История России

в датах

НАДПИСИ, УПОМИНАЮЩИЕ ДРЕВНЮЮ РУСЬ

Рунические надписи  Топонимы, относящиеся к Древней Руси, названы в 18 рунических надписях. Наряду с общим обозначением Древнерусского государства (в 11 надписях), в 8 упоминаются и другие объекты, по преимуществу города.

  Рунические надписи — древнейшие тексты, где встречается специальное обозначение Руси, которое характерно также и для скальдической поэзии и ранних (до XIII в.) саг, — Garðar, множественное число от garðr "огороженный хутор, двор". Этот топоним присутствует в И надписях. Нередко его сопровождает уточняющее наречие austr — "на востоке в Гардах".

  Хотя Русь называется в рунических текстах несравненно чаще, чем любая из восточно-прибалтийских земель, локализуемое во внутренней части Восточной Европы количество топонимов очень невелико, а обозначаемые ими объекты — либо страна в целом (Гарды), либо города, лежащие вдоль пути "из варяг в греки", в первую очередь Новгород (Hólmgarðr). Остальные немногие топонимы случайны и встречаются однократно (что обусловливает сомнения в их интерпретации) (см. подробнее Джаксон 2001а, Мельникова 2001. С. 70-74).

НАДПИСИ, УПОМИНАЮЩИЕ ДРЕВНЮЮ РУСЬ

Рунические надписи

3.1. LÅDDERSTA
(Up. 636, Мельникова 2001. № Б-III.7.12).
Первая половина — середина XI в.

  Альви велела установить этот камень по Арнфасту, своему сыну. Он ездил1 на восток в Гарды (austr i Garða).

3.2. TÜRINGE KYRKA
(Söd. 338, Мельникова 2001. № Б-III.5.23).
Первая половина XI в.2

  Кетиль и Бьёрн, они установили этот камень по Торстейну, своему отцу, [и] Энунд по своему брату, а дружинники по Явни, [и] Кетилей по своему супругу. Братья были там из лучших людей (bœstra manna) в стране и в воинском походе, держали своих дружинников (húskarlar) хорошо3. Он4 пал в битве (fial i orrostu)5 на востоке в Гардах (austr i Görðum), вождь войска (liðs foringi)6, лучший из соотечественников (landmanna bœstr).

3.3. HAGSTUGAN
(Söd. 130, Мельникова 2001. № Б-III.5.26).
Середина XI в.7

  fiuriR сделал [памятник] по отцу, доброму, знаменитому почестями, по Домару, милостивому на слова и щедрому на пищу8, так что [в его честь] они камни воздвигли. Он пал в Гардах (i Görðum).

3.4. GÅRDBY
(Öl. 28, Мельникова 2001. № Б-III.8.1).
Первая половина XI в.

  Хертруд воздвигла этот камень по своему сыну Смиду, доброму воину (dreng goðan)9. Его брат Халльфинд, он живет (sitr) в Гардах (i Görðum)10. Бранд написал, чтобы можно [было] понять.

Рунические надписи

3.5. VEDA
(Up. 209, Мельникова 2001. № Б-III.7.5).
XI в.

  Торстейн сделал [памятник] по Эринмунду, своему сыну, и приобрел этот хутор (bú) и нажил [богатство] на востоке в Гардах (austr i Görðum)11.

3.6. ESTA
(Söd. 171, Мельникова 2001. № Б-III.5.32).
Первая половина XI в.

  Ингифаст велел высечь камень по Сигвиду, своему отцу. Он пал в Хольмгарде (i Hólmgarði12)13, кормчий боевого корабля (skeiðar visi)14 со [своими] корабельщиками (með skipara)15.





Рунические надписи

3.7. SJUSTA
(Up. 687, Мельникова 2001. № Б-III.7.29).
1080-е — 1100-е гг.

  Руна велела сделать [этот] памятник по Спьяльбуду и по Свейну, и по Андветту, и по Рагнару, сыновьям своим и Хельги16; и Сигрид по Спьяльбуду, своему супругу17. Он умер в Хольмгарде (i Hólmgarði) в церкви [святого] Олава (i Óláfs kirkju)18. Эпир вырезал руны.

3.8. ALSTAD
(NIyR 62, Мельникова 2001. № Б-II.l).
Вторая половина XI в.19

  Эгиль (?) установил этот камень по Торальду, своему сыну. Он умер20 в Витахольме (i Vitahólmi)21 между Устахольмом (miðli Ustahólms)22 и Гардами (Garða)23.

3.9. PILGÅRD
(Мельникова 2001. № Б-III.4.3).
Вторая половина X в.

  Ярко окрашенные установлены эти камни24: Хегбьярн и его брат Хродвисл. Эйстейн и Эймунд вместе установили эти камни по Хравну25 к югу от Ровстейна (Rófsteinn)26. Они добрались вплоть до Айфора (Æiforr)27. Вифиль дал приказание.

Рунические надписи
Pilgard


Надписи, упоминающие Древнюю Русь



в раздел




КОММЕНТАРИИ

1 Из описания поездки Арнфаста неясно, погиб он на Руси или дома. Использование формы имперфекта "ездил" (fór) наиболее оправданно, если Арнфаст, побывав на Руси (возможно, неоднократно), умер дома, и Альви, говоря о его поездке на Русь, хотела отметить наиболее значительное и достойное памяти событие в его жизни. Однако нельзя исключить, что временная форма употреблена неточно.

2 Несмотря на то, что надпись сохранилась хорошо и читается без особых затруднений, толкование ее вызывает определенные сложности. Наиболее достоверной представляется интерпретация, в соответствии с которой памятник воздвигнут в честь двух братьев, Торстейна и Явни, их родственниками — сыновьями Торстейна, братом Энунд ом и вдовой Явни и дружинниками.

3 Оба брата, очевидно, были хёвдингами, имевшими дружины. Противопоставление "в стране" — "в воинском походе" предполагает два рода занятий: мирное земледельческое у себя на родине (á landi) и военное вдали от дома (úti). Вероятно, они принимали деятельное участие в викингских походах со своей постоянной дружиной, чем и объясняется то, что дружинники вместе с родственниками заказывают памятник.

5 Возглавлял дружину и "пал в битве", вероятно, Явни, т.к. именно в его честь дружинники заказали камень. Кроме того, после фразы о его смерти следует приложение "вождь войска", из которого очевидно, что, по крайней мере, в походе, упомянутом в надписи, Явни был предводителем.

5 Гибель Явни в битве заставляет предполагать, что он вместе с Торстейном и со своей дружиной находился на службе у одного из русских князей, — в первой половине XI в. самостоятельная деятельность викингов на Руси уже была практически невозможна.

6 Это определение применялось к командиру отдельного отряда викингов.

7 Текст написан аллитерационным стихом, что объясняет его необычный синтаксис, употребление метафор и других поэтизмов.

8 Домар был, по-видимому, хёвдингом, как можно заключить из определений "знаменитый почестями", "щедрый на пищу". Эти определения, как правило, относились к людям знатным, предводителям викингов и конунгам.

9 Хотя стела заказана Хертруд в память о ее сыне Смиде, которого она называет "добрым воином", никаких дополнительных сведений о нем не сообщается. Возможно, он был воином в дружине какого-либо конунга и погиб во время викингского похода, но никакими подвигами еще не успел прославиться.

10 Хертруд более подробно говорит о брате Смида, Халльфинде (?), который, вероятно, был лучше известен в округе, нежели Смид (аналогичным образом, например, в надписи из Грипсхольма погибший прославляется вместе с его братом, знаменитым хёвдингом Ингваром). Халльфинд, очевидно, известен тем, что жил на Руси (дословно "сидит в Гардах"). И значение глагола, и его форма (имперфект) предполагают длительность действия: что бы ни привело Халльфинда на русскую землю, ясно, что поездка не была кратковременной, не был это и грабительский набег. Очевидно, Халльфинд стал одним из варягов на службе русского князя (киевского или иного) и осел в Восточной Европе.

11 По построению фразы трудно сказать, кто приобрел хутор и нажил богатство на Руси, Торстейн или Эринмунд, но вероятнее, что субъектом всех трех действий является Торстейн. Возможно, погибший не совершил ничего, достойного прославления. Но в любом случае, отец счел необходимым подробнее рассказать о себе самом: он побывал на Руси, нажил там, видимо, немало добра и на деньги, привезенные из Руси, приобрел хутор.

12 Hólmgarðr — традиционное для древнескандинавской литературы обозначение Новгорода.

13 Сигвид был кормчим корабля и, возможно, его владельцем, а также вождем дружины, составлявшей экипаж корабля. Он должен был занимать важное место в обществе, будучи богатым и, судя по тексту, наделенным властью человеком. На собственном, вероятно, корабле он отправился в Новгород, чтобы наняться на службу русскому (новгородскому?) князю. Об этом говорит и его гибель вместе с дружинниками, и выбор глагола falla "пасть (в бою)" для обозначения его смерти и, наконец, тип корабля, на котором он совершил плавание — skeið, один из видов боевых кораблей.

14 Слово visi "вождь" употребляется только в поэтическом языке, что дает основание предполагать, что эта фраза версифицирована.

15 Слово skipari "корабельщик", возможно, выбрано здесь для соблюдения аллитерации.

16 Памятник установлен Руной по ее четырем сыновьям. Очевидно, их отец, Хельги, умер ранее, т.к. Руна сама заказала памятник. Возможно, она вышла замуж вторично и имела сыновей также во втором браке, отчего и потребовалось уточнить, что Спьяльбуд, Свейн, Андветт и Рагнар были сыновьями Хельги.

17 Вместе с Руной заказчиком памятника является Сигрид, жена старшего сына Руны Спьяльбуда.

18 Существование в Новгороде церкви св. Олава засвидетельствовано договорами Новгорода с ганзейскими городами XIII в. Она принадлежала Готскому двору — торговому подворью готландских (а также других скандинавских) купцов. Она же, вероятно, упоминается под названием Варяжской божницы в Новгородской первой летописи в связи с пожарами (подробнее см.: Мельникова 1996; Мельникова 2001. С. 338-339). Данная надпись дает наиболее раннюю дату существования этой церкви.

19 На памятнике сделаны две разновременные надписи. Первая посвящена, видимо, родственникам Эгиля, вторая — его сыну. Текст первой Альстадской надписи и место, откуда был привезен камень, указывают на тесные контакты семьи с Рингерики. Эта область была родиной многих норвежцев, близко связанных с Древней Русью в XI в. Достаточно назвать норвежского конунга Харальда Сурового Правителя, служившего на Руси и в Византии и позднее женившегося на дочери Ярослава Мудрого. Поэтому гибель Торальда может быть связана с одним из известных нам по сагам походов норвежцев в Восточную Европу.

20 Ни один из названных в надписи топонимов, кроме Garðar, не встречается в древнескандинавской письменности, и потому их определение предположительно, тем более, что топоним "Гарды" в принципе может обозначать не Русь, а какое-то поселение или хутор в любом месте. Тем не менее, исследователям не удалось найти три достаточно близких места, с которыми можно было бы отождествить эти топонимы, кроме Среднего Поднепровья.

21 Предполагается, что первый из топонимов, *Vitahólmr, является наименованием крепости Витичев, находившейся к югу от Киева и упомянутой уже в середине X в. Константином Багрянородным в его сочинении "Об управлении империей" (гл. 9) как место сбора кораблей росов, направляющихся в Константинополь. Поскольку Витичев находился на возвышении (в летописи он позднее называется "Витичевский холм"), то топоним мог быть дополнен скандинавским географическим термином hólmr "островок, окруженный водой пригорок или возвышенность".

22 Второй топоним интерпретируется как *Ustahólmr и отождествляется с наименованием городка Устье, находившегося на несколько километров ниже Витичева по Днепру, в устье р. Трубеж. Как и Витичев, Устье было важным порубежным пунктом на границе Руси со степью.

23 Расположение Витичева соответствует определению, данному в надписи: "между Устахольмом (Устьем) и Гардами". Под Гардами в данном случае можно понимать как Русь вообще, если автор надписи или его информатор воспринимал Витичев и Устье как пункты, лежащие уже за южными пределами Руси, или как сокращенное название Киева (Kœnugarðr исландских саг). Если эта интерпретация топонимов верна, то нельзя не отметить близкое знакомство Эгиля (или его информатора) с топографией Южной Руси, которая известна скандинавам эпохи викингов значительно меньше, чем Северная Русь. Для такого точного определения места гибели Торальда Эгиль (или его информатор) должен был сам находиться на Руси вместе с ним.

24 Предполагается, что памятник из Пильгорда — один из двух (или более?) камней, воздвигнутых в честь Хравна. Вторым мог быть, как это распространено в Швеции, камень без текста — bautasteinn. Не исключено, что один из камней мог быть воздвигнут в месте гибели Хравна (ср. единственный рунический камень, найденный на территории Восточной Европы — на о. Березань в устье Днепра — и установленный "товарищем" ("компаньоном" — félagi) умершего).

25 Заказчики памятника, по всей вероятности, не являются родственниками Хравна, так как на это нет указаний в тексте. Скорее они были его товарищами (félagi), вместе с которыми он совершал плавание под предводительством Вифиля.

26 Топоним Rofsteinn или Rófsteinn не известен по другим источникам, поэтому его интерпретация гипотетична. Судя по контексту надписи, это может быть название какого-либо уступа одного из Днепровских порогов, вероятнее всего Неясытецкого, поскольку именно он назван далее в этой же надписи. Поэтому его идентифицируют с первым из уступов Неясытецкого порога, который назывался Рваный камень, что точно соответствует значению топонима Rófsteinn, производному от глагола rjúfa "рвать, ломать" и steinn "камень".

27 aifur, возможно, имеет параллель в надписи из Упланда (Мельникова 2001. № Б-III.28). Он сопоставляется со скандинавским ("росским") названием четвертого порога на Днепре - Αειφóρ - в сочинении "Об управлении империей" Константина Багрянородного (середина X в.), который приводит и славянское название порога — Неясыть (Константин Багрянородный 1989. С. 46-49, 319-321, 323-324). Это название, вероятно, происходит от др.-швед. *Æifor[r] "всегда стремительный". Надпись увековечивала память о человеке, погибшем во время преодоления Днепровских порогов, об опасности плавания через которые подробно писал Константин Багрянородный.


НАДПИСИ, УПОМИНАЮЩИЕ ДРЕВНЮЮ РУСЬ