История России

в датах

"САГА ОБ ЭГИДЕ СКААДАГРИМССОНЕ"

  Сага принадлежит к числу ранних саг об исландцах, запись которых относят к 1200-1230 гг. Сохранилась в трех основных редакциях XIV в. и более позднего времени; соотношение редакций до конца не прояснено. Самый полный текст — в рукописи "Möðruvallabók". В последние десятилетия дебатируется мнение о том, что автором "Саги об Эгиле" был Снорри Стурлусон, автор "Круга земного"; по крайней мере, литературные связи между этими двумя произведениями очевидны. "Сага об Эгиле" относится к группе саг о скальдах. Она рассказывает о четырех поколениях рода самого крупного исландского скальда Эгиля Скаллагримссона и охватывает события с конца IX по конец X в. Исследователи склонны видеть в саге достойную доверия биографию Эгиля, чьи стихи, наряду с устной семейной традицией, послужили источником для автора саги. В то же время исследователи затрудняются признать достоверной предысторию семьи, особенно эмиграцию из Норвегии по причине вражды с Харальдом Прекрасноволосым.

  В приводимых фрагментах упоминаются кюльфинги ("колбяги"), карелы и другие обитатели Аустрвега ("Восточного пути"), поход норвежского конунга Эйрика Кровавая Секира в Бьярмаланд, рассказывается о приключениях Эгиля в земле куршей.

  Издание: Egils saga Skalla-Grímssonar / Sigurður Nordal // IF. 1933. В. II.

  Перевод: Сага об Эгиле / Перевод С.С. Масловой-Лашанской (гл. I-LVII) и В.В. Кошкина (LVIII-LXXXVII) // Исландские саги / Под общей редакцией О.А. Смирницкой. СПб., 1999. Т. I. С. 21-216.

  Литература: Schier 1970. S. 51; Стеблин-Каменский 1971; Стеблин-Каменский 1979а; Simek, Hermann Pálsson 1987. S. 65-67; Bjarni Einarsson 1993.

"САГА ОБ ЭГИДЕ СКААДАГРИМССОНЕ"

1

  X

  Зимой Торольв1 поехал в горы, взяв с собой большую дружину — не меньше девяти десятков человек. [...] Торольв разъезжал по всему Финнмарку2, а когда он был в горах на востоке, он услышал, что сюда пришли с востока колбяги3 и занимались торговлей с лопарями4, а кое-где — грабежами. Торольв поручил лопарям разведать, куда направились колбяги, а сам двинулся вслед. В одном селении он застал три десятка колбяшв и убил их всех, так что ни один из них не спасся. Позже он встретил еще человек пятнадцать или двадцать. Всего они убили около ста человек и взяли уйму добра. Весной они вернулись обратно. [...]

(Перевод С.С. Масловой-Лашанской по IF. II. 27-28)

2

  XIV

  В ту зиму Торольв опять поехал в Финнмарк, взяв с собой около десяти дюжин человек. Так же, как и прошлой зимой, он торговал с лопарями и разъезжал по всему Финнмарку. А когда он зашел далеко на восток, и там прослышали о нем, к нему явились квены5 и сказали, что они послы Фаравида, конунга квенов. Они сообщили, что на их землю напали карелы6, и Фаравид послал их просить, чтобы Торольв шел к нему на подмогу7. [...]

  Финнмарк — обширная страна8. На западе, на севере и повсюду на востоке от нее лежит море, и от него идут большие фьорды. На юге же находится Норвегия, и Финнмарк тянется с внутренней стороны почти так же далеко на юг, как Халогаланд по берегу. А восточнее Наумудаля лежит Ямталанд, затем Хельсингьяланд9, потом страна квенов, потом страна карелов10. Финнмарк же лежит севернее всех этих земель11. [...]

  Когда Торольв приехал на восток в страну квенов и встретился с конунгом Фаравидом, они стали собираться в поход. У Фаравида было тридцать дюжин своих воинов, а норвежцев было десять дюжин. Они направились сухим путем через Финнмарк и достигли того места, где в горах жили карелы, те самые, что раньше напали на квенов.

  Когда карелы узнали, что на них хотят напасть, они собрались и выступили против квенов. Они думали, что победа снова будет за ними. У них были более крепкие щиты, чем у квенов. Карелы падали со всех сторон. Много их было убито, а некоторые бежали. Конунг Фаравид и Торольв взяли там огромные богатства и вернулись обратно в страну квенов. [...]

(Перевод С.С. Масловой-Лашанской по IF. II. 35-37)

3

  XVII

  [...] Этой зимой Торольв также поехал в горы, взяв с собой сто двадцать человек, а оттуда — сразу на восток в страну квенов. Здесь он встретился с конунгом Фаравидом. Посовещались они и решили отправиться в горы, как прошлой зимой. У них было сорок дюжин воинов. Они пришли в страну карелов и там врывались в те стойбища, с немноголюдным населением которых они легко могли справиться, разоряли их и добывали себе богатство. В конце зимы они поехали обратно в Финнмарк.

  Весной Торольв вернулся домой. [...] У Торольва был большой корабль, пригодный для плавания в открытом море. Торольв велел снарядить этот корабль для дальнего плавания, посадил на него своих людей и велел нагрузить его треской, кожами и шкурками горностая. Он отправил на корабль также много беличьего меха и других пушных товаров, добытых в горах. Это было огромное богатство12. [...]

(Перевод С.С. Масловой-Лашанской по IF. II. 41)

4

  XIX

  [...] Дул попутный ветер, и Торольв направился13 на юг, в Данию, а оттуда — в восточные земли14. Летом он набегами добывал там добро, но добыча была невелика. [...]

(Перевод С.С. Масловой-Лашанской по IF. II. 47)

5

  XXXVI

  Конунг Харальд подолгу живал в Хёрдаланде или Рогаланде... В ту же зиму, о которой идет речь, конунг был на севере страны.

  Бьёрн же и Торольв, после того, как они провели в Норвегии зиму, весной снарядили корабли и набрали на них людей. Летом они отправились в викингский поход в восточные земли15, а осенью вернулись с богатой добычей. [...]

(Перевод С.С. Масловой-Лашанской по IF. II. 90)

6

  XXXVII

  Эйрик Кровавая Секира стал участвовать в управлении страной. [...] Однажды весной Эйрик Кровавая Секира собрался в поход в Бьярмаланд16 и тщательно отобрал войско для этого похода.

  Торольв должен был отправиться с Эйриком. Он стоял на носу его корабля и держал его знамя. Торольв превосходил всех ростом и силой и в этом был похож на своего отца. Во время этого похода произошло много событий. В Бьярмаланде была большая битва у реки Двины17. Эйрик одержал здесь победу, как об этом рассказывается в песнях, сложенных в его честь. Во время этого же похода Эйрик взял в жены Гуннхильд, дочь Ацура Тоти, и привез ее домой. Гуннхильд была очень красива и умна и умела колдовать. [...]

(Перевод С.С. Масловой-Лашанской по IF. II. 93-94)

7

  XLVI

  Торольв и Эгиль жили у Торира в большом почете. А весной братья снарядили большой боевой корабль, набрали на него людей и отправились воевать в восточные земли18. Они много раз вступали в бой и добыли себе большое богатство.

  Приехали они в Курляндию19, пристали к берегу и договорились с жителями полмесяца сохранять мир и торговать. Когда этот срок истек, они стали совершать набеги, высаживаясь в разных местах.

  Однажды они высадились в широком устье реки. Там был большой лес. Они сошли на берег и, разделившись на отряды по двенадцать человек, углубились в лес. Скоро показалось селение. Здесь они начали грабить и убивать, а жители убегали, не сопротивляясь. К концу дня Торольв велел протрубить отход. Те, кто был в лесу, повернули назад к кораблю с того места, где они находились. Только на берегу можно было пересчитать людей, но, когда Торольв вышел на берег, Эгиля там не было. Уже стемнело, и они решили, что искать его невозможно.

  Эгиль и с ним его двенадцать человек прошли в лес и увидели широкие поля, а на них строения. Неподалеку стоял двор, и они направились к нему. Придя на двор, они стали врываться в постройки20, но не видели там ни одного человека. Они забирали все добро, которое могли унести с собой. Там было много построек, и они задержались надолго. Когда же они оставили двор, их отделила от леса большая толпа, которая приготовилась напасть на них.

  От двора к лесу шла высокая изгородь. Эгиль велел своим спутникам следовать за ним вдоль изгороди так, чтобы на них нельзя было напасть со всех сторон. Эгиль шел первым, а за ним остальные, так близко один за другим, что между ними нельзя было пройти. Толпа куров ожесточенно нападала на них, больше всего пуская в ход копья и стрелы, но за мечи не брались.

  Двигаясь вдоль изгороди, Эгиль и его люди сначала не видели, что с другой стороны у них тоже шла изгородь, и она отрезала им путь наискось. В тупике куры стали теснить их, а некоторые направляли в них копья и мечи из-за изгороди, другие же набрасывали одежду им на оружие. Они были ранены, а потом их взяли в плен, связали и привели на двор.

  Хозяин этого двора был человек могущественный и богатый. У него был взрослый сын. Они стали обсуждать, что делать с Эгилем и другими. Хозяин двора сказал, что его совет — убить их, одного за другим. Но сын его сказал, что уже ночь, и в темноте нельзя будет позабавиться, мучая пленников. Он предложил подождать до утра. Тогда их втолкнули в одну из построек и крепко связали. Эгиля привязали к столбу за руки и за ноги. После этого дверь крепко заперли, а сами пошли к себе и ели, пили и веселились.

  Эгиль налегал на столб и дергал его до тех пор, пока не вырвал из пола. Столб упал, и тогда Эгиль освободился от него. Потом он зубами развязал себе руки, а когда руки были свободны, он снял путы и с ног. После этого он освободил своих товарищей.

  Когда же они все были развязаны, они стали осматриваться и искать выхода. Стены были сложены из толстых бревен, а в одном конце была дощатая перегородка. Они с разбега нажали на эту перегородку, сломали ее и вошли в другое помещение. Здесь также кругом были бревенчатые стены. Вдруг они услышали внизу, у себя под ногами, человеческую речь.

  Они оглядели все вокруг, нашли в полу дверь и открыли ее. Там внизу была глубокая яма. Оттуда и слышалась речь. Эгиль спросил, что там за люди. Тот, кто ответил ему, назвался Аки. Эгиль спросил, не хочет ли он выбраться из ямы. Аки сказал, что они охотно сделали бы это. Тогда Эгиль с товарищами опустили в яму веревку, которой они были связаны, и вытащили наверх трех человек. Аки сказал, что это его два сына, что они датчане и что их взяли в плен прошлым летом.

  — Зимой со мной хорошо обращались, — сказал он, — я управлял хозяйством у здешнего бонда, но сыновей моих сделали рабами, и они тяжело переносили это. Весной мы бежали, а потом нас нашли и посадили в эту яму.

  — Ты, должно быть, знаешь, как устроен дом, — говорит Эгиль, — как нам выбраться отсюда?

  Аки сказал, что в доме есть еще одна перегородка.

  — Сломайте ее, и тогда вы попадете в ригу, а оттуда можно легко выйти.

  Эгиль с товарищами так и сделали. Они сломали перегородку и вышли в ригу, а оттуда наружу. Была безлунная ночь. Спутники Эгиля говорили, что нужно спешить в лес. Эгиль сказал Аки:

  — Ты ведь знаешь здешнее жилье, покажи, где бы нам раздобыть что-нибудь из добра. Аки говорит тогда:

  — Здесь немало добра. Вот большой чердак, где спит хозяин. Там полно оружия.

  Эгиль велел отправиться на чердак, а когда они поднялись по лестнице наверх, они увидели, что дверь открыта, внутри горит свет и слуги стелят постели. Эгиль оставил нескольких человек снаружи следить, чтобы никто не вышел. Сам он ворвался внутрь и схватил оружие, которого там было вдоволь. Они убили всех людей на чердаке. Все они взяли себе оружие.

  Аки подошел к тому месту, где в половицах была дверь, открыл ее и сказал, что они должны спуститься вниз, в клеть. Они взяли светильник и пошли туда. Там хранились сокровища бонда — драгоценные вещи и много серебра. Люди нагрузились и понесли, что взяли. Эгиль взял большой кувшин для браги и потом нес его под мышкой.

  Они двинулись к лесу, а когда они пришли в лес, Эгиль остановился и сказал:

  — Мы поступили не так, как надо. Воины так не поступают: мы украли добро бонда. Не должно быть на нас такого позора. Вернемся обратно, и пусть они знают, что произошло.

  Все возражали Эгилю и говорили, что надо спешить на корабль.

  Тогда Эгиль поставил кувшин на землю и бегом пустился обратно. А когда он пришел на двор бонда, он увидел, что слуги выходили из главного дома и переносили оттуда в другой дом подносы с едой. В очаге горел большой огонь, а над ним висели котлы. Эгиль вошел в главный дом. Огонь был разведен так, как было принято в этой стране: был зажжен один конец бревна, и от него постепенно сгорало все бревно. Эгиль схватил это бревно, понес его к тому дому, где сидели люди за едой, и стал совать горящий конец бревна под стреху, крытую берестой. Береста быстро загорелась, но люди, которые сидели внутри и пили, ничего не замечали до тех пор, пока пламя не охватило всю крышу и не проникло внутрь. Тогда они бросились к дверям, но выйти оттуда было не так-то просто: выход загораживали бревна, и, кроме того, там стоял Эгиль. Он убивал и тех, кто показывался в дверях, и тех, кто успевал выбежать. Но очень скоро горящая крыша рухнула. Там погибли все, кто был в доме.

  Эгиль же вернулся к своим спутникам. Они пошли все вместе на корабль. Эгиль сказал, что кувшин, который он нес, он хочет оставить себе как добычу предводителя. А кувшин-то был полон серебра.

  Торольв и все другие очень обрадовались, когда Эгиль вернулся. Как только рассвело, они отчалили.

  Аки с сыновьями остались в отряде Эгиля.

  В конце лета они поплыли в Данию, нападали на торговые корабли и грабили везде, где удавалось.

(Перевод С.С. Масловой-Лашанской по IF. II. 114-118)

8

  XLIX

  [...] Когда после этой зимы наступила весна, Торольв и Эгиль опять собрались в викингский поход. Снарядившись, они снова поплыли в восточные земли21. Но возле Вика они повернули на юг и поплыли вдоль Ютландии. Здесь они стали опустошать побережье. Потом они направились к стране фризов и летом долго оставались там, а затем опять повернули к Дании. [...]

(Перевод С.С. Масловой-Лашанской по IF. II. 126)

9

  LIII

  [...] Эгиль вооружился так же, как Торольв. У его пояса висел меч, который он называл Ехидна. Эгиль добыл его в Курляндии22. Это было отличное оружие. Ни один из них не надел брони. [...]

(Перевод С.С. Масловой-Лашанской по IF. II. 136)


Сага об Эгиле Скаллагримссоне



в раздел




КОММЕНТАРИИ

1 Торольв Квелъдульвссон — дядя Эгиля, находившийся на службе у норвежского конунга Харальда Прекрасноволосого (ок. 858-928).

2 Финнмарк (Finnmörk) — область расселения финнов (лопарей), входящая в пределы современной Норвегии. С образованием норвежского государства право собирать дань с лопарей и торговать с ними стало государственной монополией. Дань эта состояла из ценных мехов и была важным источником дохода.

3 Колбяги — в оригинале Kylfingar "кюльфинги". Древнескандинавское слово послужило основой древнерусского названия колбяги и византийского кулпинги. В византийских и древнерусских ("Русская Правда") источниках XI в. кулпинги/колбяги всегда упоминаются в паре с варягами. В скандинавских географических сочинениях XII-XIII вв. Кюлъфингаланд отождествляется с Гардарики (Русью). Большинство исследователей предполагает в них скандинавов, хотя некоторые склонны видеть в них этносоциальную группу, возникшую из пришлых скандинавов и приладожских финнов. Подробнее и литературу см.: Джаксон, Спиридонов 1990. С. 110-111.

4 Торговля с лопарями (finnkaup) — торговля с саамами, жителями Финнмарка.

5 Квены (Kvenir) — финское население прибрежной полосы у северной оконечности Ботнического залива (ср. его русское название Каяно море), территории современной финляндской провинции Остерботния и, видимо, смежного района Северной Швеции.

6 Карелы (Kirjálir) — племена, населявшие в средние века Северо-Западное Приладожье и упоминавшиеся в русской летописи под именем корела (первое упоминание — в НПЛ под 1143 г.). Карелы хорошо известны древнескандинавским источникам (см.: Джаксон, Спиридонов 1990).

7 К числу отношений более позднего времени, оказавшихся в саге перенесенными на период правления Харальда Прекрасноволосого, исследователи относят описываемые отношения норвежцев и квенов в Финнмарке с карелами и колбягами (см.: Джаксон, Спиридонов 1990. С. 110).

8 Описание земель Северной Фенноскандии в XIV главе "Саги об Эгиле" представляется интерполяцией, заимствованной из какого-то географического сочинения XII в. (Jones 1960. Р. 4-5). В основном оно повторяет этногеографические сведения "Истории Норвегии", включая их в более широкий контекст.

9 Ямталанд... Хельсингьяланд — области в Швеции.

10 Страна карелов (Kirjálaland). — По расшифровкам хронологии саги, походы Торольва Квельдульвссона в Финнмарк, Квенланд и Кирьячаланд датируются 880-ми годами. Однако археологические данные не позволяют отнести начало карельского проникновения на Север ко времени ранее рубежа X-XI вв.

11 В оригинале: "ниже" (ближе к побережью), т.е. в данном случае, действительно, севернее.

12 Интересен состав "богатства", добытого Торольвом в результате сбора дани, торговли и грабежей. "Пушные товары", которые он грузит на корабль, включают шкурки горностая и белок, бобров и соболей (гл. XVII). Выше в саге (гл. XIV) упоминаются "бобровые и собольи шкуры и другие ценные меха".

13 Из Вика (Ослофьорда).

14 В восточные земли — в оригинале i Austrveg (в Аустрвег).

15 В восточные земли — в оригинале i Austrveg (в Аустрвег).

16 Бьярмаланд (Bjarmaland) — Беломорье.

17 Двина — в оригинале Vina (Вина).

18 В восточные зелии — в оригинале i Austrveg (в Аустрвег).

19 Курляндия — в оригинале Kurland (Курланд). Жители этих земель зовутся Kurir (куры) "курши".

20 Придя на двор, они стали врываться в постройки... — "Исландский двор (по образцу которого изображается в нижеследующем рассказе курляндский двор, куда попали Эгиль и его спутники) состоял из нескольких примыкающих друг к другу построек, из которых каждая имела свою крышу. Стены были земляные, без окон. Посредине главного дома (skáli или eldaskáli) на земляном полу был очаг, дым от которого выходил через отверстие в крыше (потолка не было), а по бокам от него, вдоль стен, — дощатый настил, на котором спали. В другом доме (stofa) вдоль стен шло сиденье, перед которым ставили столы для еды. Остальные постройки имели хозяйственное назначение" (Исландские саги 1999. Т. I. С. 793).

21 В восточные земли — в оригинале i Austrveg (в Аустрвег).

22 Курляндия — в оригинале Kúrland (Курланд). Жители этих земель зовутся Kúrir (куры) "курши".


"САГА ОБ ЭГИДЕ СКААДАГРИМССОНЕ"