История России

в датах

РУПЕРТ ИЗ ДОЙЦА
"СЛОВО О СВЯТОМ МУЧЕНИКЕ ПАНТЕЛЕЙМОНЕ"


  Руперт (1075/80-1129/30), бенедиктинский монах в Люттихе (Льеже) и Зигбурге, с 1120 г. — аббат монастыря в Дойце (на правобережье Рейна, напротив Кёльна), был одним из самых известных и плодовитых богословов своего времени (его сочинения в "Латинской патрологии" Ж.-П. Миня занимают четыре полных тома: PL. Т. 167-170).

  Проявил себя Руперт и как агиограф: его перу принадлежит "Слово о св. мученике Пантелеймоне", в приложении к которому описано несколько чудес святого, совершившихся во времена, близкие ко времени создания "Слова". Например, чудо с "млеком и кровью" св. Пантелеймона (из ран мученика, по житийной традиции, источилась не только кровь, но и молоко), которые хранились в прозрачной ампуле в Константинополе и, не смешиваясь, ежегодно менялись местами; такая смена не произошла в 1091 г., что стало предзнаменованием кровопролитной битвы греков с печенегами (см. № 22, примеч. 35). Среди подобных чудес помещено и чудо о "Харальде, короле народа Руси". "Слово" сохранилось в единственном списке второй половины XII в. из Кёльна (Historisches Archiv Köln, cod. Wallraf. 320). В отдельном виде эти "Чудеса св. мученика Пантелеймона" ("Miracula S. Pantaleonis martyris") по списку XII/XIII в., хранившемуся в Главном государственном архиве в Дюссельдорфе и погибшему во время Второй мировой войны, были в свое время изданы болландистами в "Acta sanctorum", но анонимно, так как в Дюссельдорфском списке авторство Руперта не указано.

  Интерес Руперта к св. Пантелеймону объясним: в Кёльне св. Пантелеймона весьма почитали с середины X в., когда здесь был основан монастырь в его честь (см. примеч. 4); по просьбе настоятеля этого монастыря Руперт и написал свое "Слово".

  Издания: АА SS. 1729. Iulii t. 6. P. 422 А-С (по Дюссельдорфскому списку); Coens 1937. Р. 265-266 (по Кёльнскому списку); Назаренко 2001а. С. 586-587 (по Кёльнскому списку с вариантами по Дюссельдорфскому).

  Переводы: Назаренко 2001а. С. 587-588.

  Литература: Coens 1937. Р. 244-254; van Engen 1983 (о Руперте в целом; обширная библиография).

РУПЕРТ ИЗ ДОЙЦА "СЛОВО О СВЯТОМ МУЧЕНИКЕ ПАНТЕЛЕЙМОНЕ"

(начало 1120-х гг.)

Пантелеимон  (...) [Автор намерен рассказать о некоторых чудесах, совершенных св. Пантелеймоном в его, автора, время и достоверно засвидетельствованных.]

  Харальд (Aroldus), король народа Руси (Russia)1, который жив и сейчас, когда мы это пишем2, подвергся нападению медведя, распоровшего ему чрево так, что внутренности вывалились наземь и он лежал почти бездыханным, и не было надежды, что он выживет. Находясь в болотистом лесу и удалившись, не знаю, по какой причине, от своих спутников, он подвергся, как мы уже сказали, нападению медведя и был изувечен свирепым зверем, так как у него не оказалось под рукой оружия и рядом не было никого, кто мог бы прийти на помощь. Прибежавший на его крик, хотя и убил зверя, но помочь королю не смог, ибо было уже слишком поздно. С рыданиями донесли его на руках до ложа, и все ждали, что он испустит дух. Удалив всех, чтобы дать ему покой, одна мать осталась сидеть у постели, помутившись разумом, потому что, понятно, не могла сохранить трезвость мысли при виде таких ран своего сына. И вот, когда в течение нескольких дней, отчаявшись в выздоровлении раненого, ожидали его смерти, так как почти все его телесные чувства были мертвы и он не видел и не слышал ничего, что происходило вокруг, вдруг предстал ему красивый юноша, приятный на вид и с ясным ликом, который сказал, что он врач. Назвал он и свое имя — Пантелеймон (Pantaleo)3, добавив, что любимый дом его находится в Кёльне (Colonia)4.
Fyukbqcrbq ltyfhbqНаконец, он указал и причину, по какой пришел: "Сейчас я явился, заботясь о твоем здравии. Ты будешь здрав, и ныне твое телесное выздоровление уже близко. Я исцелю тебя, и страдание и смерть оставят тебя". А надо сказать, что мать короля, которая тогда сидела в печали, словно на похоронах, уже давно просила сына, чтобы тот с миром и любовью отпустил ее в Иерусалим (Iherosolima). И вот, как только тот, кто лежал все равно что замертво, услышал в видении эти слова, глаза [его] тотчас же открылись, вернулась память, язык обрел движение, а гортань — звуки, и он, узнав мать, рассказал об увиденном и сказанном ему. Ей же [вариант: Матери же его по имени Гида (Gida)5] и имя, и заслуги Пантелеймона были уже давно известны, и она, по щедротам своим, еще раньше удостоилась стать сестрою в той святой обители его имени, которая служит Христу в Кёльне6. Когда она услышала это, дух ее ожил, и от голоса сына мать встрепенулась и в слезах радости воскликнула громким голосом: "Сей Пантелеймон, которого ты, сын мой, видел, — мой господин!7 Теперь и я отправлюсь в Иерусалим, потому что ты не станешь [теперь этому] препятствовать, и тебе Господь вернет вскоре здоровье, раз [у тебя] такой заступник". И что же? В тот же день пришел некий юноша, совершенно схожий с тем, которого король узрел в своем сновидении, и предложил лечение. Применив его, он вернул мертвому — вернее, безнадежно больному — жизнь, а мать с радостью исполнила обет благочестивого паломничества8.

( 2001а. С. 587-588)


Руперт из Дойца. Слово о святом мученике Пантелеймоне

Дата публикации:



в раздел



КОММЕНТАРИИ

1 Киевский князь Мстислав Владимирович, который носил также имя Харальд (зафиксированное и скандинавской традицией) — в честь своего деда со стороны матери, англо-саксонского короля Харальда II (см. № 22, примеч. 68). Употребленная в источнике форма имени Aroldus выдает влияние французской языковой среды, что неудивительно для автора из Нижней Лотарингии и Кёльна, являвшихся французско-немецкой контактной зоной.

2 О датировке "Слова" именно началом 20-х гг. XII в. см.: Назаренко 2001а. С. 590-593.

3 Св. великомученик Пантелеймон пострадал в Никомидии во время гонений при императоре Диоклетиане в 303 г. Почитается в особенности как целитель.

4 Монастырь св. Пантелеймона в Кёльне был основан архиепископом Бруно, младшим братом германского короля Оттона I, между 955 и 965 гг.

5 Упоминание имени матери Мстислава-Харальда "Гида" имеется только в Дюссельдорфском списке. Однако оно вполне достоверно, поскольку скандинавская генеалогическая традиция удостоверяет, что жену "конунга Вальдамара" (Владимира Всеволодовича Мономаха) звали действительно Гидой (Gyda) (Джаксон 1991. С. 160-161, 163).

6 "Стать сестрой" в монастыре св. Пантелеймона в Кёльне Гида Харальдовна могла только в том специфическом смысле, в каком к братии той или иной монашеской обители причислялись лица, поминавшиеся там во время богослужения, — например, богатые вкладчики. Что дело обстояло именно так, можно судить и по тому обстоятельству, что имя "королевы Гиды" ("Gida regina") обнаруживается в синодике кёльнского монастыря св. Пантелеймона под 10 марта — очевидно, днем кончины княгини (Necr. S. Pant. S. 18). Связи с известным кёльнским монастырем у Гиды должны были установиться еще до ее прибытия на Русь. Очевидно, это случилось во время пребывания семейства погибшего в 1066 г. Харальда II в близкой к Кёльну Фландрии (пользуемся случаем, чтобы исправить ошибку: Фландрия относилась к Реймсской, а не к Кёльнской архиепископии, как мы по недосмотру писали ранее: Назаренко 2001а. С. 599). Становится ясным, откуда проповедник одного из пригородных кёльнских монастырей узнал о драматических событиях, развернувшихся в семействе Гиды: об этом не могла не сообщить сюда сама княгиня. Такое заключение подсказывается и тем фактом, что Мстислав именуется в "Слове" именно своим англо-саксонским именем.

7 В том смысле, в каком святой, которому посвящен монастырь, является "господином" монашествующих в нем (см. предыдущее примеч.). Поскольку опасное ранение Мстислава Владимировича и его неожиданное исцеление, приписывавшееся чудесному вмешательству св. Пантелеймона, вряд ли подлежат сомнению, получает объяснение редкое для древнерусского княжеского семейства крещальное имя одного из старших сыновей Мстислава — Изяслава-Пантелеимона, основателя монастыря св. Пантелеймона в Новгороде.

8 Сопоставление "Слова" и данных древнерусских источников позволяет с большей или меньшей определенностью установить, что Гида умерла не позднее рубежа 1099-1100 гг., а ранение на охоте ее сына и его исцеление случилось в 1097 г., когда Мстислав Владимирович занимал новгородский стол (Назаренко 2001а. С. 599-607; альтернативная датировка концом 80-х — началом 90-х гг. XI в. [Кучкин 1999. С. 50-82], представляется менее основательной и слишком ранней); следовательно, паломничество Гиды в Иерусалим, о котором Руперт говорит как о свершившемся факте, состоялось в 1098/9 г., буквально по следам войск Первого крестового похода (город был взят 15 июля 1099 г.). Судя по тому, что в 1099 г. Владимир Мономах вступил во второй брак (от которого происходил Юрий Владимирович Долгорукий), из паломничества Гида уже не вернулась — возможно, умерев на пути в Святую Землю.



РУПЕРТ ИЗ ДОЙЦА
"СЛОВО О СВЯТОМ МУЧЕНИКЕ ПАНТЕЛЕЙМОНЕ"


Лого www.rushrono.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ