландию было вывезено 600 русских орудий.

  Сами пушки в России получили разные названия, в зависимости от предназначения: тюфяки – небольшие, стреляющие каменным и металлическим дробом; можжиры (мортиры), верховые пушки, длинноствольные пушки-пищали и др.

  На Руси появились и первые образцы ручного огнестрельного оружия – "ручницы", древнейшие сохранившиеся образцы которых датируются самым началом XV в. Короткоствольные и крупнокалиберные "ручницы", так же как конструктивно схожие с ними "самопалы" и "недомерки", быстро совершенствовались. В кон. XV в. появилось первое фитильное ружье, имевшее специальную боковую полку и приклад. В дальнейшем на вооружении русского войска появились пистолеты, кавалерийские карабины, мушкеты, а в самом начале XVIII в. кремневые фузеи.

автор статьи Н. Бодрихин

в раздел

КОММЕНТАРИИ

1
ГУЛЯЙ-ГОРОД – в XV-XVII вв. подвижное полевое укрепление русского войска.

 Гуляй-город представлял собой линию деревянных щитов, соединенных между собой с помощью толстых досок с бойницами для стрелков. Щиты обычно перевозили вместе с войском на повозках или санях. Гуляй-город мог быть растянут по фронту на расстояние от 2 до 10 км и представлял собой двойную линию деревянных щитов, промежуток между которыми составлял 3 м. Укрывшись за "стенами" укрепления, русские воины были хорошо защищены от огня противника и могли, в свою очередь, обстреливать атакующую конницу из пищалей и небольших пушек. Иногда гуляй-город включал несколько небольших передвижных опорных пунктов – "острожков".

2
НАРЯД – принятое в допетровской Руси обозначение совокупности артиллерийских средств: орудий, зелейных (пороховых) запасов, ядер, гранат и дробовых (картечных) снарядов.

 Первоначально нарядом назывались стенобитные и метательные осадные машины и снаряды к ним. С появлением на Руси артиллерии термин "наряд" был распространен и на этот новый вид военной техники, далеко не сразу вытеснившей прежние механизмы. Последний известный случай применения вместе с пушками пороков (метательных машин) описывается в Псковской летописи под 1426 г. Во 2-й пол. XV в. огнестрельные орудия были усовершенствованы. Мощь их огня стала достаточной для разрушения каменных укреплений; появились колесные лафеты. Это вызвало функциональное разделение наряда – на городовой наряд (крепостная артиллерия), стенобитный наряд (осадная артиллерия) и полковой наряд (полевая артиллерия).

 Обслуживали наряд пушкари – особая категория служилых людей по прибору, приравненных в правах к стрельцам и затинщикам. За свою службу пушкари получали денежное и хлебное жалованье, небольшие земельные наделы. Пушкари занимались также изготовлением пороха, снарядов, несли караульную службу в своих городах.

 Всем нарядом русского войска ведало специальное учреждение – Пушечный стол Разрядного приказа. В сер. XVII в. он был преобразован в специальный Пушкарский приказ (в 1577-1585 гг. – Пушечный приказ).

 Термин "наряд" вышел из употребления в нач. XVIII в., с началом формирования в русской армии первого регулярного артиллерийского полка.

Оружие XIII-XVII веков

Поделиться: