История России

в датах

"ОРОЗИЙ" КОРОЛЯ АЛЬФРЕДА

  В конце 890-х гг. король Уэссекса, а затем и большей части Англии Альфред Великий (849-899) осуществил перевод на древнеанглийский язык пяти крупнейших и имевших наибольшее значение для формирования христианской культуры средневековья произведений: это — сочинение, определившее развитие философской мысли, — "Об утешении философией" Боэция (начало VI в.); изложение сущности патриотического миропонимания — "Монологи" св. Августина (начало V в.); кодекс христианской этики — "Обязанности пастыря" папы Григория Великого (VI в.); всемирная история, сопровожденная географическим описанием ойкумены, — "История против язычников" Павла Орозия (V в.); и первая история своего народа — "Церковная история народа англов" Беды Достопочтенного (начало VIII в.).

  Перевод "Истории" Орозия отличается свободой отношения к оригиналу, который подвергся структурной переработке (были опущены некоторые разделы, другие — объединены и т.п.) и дополнениям. Особенно сильно была изменена глава, посвященная географическому описанию мира: в нее были внесены обширные вставки, содержащие характеристику тех регионов Европы, которые были неизвестны античным писателям, а вслед за ними и Орозию, но хорошо знакомы англо-саксам: это Германия в широком смысле, т.е. земли в Центральной и Западной Европе, после Великого переселения народов заселенные германцами. Кроме того, Альфред включает в текст Орозия рассказы двух людей, совершивших плавания в земли, которые не посещались англо-саксами: норвежца Оттара (др.-англ. Охтхере), побывавшего на дальнем севере Европы, а также в Дании и Англии, и англо-сакса Вульфстана, плававшего в юго-восточную часть Балтийского моря и достигшего устья Вислы. Рассказы обоих путешественников содержат самые ранние описания этих областей Европы.

  Рассказ Оттара, жителя северной области Норвегии Холугаланн, хорошо знакомого с саамами (в древнескандинавской традиции они называются финнами, в русской — лопарями), состоит из трех частей: описания плавания на дальний север; повествований о своем образе жизни и имуществе (состоявшем по преимуществу из стад оленей); сборе дани с населения Финнмарка (саамов). Оттар, плывя на север, достиг северной оконечности Скандинавского полуострова, обогнул мыс Нордкин, проплыл вдоль Кольского полуострова и, как предполагает большинство исследователей, вошел в Белое море.

  Дальнейший его маршрут — предмет дискуссий, вызванных противоречием между указаниями на направление и длительность плавания в тексте и возможной локализацией народа, встреченного Оттаром в конце плавания и названного им beormas "беормы".

  При точном следовании тексту, где недвусмысленно сказано, что Оттар все время имел землю по правому борту, обогнув Кольский полуостров, он должен был плыть на юго-запад и запад (что не согласуется с текстом, где указано, что он плыл на юг) и оказаться в устье р. Варзуга, Умба или у входа в Кандалакшский залив, т.е. на южном берегу Кольского полуострова.

  Вместе с тем этноним "беормы" соответствует хорошо известному в древнескандинавской литературе, в том числе географической (см. XII.1), наименованию народа bjarmar "бьярмы", от которого образовано наименование региона — Bjarmaland "Бьярмаланд", т.е. "земля бьярмов". Предложено несколько этимологий этнонима, среди которых наиболее вероятно его происхождение из приб.-фин. регатаа "задняя земля, земля за рубежом". Область обитания бьярмов помещается скандинавами на северо-востоке Восточной Европы ("К северу от Норвегии — Финнмарк. Там земля поворачивает на северо-восток и далее на восток, пока не доходит до Бьярмаланда": см. XII.1) и часто связывается с рекой Виной (Vina) — Северной Двиной, на берегах которой происходят столкновения викингов с бьярмами. Согласно сагам, бьярмы говорят на языке, отличном от скандинавских, но понятном норвежцам, жившим в северной части страны и знакомым с языком саамов, что означает, что население Бьярмаланда говорит на одном из финских языков. На то же указывает и сообщение Оттара о близости языков финнов (саамов) и беормов, отметить которое он вполне мог сам в силу своих регулярных контактов с саамами Финнмарка, с которых собирал дань. Наконец, по скандинавским источникам, Бьярмаланд подчинен Руси: во-первых, его население платит дань Гардарики (географические трактаты "Описание Земли I" и "Грипла"), во-вторых, их связывает путь, ведущий из Суздаля.

  Однако некоторые другие сообщения саг, а также более поздних источников помещают бьярмов на южном и западном берегах Белого моря, а Олай Магнус на своей карте (XVI в.) обозначает их на Кольском полуострове. Очевидно, что в ментальной карте скандинавов этноним "бьярмы" вряд ли был привязан к какому-то одному из многочисленных финских племен, живших в этом регионе (вепсы и др.), а наименование "Бьярмаланд" не относилось к четко определенному региону. Оно распространялось на все те земли на крайнем северо-востоке у Белого моря, куда плавали из Норвегии вокруг Нордкапа и далее на восток (см. подробно: Мельникова 1986. С. 197-200).

  Таким образом, скандинавская традиция (а в рассказе Оттара отражен начальный этап ее становления) позволяет с определенной долей условности говорить о возможности именования Оттаром населения южного побережья Кольского полуострова бьярмами. Более того, упоминание рядом с бьярмами терфиннов (практически неизвестных скандинавским источникам), наименование которых сопоставляют с древнерусским топонимом "Терский берег" — обозначением побережья Кольского полуострова от мыса Святой Нос до р. Варзуга, — делает именно этот маршрут Оттара наиболее вероятным.

  Главной целью норвежцев в этих высоких широтах во времена Оттара, по его свидетельству, был промысел китов и моржей: столь далеко на север, как он, заплывали, по его словам, охотники на китов, и сам он охотился на моржей. Таким образом, Оттар был не первым норвежцем, оказавшимся у северной оконечности Скандинавского полуострова и, вероятно, в Белом море: в "Саге о Харальде Прекрасноволосом" упоминается о поездке сына Харальда Эйрика в Бьярмаланд. Эта поездка условно датируется примерно тем же временем, что и плавание Оттара, но совершена она была (если это упоминание отражает реально бывшее событие), видимо, с грабительскими целями: в саге говорится о битве, в которой Эйрик одержал победу. Согласно сообщениям саг о более поздних плаваниях в Бьярмаланд, основной целью норвежцев (а плавали туда по преимуществу именно они, а не шведы) был грабеж местного населения: рассказы об ограблениях языческих капищ — хранилищ серебра и других ценностей бьярмов — постепенно превращаются в литературный сюжет, насыщенный стереотипами. Другой и, вероятно, более важной целью, также нашедшей отражение в исландских сагах, была торговля, поскольку здесь скандинавы могли получать пушнину, необходимую для торговли в Западной Европе.

  Рассказ Оттара, публикуемый ниже, представляет собой древнейшее письменное свидетельство о народах Русского Севера.

  Издание: The Old English Orosius / Ed. J. Bately. Oxford University Press, 1980.

  Перевод: Матузова В. И. Английские средневековые источники. IX-XIII вв. Тексты, перевод, комментарий. М., 1979 (Древнейшие источники по истории народов СССР). С. 13-35 (публикуемый фрагмент — с. 24-25).

  Литература: Malone 1930, Ross 1981.

"ОРОЗИЙ" КОРОЛЯ АЛЬФРЕДА

  Охтхере1 сказал своему господину, королю Альфреду, что он живет севернее всех норвежцев2. Он сказал, что живет в стране, [лежащей] к северу от Западного моря3. Он сказал, однако, что страна эта простирается оттуда далеко на север, но она вся необитаема, за исключением нескольких мест, [где] тут и там живут финны4, охотясь зимой, а летом ловя рыбу в море.

  Он сказал, что однажды захотел узнать, как далеко на север лежит эта земля и живет ли кто-нибудь к северу от этого необитаемого пространства5. Тогда он поехал прямо на север6 вдоль берега, и в течение трех дней7 на всем пути оставлял он эту необитаемую землю по правому борту, а открытое море — по левому борту. Тогда оказался он так далеко на севере, как заплывают только охотники на китов. Тогда он поплыл дальше на север, насколько смог проплыть за следующие три дня. А там то ли земля сворачивала на восток, то ли море врезалось в землю8, — он не знал; знал он только, что ждал там северо-западного ветра и поплыл дальше на восток вдоль побережья столько, сколько смог проплыть за четыре дня. Потом он должен был ждать прямого северного ветра, потому что то ли земля сворачивала прямо на юг, то ли море врезалось в землю9, — он не знал. Тогда поплыл он оттуда на юг вдоль берега столько, сколько он смог проплыть за пять дней10. Тогда текла там большая река вглубь земли11. Тогда вошли они в эту реку, но не решились плыть по ней дальше из-за вражды [местных жителей]12, ибо земля эта была вся заселена на другой стороне реки13. До этого не встречал он никакой обитаемой земли с тех пор, как покинул родной дом, и на всем его пути была необитаемая земля по правому борту, если не считать [стоянок] рыбаков, птицеловов и охотников, и все они были финны; а по левому борту у него было открытое море. Тогда беормы14 очень густо заселяли свою землю, и они (Оттар и его спутники) не решились на нее ступить. И земля терфиннов15 была вся необитаема, кроме стоянок там охотников, или рыбаков, или птицеловов.

  Многое рассказали ему беормы как о своей родной земле, так и о близлежащих землях; но он не знал, насколько правдивы эти рассказы, потому что сам этого не видел. Показалось ему, что и финны, и беормы говорят почти что на одном языке16. Он поехал туда не только для того, чтобы увидеть эти края, но и за моржами, потому что у них зубы из очень хорошей кости — несколько таких зубов они привезли королю, — а кожа их очень хороша для корабельных канатов17.

  Этот морж18 значительно меньше других моржей; он не длиннее семи локтей19. Но в его (Охтхере) собственной земле наилучшая охота на моржей: они бывают сорока восьми локтей длиной, а самые большие — пятидесяти локтей. Там, он сказал, они вшестером убили шестьдесят [моржей] за два дня.

  Он был очень богат тем, в чем состоит для них богатство, то есть дикими животными. В то время, когда он посетил короля, ему принадлежало 600 прирученных животных, еще не проданных. Этих животных они называют северными оленями20; были еще шесть оленей для приманивания21 — они очень ценятся у финнов, так как с их помощью они (финны) заманивают диких оленей. Он (Охтхере) был в числе первых людей этой страны: у него, однако, было не более двадцати голов крупного скота и двадцати овец и двадцати свиней; и то немногое, что он пахал, он пахал на лошадях. Но их богатство состоит в основном из даней, которые им платят финны. Эта дань состоит из шкур животных (оленей), и из птичьего пера, и из моржовых бивней, и из корабельных канатов, сделанных из моржовой кожи, и из тюленьей. Каждый платит соответственно его происхождению. Самый знатный должен платить пятнадцать шкурок куницы и пять ездовых оленей, и одну медвежью шкуру, и десять мер22 пера, и шубу из медвежьей шкуры или шкуры выдры, и два корабельных каната каждый по шестьдесят локтей длины, один сделанный из моржовой кожи, другой — из тюленьей.

Рунические надписи
Олаус Магнус. Авторский вариант морской карты
для "Истории Готии и Швеции". 1554 г.

  Он сказал, что земля норманнов очень длинная и очень узкая. Вся земля, пригодная для пастбищ или для пахоты, лежит у моря; однако и она очень камениста в некоторых местах, и лежат дикие горы23 на востоке вдоль этой обрабатываемой земли и над ней. На этих горах живут финны. Обрабатываемая земля шире всего на востоке24, а чем ближе к северу, тем она уже. На востоке25 она, должно быть, шестидесяти миль шириной или несколько шире; и посередине — тридцать [миль] или шире; а на севере, где она самая узкая, он сказал, что она, должно быть, не больше трех миль шириной до тех гор; горы же в некоторых местах так широки, что их можно переехать за две недели, а в некоторых местах так широки, что их можно переехать за шесть дней.

  А вдоль этой земли на юге, с другой стороны гор, лежит Свеоланд26 и [простирается] эта земля на север, а вдоль северной части этой земли [лежит] Квенланд27. И иногда квены нападают на норманнов из-за гор, а иногда норманны на них. И повсюду в тех горах очень много озер; и квены перетаскивают свои суда по суше в эти озера, и оттуда нападают на норманнов; суда их очень маленькие и очень легкие.

  Охтхере сказал, что область, в которой он живет, называется Халголанд28. Он сказал, что никто не живет севернее него.

  [Далее Охтхере рассказывает о своей поездке в Данию].

(Перевод В. И. Матузовой с уточнениями
и дополнениями Е. А. Мельниковой)


Орозий короля Альфреда



в раздел




КОММЕНТАРИИ

1 Форма Ohthere является древнеанглийской передачей скандинавского имени Óttarr. Это имя неоднократно встречается в древнеанглийских источниках.

2 Самой северной областью расселения скандинавов был Холугаланн (земля племени халейгов), который простирался узкой полосой вдоль берега Атлантического океана примерно от 67° до 78° северной широты. Буквальное прочтение этой фразы вызвало попытки определить точное место жительства Оттара, которые успехом не увенчались.

3 "Западным морем" (Vestmarr) в скандинавской традиции, которая воспроизведена в рассказе, обозначалось Северное море.

4 К северу от Холугаланна располагалась область Финнмарк, населенная "финнами" (саамами).

5 Из слов Оттара можно предположить, что земли к северу от Холугаланна были практически неизвестны скандинавам. Однако это противоречит и его последующему сообщению о китоловах, и описанию бьярмов (см. примеч. 14).

6 Norpryhte — "прямо на север". Фактически Оттар должен был плыть не строго на север, а на северо-восток. Эта неточность обозначения направления (аналогичные "сдвиги" направлений присутствуют и в дальнейшем изложении) вызвала различные объяснения. Наиболее вероятным представляется, что Оттар обозначает не точку в системе четырех стран света (север точно), что он вряд ли и мог сделать за отсутствием компаса, а сектор, ориентированный на север, т.е. направление от северо-востока через север до северо-запада (см. подробнее: The Old English Orosius. P. 180-181).

7 В летнее время плавание могло продолжаться и днем, и ночью благодаря полярному дню. Попытки определить расстояния, пройденные Оттаром на том или ином отрезке пути, малоубедительны, поскольку в каких-то случаях Оттар мог плыть и днем, и ночью, в других — только днем; при разной силе ветра скорость корабля могла сильно различаться; Оттар отмечает длительные периоды ожидания попутного ветра, но вряд ли указывает случаи, когда в ожидании проводилось несколько часов, и т.д.

8 Местом, где "земля сворачивала на восток", может быть мыс Нордкап на о. Магерё (и тогда указанное Оттаром направление — восток — соответствует действительности) или мыс Нордкин (и тогда реальное направление дальнейшего плавания — юго-восток, что согласуется с обозначением направления ветра, который был необходим для дальнейшего плавания — северо-западный).

9 Место, где Оттар ожидал попутного — прямого северного — ветра для поворота на юг, вряд ли установимо. Предполагалось, что это Святой Нос (тогда плавание должно было проходить в направлении юго-восток), мыс Орлов (тогда Оттар должен был далее плыть на юго-запад) и др.

10 При любом отождествлении "большой реки" (см. примеч. 11), к которой приплыл Оттар, направление его движения должно было быть не южным, а смениться на юго-западное, затем западное и даже западно-северо-западное.

11 Среди многочисленных идентификаций "большой реки" наиболее вероятным является ее отождествление с р. Варзуга (другие: р. Умба, верхняя часть Кандалакшской губы, Западная Двина).

12 Др.-англ. unfrið (соответствует др.-исл. úfriðr) означает нарушение или отсутствие мира, состояние вражды, войны. Употребление здесь этого слова, вероятно, означает, что у Оттара, впервые попавшего в эти места, нет договоренности с местными жителями о мире (мирных отношениях), и потому он не чувствует себя в безопасности.

13 Расположение поселений лишь на одном берегу реки (вероятно, западном или южном, для достижения которого нужно было пересечь реку, — поэтому тот берег назван "другим"), вероятно, следует объяснить особенностями местности.

14 Др.-англ. beormas соответствует др.-исл. bjarmar. Попытки установить этимологию этнонима абсолютно убедительного результата не дали. Наиболее вероятно его происхождение из приб.-фин. perämaa "задняя земля, земля за рубежом". Этот же корень лежит в основе др.-рус. Пермь (предположения о том, что др.-рус. Пермь возникло из др.-сканд. bjarmar или наоборот, сомнительны). Оттар говорит о беормах-бьярмах как о народе, хорошо знакомом и ему самому, и его аудитории. Более того, он противопоставляет современное ему положение дел предшествующему: в его время бьярмы "густо заселяли" места, куда приплыл Оттар, ранее же, видимо, их поселения были более редки или менее многолюдны. Из этого противопоставления следует, что Оттар был далеко не первым скандинавом в Беломорском регионе, уже хорошо известном к его времени.

15 Др.-англ. terfinnas. В древнескандинавской литературе этот этноним встречается только один раз в "Саге об Одде Стреле" в форме térfifinnar. Соотносится с русским наименованием побережья Кольского полуострова от мыса Святой Нос до р. Варзуги — Терский берег. На эту территорию новгородцы начали проникать, видимо, в ХII-ХIII вв. (найдены клад древнерусских витых и плетеных гривен ХI-ХIII вв., могильник с тремя древнерусскими погребениями ХII-ХIII вв., на саамских жертвенных местах в Шведской Лапландии и Финнмарке обнаружены серии крестов древнерусских типов и зооморфных подвесок).

16 Живя в тесном общении с саамами Финнмарка и собирая с них дань, Оттар должен был иметь возможность как-то объясняться с ними и потому, очевидно, был в состоянии и сопоставить речь бьярмов с языком саамов, и в какой-то степени понимать ее, чтобы воспринять рассказы бьярмов "как о своей родной земле, так и о близлежащих землях". Это поднимает вопрос о языковой принадлежности бьярмов (по крайней мере, встреченных Оттаром): язык саамов, хотя и принадлежит к угро-финской семье языков, существенно отличается от западно-финских.

17 Промысел морских животных был широко распространен на севере Скандинавии, поскольку бивни моржей высоко ценились в Западной Европе.

18 Слово hwœl означает как "кит", так и "морж". Речь здесь и далее идет, видимо, о моржах.

19 Еln — мера длины, равная в англо-саксонское время 18 дюймам (45,7 см).

20 Нrаn — собственно "северный олень", имеется в виду ездовой олень.

21 Stoelhran — северный олень, обученный заманивать диких оленей.

22 Amber — единица вместимости и объема для сыпучих веществ и жидкостей. 1 амбер = 4 бушеля (36,37 л) = 145,48 л.

23 Моr — болото, пустошь, поросшая вереском, холм, гора. Речь идет о Скандинавских горах — горном хребте, протянувшемся вдоль Скандинавского полуострова с севера на юг и временами выходящем к берегу Атлантического океана, временами отступающем вглубь полуострова. На невысоких плоскогорьях летом находились пастбища (сеттеры).

24 Здесь, как и в других местах географического описания Европы в "Орозии" короля Альфреда, ориентация по сторонам света смещена, причем величина смещения достигает 90°. В данном случае и ниже речь идет о южной Норвегии, где Скандинавские горы несколько отступают от берега Атлантического океана.

25 На юге.

26 Svealand — букв. "Земля свеев" — Средняя Швеция, изначально племенная территория свеев, располагавшаяся вокруг оз. Меларен.

27 "Земля квенов", финского племени, населявшего области к северо-западу и северо-востоку от Ботнического залива.

28 Halgoland. Писец, записывавший рассказ Оттара, интерпретировал первую основу названия области, в которой жил Оттар, Halog- "халейг" (этноним, откуда Холугаланн "Земля халейгов"), как Halga "священный, святой".


"ОРОЗИЙ" КОРОЛЯ АЛЬФРЕДА