История России

в датах

"САГА ОБ ОЛАВЕ ТРЮГГВАСОНЕ"
ПО "КРУГУ ЗЕМНОМУ"

  "Сага об Олаве Трюггвасоне" ("Óláfs saga Tryggvasonar") — это жизнеописание норвежского конунга Олава Трюггвасона, правнука Харальда Прекрасноволосого. Сага сохранилась в нескольких взаимозависимых редакциях. Самая старшая из саг о нем — латиноязычная сага монаха бенедиктинского Тингейрарского монастыря Одда Сноррасона (ок. 1190 г.), сохранившаяся в трех списках (A, S, U) перевода на древнеисландский язык. Отдельные главы об Олаве Трюггвасоне есть в "Обзоре саг о норвежских конунгах", ок. 1190 г. Несколько позднее, чем сага Одда, но до 1200 г., было написано еще одно латиноязычное жизнеописание Олава Трюггвасона — тоже монахом Тингейрарского монастыря, Гуннлаугом Лейвссоном. От этого текста не сохранилось ни оригинала, ни исландского перевода, однако Бьярни Адальбьярнарсону удалось реконструировать его значительный фрагмент в составе "Большой саги об Олаве Трюггвасоне" (Bjami Aðalbjarnarson 1937. S. 85-135). Работа Гуннлауга послужила источником для Снорри Стурлусона, а также для авторов "Саги о крещении" и "Саги о Йомсвикингах".

  Олаву Трюггвасону посвящено большое число глав свода королевских саг "Красивая кожа", ок. 1220 г. В "Круге земном" Снорри Стурлусона (ок. 1230 г.) "Сага об Олаве Трюггвасоне" — шестая по счету. На рубеже XIII-XIV вв., вероятно, аббатом монастыря в Мункатвера Бергом Соккасоном, была написана так называемая "Большая сага об Олаве Трюггвасоне".

  Олав упоминается и в исландских анналах. Датой его рождения там назван 968 или 969 г.; его пленение в Эйстланде относится к 971 г.; приезд Олава в Гардарики (на Русь) отмечен под 977 или 978 г., а возвращение в Норвегию — под 986 или 987 г.; считается, что его крещение на островах Сюллингах произошло в 993 г.; начало его правления в Норвегии анналы относят к 995 г.; а его последняя битва датируется 999 или 1000 г.

  "Сага об Олаве Трюггвасоне" естественным образом распадается на три больших рассказа: о детстве и юности Олава до того момента, как он становится конунгом (по "Кругу земному" — до гл. 50); о его миссионерской деятельности в Норвегии и Исландии (там же — гл. 53-59, 65-84, 95-96); о его последней битве (при Свёльде), где он сражается против объединенного войска, возглавляемого шведским и датским конунгами и норвежским ярлом, и, по всей вероятности, погибает (гл. 89-94, 97-113). Для нас представляет интерес первая часть саги.

  Из нее следует, что юный Олав Трюггвасон был пленен эстами и провел несколько лет в неволе; что он был выкуплен из плена в Эйстланде своим родичем — сборщиком дани для "Вальдамара, конунга Хольмгарда" и тайно привезен в Хольмгард; что он убил на торгу в Холъмгарде человека по имени Клеркон; что он воспитывался при дворе "конунга Вальдамара" (князя Владимира Святославича) и был предводителем в войске князя. Кроме того, Снорри упоминает некоего конунга Виссавальда из Гардарики. В саге монаха Одца содержится явно вымышленный рассказ об участии Олава Трюггвасона в крещении конунга Вальдамара и всех людей в Гардарики.

  Полную комментированную выборку восточноевропейских фрагментов по семи редакциям "Саги об Олаве Трюггвасоне" см. в кн.: Джаксон 1993. Здесь в сносках будет отмечено, в каких редакциях есть сходная информация.

"САГА ОБ ОЛАВЕ ТРЮГГВАСОНЕ"
ПО "КРУГУ ЗЕМНОМУ"

  Издание: Snorri Sturluson. Heimskringla / Bjarni Aðalbjarnarson // IF. В. XXVI. 1941. Bis. 225-371.

  Перевод: Снорри Стурлусон. Круг Земной / А.Я. Гуревич, Ю.К. Кузьменко, О.А. Смирницкая, М.И. Стеблин-Каменский. М., 1980. С. 97-167.

  Литература: Lonnroth 1963; Simek, Hermann Palsson 1987. S. 270-271; Pritsak 1992; Джаксон 1993. С. 117-217.

1

  Глава 6

  Сигурдом звали брата Астрид1, сына Эйрика Бьодаскалли. Он долгое время тогда находился вне страны и был на востоке в Гардарики у конунга Вальдамара. Сигурд пользовался там большим почетом. Астрид захотела поехать туда к Сигурду, своему брату. Дал ей Хакон Старый хороших провожатых и неплохую провизию. Отправилась она с некими купцами2. К тому времени она пробыла у Хакона Старого два года. Олаву было тогда три года. И когда они поплыли на восток в море, напали на них викинги. Это были эйсты. Они захватили и людей, и добро, и убили некоторых, а некоторых поделили между собой в качестве рабов3. Там разлучился Олав со своей матерью, и взял его с собой Клеркон, эйст, а также взял он Торольва и Торгисля. Клеркон посчитал, что Торольв слишком стар для раба, и решил, что от него не будет пользы, и убил его, а мальчиков взял с собой и продал их человеку, которого звали Клерк, и взял за них хорошего козла. Третий человек купил Олава и дал за него хороший плащ или пыльник. Этого человека звали Реас, а жену его звали Рекон, а сына их Рекони. Там был Олав долго, и о нем хорошо заботились, и бонд очень его любил. Олав пробыл шесть лет в Эйстланде в этом изгнании4.

(Перевод Т.Н. Джаксон по IF. XXVI. 230)

2

  Глава 7

  Сигурд Эйрикссон приехал в Эйстланд по поручению Вальдамара, конунга Хольмгарда, и должен был собрать там в стране подати для конунга5. Ехал Сигурд с большой пышностью, у него было с собой много людей и много добра. Он увидел на торгу мальчика, очень красивого, и понял, что тот, должно быть, чужеземец, и спросил его о имени и роде. Он назвал себя Олавом, а своим отцом — Трюггви, сына Олава, а матерью своей — Астрид, дочь Эйрика Бьодаскалли. Тогда понял Сигурд, что мальчик был сыном его сестры. Тогда спросил Сигурд у мальчика, как он туда попал. Олав рассказал ему все, что с ним произошло. Сигурд попросил его пойти вместе с ним к бонду Реасу. И когда он пришел туда, там купил он обоих мальчиков, Олава и Торгисля, и взял с собой в Хольмгард, и никому не открыл происхождения Олава, и обращался с ним хорошо.

(Перевод Т.Н. Джаксон по IF. XXVI. 230-231)

3

Олав Трюггвасон   Глава 8

  Олав Трюггвасон был однажды на торгу6. Там было очень много народа. Там он узнал Клеркона, который убил его воспитателя Торольва Вшивобородого. У Олава был в руке маленький топор, и он ударил им Клеркона по голове так, что разрубил ему мозг; тотчас же побежал домой и сказал Сигурду, своему родичу, а Сигурд сразу же отвел Олава в покои княгини и рассказывает ей новости. Ее звали Аллогия7. Сигурд попросил ее помочь мальчику. Она отвечала, глядя на мальчика, что нельзя убивать такого красивого мальчика. Велела она позвать к себе людей в полном вооружении. В Хольмгарде была такая великая неприкосновенность мира, что там были законы, что следовало убить всякого, кто убьет неосужденного человека. Бросился весь народ, по обычаю своему и законам, и побежал за мальчиком, куда он скрылся. Говорили, что он во дворе княгини и что там отряд людей в полном вооружении. Сказали об этом конунгу. Пошел он тогда со своим войском и не хотел, чтобы они бились. Устроил он тогда мир, а затем и соглашение. Назначил конунг выкуп, а княгиня заплатила8. С тех пор был Олав у княгини, и она его очень любила.

  Такие были законы в Гардарики, что там не могли находиться люди королевского рода, кроме как с разрешения конунга9. Тогда говорит Сигурд княгине, какого рода был Олав и по какой причине он туда приехал, что он не мог жить дома в своей стране из-за немирья. Он просил ее поговорить об этом с конунгом. Она сделала так, попросила конунга помочь этому сыну конунга, с которым так сурово обошлись, и привели к тому ее уговоры, что конунг обещал ей это. Взял он тогда Олава под свое покровительство и обращался с ним прекрасно, как и положено было обращаться с сыном конунга. Олаву было девять лет, когда он приехал в Гардарики, и пробыл он там у конунга Вальдамара еще девять лет. Олав был всех людей красивее и выше, сильнее и превосходил всех людей в искусствах, которыми славятся норвежцы.

(Перевод Т.Н. Джаксон по IF. XXVI. 231-232)

4

  Глава 21

  Олав Трюггвасон находился все это время в Гардарики и был в высочайшей милости у конунга Вальдимара и любим княгиней10. Конунг Вальдимар поставил его хёвдингом над тем войском, которое он отправил охранять свою страну11. У Олава там было несколько сражений, и он умело управлял войском. Имел он и собственный большой отряд воинов на свои средства, те, что конунг давал ему. Олав был щедр со своими людьми. Был он ими любим. И случилось так, как зачастую может случиться, если чужеземцы достигают могущества или большей славы, чем люди в этой стране, что многие стали завидовать тому, что он был любим конунгом и не меньше — княгиней. Говорили люди конунгу, что он должен остерегаться слишком возвышать Олава, — "ибо такой человек для тебя всего опаснее, если он захочет посвятить себя тому, чтобы нанести вред Вам или Вашему государству, особенно поскольку он обладает такими физическими и духовными совершенствами и его так любят. И не знаем мы, о чем они с княгиней постоянно разговаривают".

  Таков был обычай могущественных конунгов, что княгиня должна была владеть половиной дружины и содержать ее на собственные средства и для этого собирать дань и налоги, сколько требовалось. Было так и у конунга Вальдимара, что княгиня владела не меньшей дружиной, чем конунг, и они постоянно соперничали из-за родовитых людей. Каждый хотел заполучить их себе. Вот случилось так, что конунг поверил таким советам, которые давались ему, и сделался он несколько сдержанным и раздражительным по отношению к Олаву. А когда Олав это заметил, то говорит он княгине о том, что хочет отправиться в Нордрлонд, и говорит, что его родичи владели там раньше государством, и ему кажется наиболее вероятным, что он там всего больше преуспеет. Княгиня желает ему счастливого пути, говорит, что он везде будет считаться благородным, где бы он ни находился.

(Перевод Т.Н. Джаксон по IF. XXVI. 251-252)

5

  Глава 43

  В тот же вечер приехал туда12 другой конунг13. Его звали Виссавальд с востока из Гардарики14. Он приехал свататься к ней. Конунгов и всех их воинов поместили в большой и старой зале. В соответствии с этим было все убранство залы. И вечером не было там недостатка в питье таком крепком, что все были сильно пьяны, и стражи внутри и снаружи дома заснули. Тогда велела королева Сигрид напасть на них в эту ночь с огнем и мечом. Сгорела там зала и те люди, которые находились внутри, а те, кто выбрался наружу, были убиты. Сигрид сказала, что так она отучит мелких конунгов приезжать из других стран для того, чтобы свататься к ней. С тех пор ее стали звать Сигрид Гордая. За год до этого была битва с Йомсвикингами15.

(Перевод Т.Н. Джаксон по IF. XXVI. 287-289)

"САГА ОБ ОЛАВЕ ТРЮГГВАСОНЕ" МОНАХА ОДДА СНОРРАСОНА (РЕДАКЦИЯ А)

  Издание: Saga Óláfs Tryggvasonar av Oddr Snorrason munkr / Finnur Jónsson. Kobenhavn, 1932.

  Литература: Gordon 1938; Lönnroth 1963; Holtsmark 1974; Simek, Hermann Pálsson 1987. S. 270-271; Джаксон 1993. С. 117-217.

1

  Глава 6. О конунге Гардов и его матери16

  В то время правил в Гардарики конунг Вальдамар с великой славой. Так говорится, что его мать была пророчицей17, и зовется это в книгах духом фитона18, когда пророчествовали язычники. Многое случалось так, как она говорила. И была она тогда в преклонном возрасте. Таков был их обычай, что в первый вечер йоля19 должны были приносить ее в кресло перед высоким сиденьем конунга. И раньше, чем люди начали пить, спрашивает конунг свою мать, не видит или не знает ли она какой-либо угрозы или урона, нависших над его государством, или приближения какого-либо немирья или опасности, или покушения кого-либо на его владения. Она отвечает: "Не вижу я ничего такого, сын мой, что, я знала бы, могло принести вред тебе или твоему государству, а равно и такого, что спугнуло бы твое счастье. И все же вижу я видение великое и прекрасное. Родился в это время сын конунга в Нореге, и в этом году он будет воспитываться здесь, в этой стране, и он станет знаменитым мужем и славным хёвдингом, и не причинит он никакого вреда твоему государству, напротив, он многое даст Вам. А затем он вернется в свою страну, пока он еще в молодом возрасте, и тогда завладеет он своим государством, на которое он имеет право по рождению, и будет он конунгом, и будет сиять ярким светом, и многим он будет спасителем в северной части мира. Но короткое время продержится его власть над Норегсвельди20. Отнеси меня теперь прочь, поскольку я теперь не буду дальше говорить, и так уже довольно сказано". Этот Вальдамар был отцом конунга Ярицлейва21.

(Перевод Т.Н. Джаксон по ОlОА. 20-21)

2

  Глава 9. О конунге Олаве

  Так говорят мудрые и ученые люди, что Олав никогда не приносил жертв идолам и всегда относился к ним одинаково. Но все же у него было в обычае часто сопровождать конунга в храм, однако он никогда не входил внутрь. Он всегда стоял снаружи у дверей. И однажды конунг говорил с ним, и просил он его так не делать, "потому что может так случиться, что боги разгневаются на тебя, и ты погубишь цвет своей молодости. Я бы очень хотел, чтобы ты смирился перед ними, потому что я боюсь за тебя, что они обрушат на тебя такой сильный гнев, какому ты себя подвергаешь". Он отвечает: "Никогда я не испугаюсь тех богов, что не имеют ни слуха, ни зрения, ни сознания, и я могу понять, что у них нет никакого разума. И из того я могу сделать заключение, господин, какова их природа, что ты мне представляешься всякий раз с милым выражением, за исключением того времени, когда ты там и приносишь им жертвы; и тогда ты мне всегда кажешься несчастным, когда ты там. И из этого я заключаю, что те боги, которым ты поклоняешься, должно быть, правят мраком"22.

(Перевод Т.Н. Джаксон по ОlОА. 30-32)

3

  Глава 13. О сновидении конунга Олава23

  После этого направил Олав прочь свои корабли и на восток в Гардавельди24. И приняли конунг и княгиня его очень хорошо, и пробыл он там зиму. И однажды было ему в то время удивительное видение. Ему привиделся огромный камень, и казалось ему, что он взбирается по нему высоко вверх, пока он не достиг вершины. Ему показалось тогда, что он поднялся в небо выше облаков. И когда он поднял кверху глаза, ясно увидел он красивые места и светлых людей, которые жили в тех местах. Там почувствовал он сладкий аромат и увидел всевозможные красивые цветы, и ему показалось, что там большее великолепие, чем он мог предположить и выразить словами. Тогда услышал он голос, который говорил с ним: "Слушай ты, готовый стать божьим человеком, поскольку ты никогда не поклонялся богам и не служил им. Скорее бесчестил ты их, и потому умножатся твои поступки для добрых дел и полезных; но все же недостает тебе многого, чтобы ты мог быть в этих местах, либо был достоин жить здесь вечно, притом что ты не знаешь своего Творца и тебе неизвестно, кто есть истинный Бог". И когда он услышал это, то чрезвычайно испугался и сказал так: "Кто ты, господин, чтобы я поверил в тебя?" Голос отвечает: "Поезжай ты в Гиркланд25, и там тебе станет известно имя Господа Бога твоего. И если ты будешь следовать его заповеди, то будет тебе вечная жизнь и блаженство. И когда ты уверуешь истинно, тогда ты обратишь многих других от ереси к спасению, поскольку Бог избрал тебя для того, чтобы обратить к нему многие народы". И когда он услышал это и увидел, то вознамерился он спуститься вниз с камня. И когда он шел вниз, то увидел он страшные места, полные огня и мучений, и при этом услышал он жалобный плач и разного рода страшные вещи. И там казалось ему, что он узнаёт многих людей, которые верили в деревянных идолов, — как друзей, так и правителей. И то различил он, что это мучение ждет конунга Вальдамара и княгиню. На него это так сильно подействовало, что, когда он проснулся, был он весь в слезах, и проснулся он с большим страхом. После этого велел Олав своему войску собираться в путь оттуда. "И хочу я теперь плыть в Гиркланд".

  Так он и делает, и дует ему попутный ветер, и приплыл он в Гиркланд. И встретил там славных проповедников и хорошо верующих, которые открыли ему имя господа Иисуса Христа. Обучился он теперь той вере, которая была ему ранее возвещена во сне. Затем он встретил одного превосходного епископа и просил его дать ему святое крещение, которого он давно вожделел и которое позволило бы ему присоединиться к христианам, и было затем ему дано prima signatio. И затем просил он епископа отправиться с ним на Русию и провозгласить там имя Божие языческим народам. Епископ дал обещание, что приедет, если он поедет сам, поскольку тогда сам конунг будет меньше противиться и другие знатные хёвдинги, но будет оказывать ему помощь, чтобы успех был достигнут и божье христианство стало сильнее.

Последняя битва Олава Трюггвасона
Последняя битва Олава Трюггвасона

  Затем уехал Олав прочь и назад на Русию, и был он теперь, как и раньше, очень хорошо принят. Находится он теперь там некоторое время. Он часто говорит конунгу и княгине, чтобы они поступили в соответствии с тем, что им подобает. И много прекраснее вера, когда веруешь в истинного бога и творца своего, который сделал небо и землю, и все, что им сопутствует. Он говорит также, сколь мало приличествует тем людям, которые являются могущественными, заблуждаться в таком великом мраке, чтобы верить в тех богов, которые не могут оказать никакой помощи, и отдавать этому все время и силы. "Можете Вы также понять, благодаря Вашей мудрости, что истинно то, что мы провозглашаем. И я никогда не перестану проповедовать Вам истинную веру и слово Божие, чтобы Вы могли дать плоды для истинного Бога". И хотя конунг долго сопротивлялся и говорил против того, чтобы оставить свою веру и тех идолов, но все же понял он благодаря Божьей милости, что многое отличало ту веру, которая была у него, от той, которую проповедовал Олав. Также ему часто прекрасно напоминали, что все то было языческим заблуждением и суеверием, с чем они прежде имели дело, а христиане веруют лучше и прекраснее. И благодаря благотворным речам княгини, которые она произносила по этому поводу при помощи милости Божьей, согласился тогда конунг и все его мужи принять святое крещение и правую веру, и был там крещен весь народ26. И когда это было сделано, то собрался Олав в путь прочь оттуда, и пошла тогда великая слава об Олаве, где бы он ни появлялся, и не только в Гардавельди, но и во всей северной части мира. И тогда пришла слава об Олаве на самый север в Норег и о превосходных делах, которые он совершал каждый день.

(Перевод Т.Н. Джаксон по ОlОА. 39-43)


Сага об Олаве Трюггвасоне



в раздел




КОММЕНТАРИИ

1 Астрид — мать Олава Трюггвасона.

2 Дополнительный штрих к картине русско-скандинавских торговых связей: люди, плывущие в Гардарики, — торговые люди. Эта ремарка была у Одда, сохранил ее и Снорри.

3 Это свидетельство рабовладения в Эйстланде — единственное (среди разного рода источников) столь подробное, а главное — столь раннее. Исследователи склонны видеть в этом известии не более чем назидательный рассказ (Jones 1968. Р. 17). И все же мы можем усматривать здесь отголоски реальности, а именно, отражение исторической ситуации на Балтике времени создания рассматриваемых источников, т.е. XII-XIII вв.

4 Рассматривая известия "Саги об Олаве Трюггвасоне", достойные и не достойные доверия, Г. Джоунз заключает, что мы можем верить в то, что мать Олава и его родственники отправили его, из соображений безопасности, на Русь, поскольку «правящая династия там была шведского происхождения, и северные связи, хотя и ослабевшие, еще существовали» (Jones 1968. Р. 17). Думается, больше оснований признавать факт пребывания Олава Трюггвасона на Руси дает виса Халльфреда Трудного Скальда из песни об Олаве, сочиненной в 996 г., т.е. при жизни Олава.

5 Информация саг о сборе эстской дани в конце X в. противоречит русским источникам и исторической логике. Как показывает анализ источников, проведенный Т. Нуненом, эстская чудь не была подвластна Руси в период с 850 по 1015 г. — эсты поставляли вооруженные отряды в войско русского князя, но не платили этому князю дани. Пребывание Сигурда в Эйстланде исследователь рассматривает как попытку набрать там войска в помощь Владимиру (Noonan 1972. Р. 17-18). Но в таком случае в Исландии XIII в. должны были знать и помнить, что в X в. русский князь нуждался в эстском войске. Вероятнее все же, что в поездке Сигурда в Эйспианд мы должны, следуя саге, видеть сбор дани в пользу русского князя, только с той оговоркой, что в саге отразились события времени ее записи, т.е. конца XII — XIII в.

6 Если в латинском тексте HN используется термин forum "рыночная площадь, торжище, центральная площадь", то в сагах — слово, являющееся древнерусским лексическим заимствованием в скандинавских языках, принадлежащим эпохе викингов: torg "рынок, торг" < др.-рус. ТЪРГЪ (Мельникова 1984а. С. 70), хотя в древнеисландском языке имелась и другая возможность для обозначения того же понятия: mаrкаðr < лат. mercatus.

7 Согласно гипотезе С. Кросса (Cross 1931. Р. 144), княгиня, названная в саге Аллогией, была Рогнедой, дочерью Рогволода Полоцкого. По мнению Е.А. Рыдзевской (1978. С. 212, примеч. 190), "догадка этого автора довольно правдоподобна; имя Рогнеды могло быть вытеснено в устной передаче именем другой, более знаменитой, русской княгини — Ольги, чье имя сага дает жене Владимира в своеобразной переделке — Allogia". Иное мнение было высказано В.Н. Татищевым (1963. Т. III. С. 225-226) и поддержано Н. Баумгартеном (Baumgarten 1932. Р. 38-39), а именно, что в летописи Иоакима, епископа Новгородского, содержится упоминание о скандинавской жене князя Владимира по имени "Олава", и именно с ней можно отождествить Аллогию исландских саг.

8 Рассказ "Саги об Олаве Трюггвасоне" об убийстве юным Олавом в Хольмгарде некоего человека по имени Клеркон неоднократно привлекался русскими историками к изучению развития права в Древней Руси, причем всякий раз принималась во внимание какая-то одна редакция саги. Однако развитие сюжета весьма разнится в различных редакциях. Так, согласно HN, Олава представили королю, который его усыновил; по Ágrip, месть сочли справедливой, и конунг помиловал Олава; в ÓlОА юному Олаву дали отряд, сами пошли с ним и сочли удар его славным; а в Hkr и ÓlTr конунг, чтобы избежать столкновения между народом, желающим мести по закону о неприкосновенности мира, и отрядом, вызванным княгиней, назначил виру, а княгиня заплатила. Более того, в Msk и Hulda содержится аналогичный рассказ из детства будущего норвежского конунга Магнуса Доброго; похожие сюжеты встречаются и в сагах об исландцах, в частности, в "Саге об Эгиле". Совершенно очевидно, что говорить о нормах русского права на рубеже X-XI вв. на основании этого материала невозможно. Подробнее см.: Джаксон 1994а.

9 А.И. Ляшенко (1926а. С. 11-12) высказывает сомнение, что на Руси мог существовать такой закон, но при этом приводит аналогичные примеры из саг: Харальд Суровый Правитель меняет в Византии свое имя и называется Нордбриктом; Олав Трюггвасон на западе называет себя гардским купцом по имени Али/Оли.

10 О стереотипе изображения скандинавского конунга на Руси см.: Джаксон 1978б.

11 Информация о службе Олава у Вальдимара никакими другими данными не подкрепляется, но вероятность ее весьма велика. Г. Джоунз полагает, что мы можем верить тому, что, находясь на Руси, Олав не сидел без дела. Благодаря своему темпераменту, воспитанию и стремлению к славе он должен был участвовать в многочисленных войнах Владимира против славян, поляков, булгар и печенегов (Jones 1968. Р. 17-18). Это с одной стороны. С другой стороны, из русских источников мы знаем варягов именно в качестве наемников — норманнского корпуса, который некоторое время постоянно служил князьям. В частности, и Владимир Святославич, готовясь к борьбе с Ярополком, "бежа за море" и вернулся оттуда "с варяги" (ПСРЛ. Т. I. Стб. 75).

12 К вдовой в то время шведской королеве Сигрид Гордой, дочери Скёглар-Тости. В первом браке она была женой шведского конунга Эйрика Победоносного (и матерью Олава Шётконунга), во втором — женой датского конунга Свена Вилобородого.

13 Первым приехал Харальд Гренландец, конунг в Вестфолле, правнук конунга Харальда Прекрасноволосого, отец конунга Олава Святого. Согласно исландским анналам, он был убит в 994/995 г.

14 Виссавальд с востока из Гардарики (Vissavaldr austan ór Garðaríki). Имя Виссавальд (Висивальд), вероятнее всего, восходит к русскому Всеволод. Исследователи, однако, не пришли к общему мнению, какой русский князь скрывается под этим именем (см.: Джаксон 1993. С. 210-211).

15 Битва была в 986 г.

16 Как подсчитал Т.М. Андерссон (Andersson 1977), Снорри Стурлусон пожертвовал не менее чем 25-ю главами саги Одда, в том числе и этой, поскольку его сокращения были связаны с магией, пророчествами, видениями и чудесами. По мнению Г. Сторма (Storm 1873. S. 135), рассказ о пророчестве у Одда был обусловлен развитием сюжета и не был основан на фактах, а потому Снорри мог его спокойно опустить.

17 Ф.А. Браун полагает, что безымянная мать конунга Вальдамара — это умершая в 869 г. княгиня Ольга, бабушка Владимира Святославича. По Брауну, в исландской традиции Ольга представлена в двух образах — мудрой старой матери Вальдамара и его жены Аллогии (Braun 1924. S. 177-178). С. Кросс тоже усматривает в образе матери конунга воспоминания о русской княгине Ольге (Cross 1931. Р. 145; ср.: Рыдзевская 1935. С. 13, примеч. 2; Gordon 1938. S. 70, Anm. 18, 19).

18 Дух фитона (phitons audi) — по мнению А. Хольтсмарк, — ошибочная передача латинского выражения spiritus pythonicus "пророческий дар", употреблявшегося в поздней латыни для обозначения мудрости и колдовства (Holtsmark 1974 . S. 12).

19 Йоль (Jól) — языческий зимний праздник. Его название стало обозначением христианского Рождества.

20 Норегсвельди — Норвегия.

21 Ср. в Ó1OS: "Этот Вальдамар был отцом Ярицлейва, отца Хольти, отца Вальдамара, отца Харальда, отца Ингибьёрг, матери Вальдамара, конунга данов". Ó1OS — единственный древнескандинавский источник, в котором верно представлено генеалогическое древо Вальдамара Старого. В большинстве своем саги считают Владимира Мономаха сыном Ярослава Мудрого, и при этом нигде более не раскрывается русское имя сына Ярицлейва Хольти. Только из Ó1OS ясно, что "Хольти" — это скандинавское имя Всеволода Ярославича, отца Владимира Мономаха (см.: Джаксон 1991. С. 159-163).

22 Удивительной параллелью словам Олава выступают помещенные в "Повести временных лет" под 983 г. слова варяга, пришедшего из Греческой земли и исповедовавшего христианскую веру: "Не боги это, а дерево; нынче есть, а завтра сгниет; не едят они, не пьют, не говорят, но сделаны руками из дерева. Бог же один, ему служат греки и поклоняются; сотворил он небо, и землю, и звезды, и луну, и солнце, и человека и предназначил его жить на земле. А эти боги что сделали? Сами они сделаны" (ПВЛ. С. 175).

23 Ср.: Ó1OS, ÓlTr. Рассказ о крещении Руси принадлежит монаху Одду. Автор "Большой саги" следует за Оддом, несколько дополняя его (в частности, вводя рассказ о тинге в Гардах по вопросу принятия христианства). Снорри опускает наиболее невероятные детали крещения по Одду, а именно: рассказы о prima signatio Олава в Греции, о его участии в крещении Руси, о его путешествии в Грецию или Сирию после битвы при Свёльде (Andersson 1977. Р. 146). Вместо истории Одда о поездке Олава в Грецию и возвращении с епископом Павлом на Русь Снорри сначала повествует о том, как Олав крестился сам, затем сообщает, что скальды или письменные источники рассказывают о его великих делах, и далее называет те земли, которые Олав крестил, но Руси среди них нет.

24 Гардавельди (Garðaveldi) — "Держава Гардов" — Древняя Русь.

25 Гиркланд — Греция.

26 Справедливо заключение Е.А. Рыдзевской (1935. С. 20), что с точки зрения крещения Руси этот мотив значения не имеет и что Одд Сноррасон сделал Олава участником обращения Руси и посредником между Русью и Грецией исключительно в целях возвеличения своего героя. Описанное в саге участие Олава Трюггвасона в крещении Руси выглядит не более чем вымыслом монаха Одда, но вымыслом, вполне оправданным в свете той роли крестителя северной части мира, которая приписывается ему традицией. Впрочем, в этом рассказе Одда содержится некоторая достойная внимания косвенная информация (см.: Jackson 1994). Прежде всего, из него следует, что Византия была известна в Скандинавии как центр восточного христианства и как исходная точка его распространения на Руси. Далее, как мы видим, принятие Русью христианства было связано в сознании автора саги, а значит, и его аудитории, со временем Владимира Святославича. Наконец, сага отмечает вполне определенную роль, которую в этом процессе играли скандинавы.


"САГА ОБ ОЛАВЕ ТРЮГГВАСОНЕ"
ПО "КРУГУ ЗЕМНОМУ"