История России

в датах

АППИАН

  Аппиан, уроженец г. Александрии, был современником императоров Адриана и Антонина. При Адриане получил римское гражданство и всадническое достоинство. Сделав блестящую карьеру римского чиновника, он написал под старость (ок. 160 г.) огромный исторический труд под названием "Римская история" в 24 книгах, который охватывал римскую историю от основания Рима до начала II в. н.э. До наших дней сохранились книги VI-IX и XI-XVIIL В XII книге этого труда, которая носит название "Митридатова [книга]" (часто переводится как "Митридатовы войны"), дается описание борьбы понтийскош царя Митридата Евпатора (ок. 132-63 гт. до н.э.) против Римского государства. Многие эпизоды этой борьбы были связаны с территорией Северного Причерноморья; Аппиан сообщает немало ценных сведений о перипетиях Митридатовых войн, хотя и редко раскрывает источники своей информации. Предполагается, что он использовал труды историков конца I в. до н.э. — начала I в. н.э.

  Издания: Appiani Historia Romana. Vol. I-П / Ed. I. P. Viereck, A. G. Roos. Lipsiae, 1962; Appian's Roman History. Vol. I—II / Ed. H. White. Cambridge (Mass.), 1964.

  Переводы: Аппиан. Римские войны / Перев. А.И. Тюменева. СПб., 1994; Аппиан. Гражданские войны / Перев. под ред. С.А. Жебелева. Л., 1935; Аппиан. Митридатовы войны. Сирийские дела / Перев. С.П. Кондратьева // ВДИ. 1946. 4. С. 239-257; Аппиан Александрийский. Римская история. М., 1998; Аппиан. Римская история. Первые книги / Перев. с греч. А. И. Немировского. СПб., 2004.

  Литература: Севастьянова 1946. С. 231-238; Маяк 1998. С. 624-638; Немировский 2004. С. 5-88; Brodersen 1993. S. 339-363; Hannak 1869; Iordan 1872; Lendle 1992. S. 251-254; Leest 1988; McGing 1993. P. 496-522; Schwartz 1957.

МИТРИДАТОВЫ ВОЙНЫ

  15. [Из речи митридатова посла Пелопида к римским полководцам в 89 г. до н.э., перед началом первой войны с римлянами]: Митридат царствует в своей наследственной стране1, которая в двадцать тысяч стадиев длиной, приобрел же много окрестных земель: колхов — племя воинственное, из эллинов же — обитающих у Понта, и из варваров, живущих за ними. Он имеет друзей, готовых на все, что только он прикажет, скифов, тавров, бастернов, фракийцев, сарматов и всех вокруг Танаиса и Истра и еще Меотийского озера2.

  64. ...Митридат же, поплыв в Понт3, воевал с отпавшими колхами и боспорцами. Из них колхи просили его, чтобы им был дан царем сын его, Митридат, и, получив его, тотчас подчинились. Царь же, заподозрив, что это произошло [по проискам] сына его, желавшего царства, призвав его к себе, заключил в золотые оковы и немного спустя казнил его, во многом бывшего ему полезным в Азии в сражениях с Фимбрией4. Против боспорцев же он стал строить суда и готовить большое войско, так что величина его приготовлений сразу распространила молву, что все это собирается не против боспорцев, но против римлян...

  67. Пользуясь досугом5, Митридат подчинил себе Боспор и дал им царем одного из своих сыновей Махара6. Напав же на живших за колхами ахейцев, которые считаются заблудившимися при возвращении из Трои, и, потеряв две трети войска в сражениях, от мороза и засад, возвратился назад и послал в Рим уполномоченных, чтобы подписать договор7...

  2. Митридат, не раз уже на опыте познакомившись с римлянами и считая, что эта именно война8, возгоревшаяся безо всякого повода и так скоро, будет непримиримой, позаботился обо всех приготовлениях, считая, что теперь столкновение будет решающим. Остаток лета и целую зиму он заготовлял лес, строил корабли и готовил оружие и собрал в разных местах побережья до 2 000 000 медимнов9 хлеба.

  В качестве союзников к нему присоединились, кроме прежней силы, халибы, армении, скифы, тавры, ахейцы, гениохи, левкосиры и все те, которые живут на земле так называемой Амазонской вокруг реки Термодонта. Такие [силы] присоединились к прежним его [войскам] в Азии, когда же он перешел в Европу, [то присоединились] из савроматов так называемые царские языги, кораллы и из фракийцев все племена, которые живут у Истра, Родопы и Тема, а также еще бастерны, самое сильное из них племя...

  78. ...[Митридат], плывя из [Синопы] в Амис10, отправил послов к своему зятю Тиграну Армянскому11 и к своему сыну Махару, правителю Боспора, побуждая и того и другого оказать [ему] помощь. А к соседним с ним скифам он велел Диоклу12 отнести золото и многие дары. Но тот с этими дарами и с этим золотом перебежал к Лукуллу13...

  79. ...В это время некий начальник, скиф родом, по имени Олкаба14, давно уже перебежавший к Лукуллу, спасший во время этой конной битвы15 многих и за это награжденный Лукуллом допущением к столу полководца, правом высказывать суждения и участвовать в тайных совещаниях, подошел к палатке Лукулла, когда тот в полдень отдыхал, и потребовал, чтобы его впустили. На поясе у него, как всегда, висел обычный короткий кинжал. Так как его не допустили, он вознегодовал и сказал, что крайне важное дело заставляет его разбудить полководца; но слуги Лукулла ответили, что для Лукулла самое важное сейчас быть здоровым; тогда он тотчас же вскочил на коня и ускакал к Митридату — потому ли, что он покушался на Лукулла и ему показалось, что его подозревают, или под влиянием гнева, считая, что с ним поступили дерзко. Митридату он сообщил о другом скифе, по имени Собадаке16, что тот собирается перебежать к Лукуллу. Собадак был схвачен.

  101. ...Митридат же, зимуя в Диоскурах17, каковой город колхи считают доказательством путешествия Диоскуров с аргонавтами18, задумал не малое дело, и не такое, [на которое мог бы решиться человек, находящийся] в бегстве19, но, обойдя кругом весь Понт и скифов на Понте и Меотийское озеро, напасть на Боспор, и, отобрав область сына своего Махара, оказавшегося по отношению к нему неблагодарным20, вновь очутиться перед римлянами и воевать из Европы с ними, находящимися в Азии, поставив посередине пролив21, который, как считают, был назван Боспором22, потому что его переплыла Ио, когда она, ставшая коровой из-за ревности Геры, должна была бежать23.

  102. Занявшись столь невероятными планами, Митридат все-таки решил их выполнить и прошел через [земли] скифских народов, и воинственных, и враждебных, договариваясь с [ними] или принуждая их силой. Так, и будучи беглецом и в несчастии, он вызывал еще к себе почтение и страх. Так он прошел [через землю] гениохов, [дружески] принявших его, ахейцев же обратил в бегство и преследовал; говорят, что они, возвращаясь из-под Трои, бурей были занесены в Понт и много страдали от варваров как эллины; послав же в родные [города] за кораблями и не получив ответа, они, говорят, рассердились на [весь] эллинский род, и всех тех эллинов, которых брали в плен, стали убивать по обычаю скифов, сначала всех от гнева, со временем же одних красивейших из них, потом же тех, на кого падет жребий. Вот что [рассказывают] о скифских ахейцах24. Митридат же, вступив в [область] Меотиды, над которой много династов, когда все они, ввиду славы [его] деяний и [его] власти, а также потому, что военная сила, бывшая еще при нем, была значительна, приняли его, пропустили и обменялись взаимно многими подарками, заключил с ними союз, задумав другие, еще более удивительные планы — вторгнувшись через Фракию в Македонию и через землю македонян в Пеонию, перейти в Италию через Альпийские горы; для [укрепления этого] союза он отдал замуж за наиболее могущественных из них [своих] дочерей. Сын его Махар, узнав, что он совершил столь огромный путь в короткое время через дикие племена и так называемые "скифские запоры", никогда никому не бывшие доступными, отправил к нему послов, чтобы оправдаться [перед ним], якобы он по необходимости служит римлянам; но, узнав про крайний гнев Митридата, он бежал на полуостров, находящийся в Понте25, сжегши корабли, чтобы отец не мог его преследовать. Когда же Митридат послал против него другие [корабли], он, предупредив его, лишил себя жизни26. Митридат же казнил всех его друзей, которых он сам дал ему, когда тот уходил управлять этой страной, друзей же [своего] сына он отпустил невредимыми, как служивших своему другу.

  103. Так обстояли дела с Митридатом, Помпей же тотчас после его бегства преследовал его до колхов, после же, считая, что тот никогда не обойдет кругом ни Понт, ни Меотиду и что, даже ускользнув, он уже не попытается предпринять что-либо важное, отправился к колхам, интересуясь рассказами о пребывании здесь аргонавтов, Диоскуров и Геракла и особенно желая увидать место страданий, где, говорят, на Кавказских горах страдал Прометей...

  107. Вот, чем он [Помпей] был занят тогда27; Митридат же закончил свой обход Понта и, захватив Пантикапей, эмпорий европейцев при устьи Понта, убивает у пролива [одного] из своих сыновей, Ксифара, за следующее прегрешение его матери. У Митридата было одно укрепление, где в тайных подземных хранилищах было скрыто большое количество денег в медных, обтянутых железом сундуках. Стратоника же, одна из наложниц или жен Митридата, которой вверена была тайна и охрана этого укрепления, когда Митридат еще обходил Понт, передала укрепление Помпею и указала никому не известные сокровища, со следующим единственным условием, — чтобы Помпей сохранил ей сына Ксифара, если возьмет его. А тот, овладев деньгами, обещал ей [сохранить] Ксифара и разрешил взять ее собственные [вещи]; узнав же о случившемся, Митридат убивает Ксифара у пролива, причем мать смотрела на это с другого берега28, и бросил [его тело] непогребенным. [Так] он надругался над сыном для того, чтобы причинить мучение погрешившей [против него], затем он отправил послов к Помпею, бывшему еще в Сирии и не знавшему, что тот еще жив, которые обещали, что он будет платить дань римлянам за отцовскую область. Когда же Помпей приказал, чтобы Митридат явился и сам просил об этом, подобно тому, как пришел Тигран29, он сказал, что он никогда на это не согласится, будучи Митридатом, пошлет же некоторых из своих сыновей и друзей. Сказав это, он вместе с этим стал спешно собирать войско из свободных и рабов, приготовил много оружия и копий и военные машины, не щадя ни лесу, ни рабочих быков для [изготовления] тетив30 и на всех наложил налоги, даже на крайне маломощных. Служители же его обижали многих без ведома Митридата, ибо, страдая какой-то болезнью — нарывами на лице, он обслуживался тремя евнухами, которые [только] и могли его видеть.

  108. Когда же прекратилась болезнь и войско у него уже собралось, шестьдесят отборных отрядов по шестьсот человек в каждом, много же и прочего войска, и корабли, и укрепленные места, сколько их ни взяли его стратеги за время его болезни, — он направил часть своего войска в Фанагорию, другой эмпорий около устья, с тем, чтобы и с той, и с другой стороны держать вход в своих руках, пока Помпей был еще в Сирии. Фанагориец же Кастор, подвергнутый некогда телесному наказанию царским евнухом Трифоном, напав на Трифона, входившего в [город], убил его и стал призывать народ к свободе. Они же, хотя их акрополь был уже занят Артаферном и другими сыновьями Митридата, обложив возвышенность деревом, подожгли его, пока Артаферн, Дарий, Ксеркс, Оксатр и Эвпатра, дети Митридата, испугавшись огня, сдались в плен и [позволили] увести себя. И был из них один Артаферн примерно сорока лет, остальные же были красивыми юношами. Но другая дочь Митридата, Клеопатра, оказывала сопротивление; и ее отец, восхищенный смелостью ее духа, послав много бирем31, вырвал [из рук врагов]. Сколько же поблизости ни было укреплений, которые были недавно захвачены Митридатом, все они, подражая смелому поступку фанагорийцев, отложились от Митридата, а [именно] Херронес, Февдосия, Нимфей32 и сколько их ни было вокруг Понта, [очень] удобных для войны. Он же, видя частые отпадения и имея войско в подозрении, что оно некрепко из-за необходимости похода и тяжести податей и постоянной неверности войск к потерпевшим неудачу полководцам, послал при посредстве евнухов своих дочерей к скифским правителям в жены, прося возможно скорее прислать к нему войска. Сопровождали же их пятьсот человек из войска; они, немного удалившись от Митридата, убили везших [девушек] евнухов, будучи всегда враждебными к евнухам, имевшим силу у Митридата, а девушек отвезли к Помпею.

  109. Митридат же, лишившись стольких детей и укреплений и всей власти, уже являясь совершенно небоеспособным и не рассчитывая получить помощь от скифов, все-таки даже тогда не стремился к чему-либо ничтожному или достойному его несчастий, но задумывал, перейдя к кельтам, с которыми он для этой цели давно уже заключил дружбу, вместе с ними вторгнуться в Италию, надеясь, что многие в самой Италии присоединятся к нему из-за ненависти к римлянам; он знал, что так поступил и Ганнибал, когда [римляне] объявили ему войну в Иберии, и вследствие этого стал особенно страшен римлянам. Знал же он, что и недавно почти вся Италия отпала от римлян вследствие ненависти к ним и вела с ними ожесточеннейшую войну, вступив в союз [против них] со Спартаком-гладиатором, не имевшим никакого достоинства. Замышляя это, он двинулся к кельтам. Но хотя [этот] план, может быть, оказался бы для него наиболее блестящим, его войско колебалось вследствие, главным образом, самой грандиозности [этого] предприятия, [а также потому, что] его вели в [столь] длительный поход в чужую землю и против людей, которых они не могли победить даже на своей [земле]. Думая, что сам Митридат, отчаявшись во всем, предпочитает умереть, совершив что-либо [значительное], как прилично царю, а не в бездействии, они пока сдерживали себя и сохраняли спокойствие: ведь даже в несчастиях царь не был ничтожным и презренным.

  110. Когда таково было положение всех дел, Фарнак33, которого он из [всех своих] детей ценил выше всех и часто заявлял, что он будет преемником его власти, составил заговор против отца, то ли испугавшись этого похода и возможности потери всей власти — так как теперь еще римляне пошли бы на соглашение; если же отец пойдет походом на Италию, то власть будет потеряна везде и совершенно, — то ли по другим причинам и соображениям. Когда его соучастники были схвачены и отправлены на пытки, Менофан34 убедил Митридата, что тот не должен, уже отплывая, казнить еще [так недавно] столь ценимого им сына; он сказал, что подобные перемены — дело войн, с прекращением которых и это устроится. Убежденный им, Митридат согласился на прощение сына; тот же, испугавшись какого-либо [нового проявления] гнева [отца] и зная, что войско боится этого похода, ночью пришел прежде всего к перебежчикам из римлян, стоявшим лагерем ближе всего к Митридату, и, преувеличив ту опасность для них, которая будет, если они пойдут на Италию, о которой они и сами хорошо знали, и дав им много обещаний, если они останутся с ним, довел их до решения отпасть от отца. А как только были убеждены эти, Фарнак той же ночью разослал [своих сторонников] в другие ближние лагеря. Когда же он договорился и с этими, первые вместе с зарей подняли военный клич перебежчики, за ними же подхватили этот крик те, которые стояли близко. И флот ответил им, причем, может быть, и не все знали, в чем дело, но они были склонны к переменам, презирая возможное несчастие, но рассчитывая всегда на выгоду от переворота. Другие же, не зная о заговоре и полагая, что все уже изменили и что, будучи уже одни, они будут презираемы большинством, стали кричать вместе с [другими] скорее из страха и необходимости, чем по доброй воле. Митридат же, проснувшись от их крика, послал кое-кого спросить, чего хотят кричащие. Они же, не скрываясь, сказали: "Пусть будет царствовать сын, молодой вместо старого, отдавшегося евнухам и убившего уже многих своих сыновей, полководцев и друзей".

  111. Узнав об этом, Митридат вышел, чтобы переговорить с ними. [Вместе с тем] некоторое количество из его личной гвардии присоединилось к перебежчикам. Те же сказали, что не допустят их [к себе], прежде чем они в [доказательство своей] верности не сделают что-либо непоправимое, указывая вместе с тем на Митридата. Те успели убить коня Митридата, когда тот бросился бежать, и, как уже овладевшие властью, объявили Фарнака царем; и кто-то, вынеся из святилища плоский стебель, увенчал им его вместо диадемы. Видя это с высоты с открытого места35, [Митридат] стал посылать к Фарнаку одного за другим [вестников], требуя [для себя] безопасного выхода. Так как никто из посланных не возвращался, то боясь, как бы его не выдали римлянам, и воздав похвалу своим телохранителям и друзьям, еще остававшимся [при нем], он отпустил их к новому царю; некоторых из них войско по недоразумению убило; сам же, открыв тот яд, который он всегда носил с собой в мече, стал его смешивать. Две же его дочери, еще девушки, жившие с ним, Митридатила и Нисса, сосватанные царям Египта и Кипра, заявили, что они раньше выпьют яд, и настойчиво этого требовали и мешали ему пить, пока, получив, не выпили [сами]; яд тотчас подействовал на них, на Митридата же, хотя он нарочно усиленно ходил взад и вперед, яд не действовал вследствие привычки и постоянного употребления противоядий, которыми он всегда пользовался для предотвращения отравлений; и ныне еще называются они "митридатовыми средствами". Увидав некоего Битита, начальника кельтов, [Митридат] сказал: "Большую помощь получал я от твоей десницы в [борьбе] против врагов, но самая большая будет помощь, если ты теперь прикончишь мою жизнь; ведь мне грозит быть проведенным в торжественном шествии триумфа, [мне], бывшему столь долгое время самодержцем и царем такой страны, который не может умереть от ядов вследствие глупых [моих] предохранительных мер при помощи других ядов, ибо тяжелейшего и столь обычного царям яда — неверности войска, детей и друзей — я не предвидел, я, который предвидел все [яды] при принятии пищи и [от них] сумел уберечься". Битит, почувствовав жалость, помог царю, нуждавшемуся в [такой помощи].

Цитадель на горе Митридат в ПантикапееЦитадель на горе Митридат в Пантикапее в I в. до н.э. (реконструкция В.П. Толстикова)

  112. И умер Митридат36, в шестнадцатом колене потомок Дария Гистаспа, царя персов37, в восьмом же — Митридата38, отпавшего от македонян и захватившего власть над понтийским царством. Он прожил шестьдесят восемь или шестьдесят девять лет и из них пятьдесят семь лет царствовал, ибо власть перешла к нему, когда он был сиротой. Он подчинил себе соседние варварские народы и из скифов покорил многих...

  113. Так умер Митридат, прозванный Евпатором39 и Дионисом, и римляне, узнав об [этом], отпраздновали это событие, как освободившиеся от очень тяжелого врага40; Фарнак же послал на триере труп своего отца Помпею в Синопу, а также тех, кто взял в плен Мания41, и многих заложников, сколько у него ни было эллинских и варварских, прося [разрешение] царствовать или над отцовским царством, или над одним Боспором, каковое царство и Махар, брат его, получил от Митридата. Помпей же устроил пышные похороны телу Митридата и его слугам поручил похоронить [его] в царской гробнице и положить в Синопе среди царских гробниц, восхищаясь им за великие подвиги, как лучшим из живших при нем царей; Фарнака же, избавившего Италию от многих затруднений, он сделал другом и союзником римлян42 и дал ему царствовать над Боспором, кроме фанагорийцев, которых он сделал свободными и автономными, так как первыми именно они, когда Митридат стал крепнуть и имел корабли, и другое войско, и укрепленные пункты, решились восстать против него и оказались предводителями восстания для других и виновниками гибели Митридата...

  119. [У Митридата] собственных кораблей было часто более четырехсот, всадников иногда до пятидесяти тысяч и пехотинцев — двести пятьдесят тысяч, и машины, и метательные орудия — соответственно этому; сражались же вместе с ним цари и династы армянский и скифов, [живущих] вокруг Понта, у Меотийского озера и от него по берегам к Фракийскому Боспору.

  120. Фарнак же стал осаждать фанагорийцев и соседей Боспора, пока не одолел в битве фанагорийцев, вступивших в битву из-за голода, и, не причинив им никакого вреда, но сделав друзьями и взяв заложников, удалился. Немного же спустя он взял и Синопу и, задумывая захватить Амис, вступил в войну с римским военачальником Кальвином, в то время, как Помпей и Цезарь воевали друг против друга43, пока, [наконец], Асандр44, его личный враг, не изгнал его из Азии, так как римляне были заняты в других местах. Он вступил в войну и с самим Цезарем, — когда тот, победив Помпея, прибыл из Египта45, — около горы Скотия46, где его отец одолел римлян, бывших под начальством Триария47; побежденный, он бежал с тысячей всадников в Синопу. Так как Цезарь, не имея времени, не преследовал его, но послал за ним Домиция, то [Фарнак], передав Синопу Домицию и заключив мир, был отпущен [со своими] всадниками. Он велел убить коней к большому неудовольствию всадников, взойдя же на корабли, бежал в Понт и, собрав каких-то скифов и савроматов, захватил48 Феодосию и Пантикапей. Когда же Асандр по вражде к [нему] вновь напал на него, то всадники Фарнака из-за недостатка в лошадях и неумения сражаться пешим строем были побеждены, сам же Фарнак один сражался хорошо, пока, не будучи ранен, не умер, пятидесяти лет от роду и процарствовав над Боспором пятнадцать лет.

  121. Так вот и Фарнак лишился власти, и его царство Гай Цезарь дал Митридату Пергамскому49, ревностно помогавшему ему в Египте50; ныне же у [жителей] Боспора [свои] туземные [цари], а в Понт и Вифинию ежегодно посылается сенатом кто-либо в качестве претора...

(Перевод С.П. Кондратьева из: ВДК 1948. 1. С. 282-288)


Аппиан: Митридатовы войны



в раздел




КОММЕНТАРИИ

1 Понтийское царство, унаследованное Митридатом, сначала занимало северо-восточную часть Каппадокни у Черного моря, затем расширилось, когда Митридат смог присоединить к Понту Пафлагонию, Фригию и некоторые другие области Малой Азии.

2 Здесь перечислены варварские племена Северо-Западного и Северного Причерноморья. Если учесть упомянутых выше колхов, то в "друзьях" у Митридата ходили почти все варварские народы вокруг Черного моря (ср. Strabo, VII, 4, 1-2).

3 Речь идет о 83 г. до н.э. накануне второй войны с римлянами.

4 Имеется в виду римский военачальник, успешно воевавший с Митридатом во время I Митридатовой войны в 86-85 гг.

5 В перерыв между I (89-84 гг.) и II (83-81 гг.) Митридатовыми войнами.

6 Махар владел боспорским царством с 79 по 65 гг., когда его место занял его брат Фарнак.

7 Это событие произошло в 79 г. до н.э.

8 Речь идет о III Митридатовой войне против римлян (74-63 гг.).

9 Один медимн равняется 52,5 литрам. Если один медимн занимал мешок зерна, то речь идет о 2 миллионах мешков.

10 К этому времени (72 г. до н.э.) Митридат утратил Вифинию и отступил в Понт, собирая силы для продолжения борьбы против римлян.

11 Тигран II Великий был царем Армении в 96-56 гг. до н.э. и зятем Митридата.

12 Из других источников неизвестен.

13 Луций Лициний Лукулл (117-56 гг. до н.э.) — римский полководец, сражавшийся в 74-66 гг. против понтийского царя.

14 Плутарх называет этого человека Олтаком, властителем дандариев, северночерно-морского племени (Plut. Luc. 16).

15 Имеется в виду битва в долине реки Лика в 71 г. до н.э.

16 Это имя известно по эпиграфическим документам Боспорского царства. В форме Σαβωδακος оно встречается в списке членов синода в Танаисе (см.: КБН, 1282).

17 Диоскура (или Диоскурия, совр. г. Сухум) была промежуточным пунктом на пути из Малой Азии на Боспор.

18 По легенде, среди аргонавтов были и братья Диоскуры — Кастор и Полидевк, основавшие Диоскурию.

19 Митридат находился в положении беглеца после поражения в битве при Дастире в Каппадокии в 66 г. до н.э., когда верховным главнокомандующим римской армии стал Гней Помпей.

20 Махар перебежал к римлянам еще в 70 г.

21 Имеется в виду Керченский пролив (Боспор), который считался границей между Европой и Азией.

22 Боспор по-гречески означает "путь коровы".

23 Этот миф подробно описывается у Эсхила (см. выше: Aeschyl. Prom, vinct. 729-761).

24 Здесь мы имеем одну из самых подробных версий происхождения кавказского народа от ахейцев-эллинов.

25 Вероятно, Махар переправился в крымскую часть Боспора.

26 Это произошло в 65 г. до н.э.

27 Имеются в виду военные действия Помпея против иберов и колхов.

28 На самом деле Керченский пролив не имеет таких мест, где с одного берега можно было бы увидеть другой.

29 Тигран II, царь Армении, сам явился к Помпею в 66 г. до н.э. с повинной, за что Помпей оставил ему его владения.

30 Тетивы изготавливались из воловьих жил.

31 Бирема — военный корабль с двумя рядами весел.

32 Здесь перечислены крупнейшие (после упомянутых Пантикапея и Фанагории) боспорские города — Херсонес, Феодосия и Нимфей, расположенные в Крыму.

33 Фарнак был царем Боспора в 63-47 гг. до н.э.

34 Один из полководцев Митридата, его старинный соратник.

35 Речь идет о башне акрополя на вершине горы в центре Пантикапея, которая с тех пор носит имя Митридата.

36 Это произошло весной 63 г. до н.э.

37 Дарий I Гистасп, царь Персии (522-486 гг. до н.э.).

38 Митридат I Ктист (ум. в 338 г.), отпавший от Антигона Одноглазого и основавший ок. 301 г. будущую понтийскую державу.

39 "Евпатор" по-греч. означает буквально "благоотеческий".

40 Известно, что в Риме по предложению Цицерона были устроены десятидневные празднества и игры по случаю победы над Митридатом.

41 Маний Аквилий, прибывший в 89 г. до н.э. в Малую Азию для решения политических проблем в Вифинии и Каппадокии, был в 88 г. захвачен в плен Митридатом.

42 Это был официальный титул правителя клиентского по отношению к Риму государства: socius amicusque Romanorum.

43 Это было в 49 г. до н.э.

44 Асандр, полководец Фарнака и его наместник на Боспоре, восставший против своего правителя, вел упорную борьбу за боспорский престол против Фарнака и затем против ставленника Цезаря Митридата Пергамского; правил Боспором в 47-17 гг. до н.э., став основателем новой династии, правившей Боспором более 400 лет.

45 Это произошло в 47 г. до н.э.

46 Эта битва произошла близ крепости Зелы; именно после нее в Рим были посланы знаменитые слова Цезаря: veni, vidi, vici.

47 Гай Валерий Триарий, легат Лукулла, одержал победу в 72 г. до н.э. над митридатовым флотом в битве при Тенедосе.

48 Эти слова свитедельствуют о том, что власть на Боспоре была в отсутствие Фарнака узурпирована Асандром.

49 Митридат Пергамский, выдававший себя за сына Митридата Евпатора, был близким соратником Цезаря и за это получил было после смерти Фарнака Боспорский престол, однако в борьбе за него против Асандра погиб на Боспоре.

50 См. об этом: Strabo, XIII, 4, 3; Bell. Alex. 26; 78.


АППИАН