История России

в датах

ГЕРОДОТ

  Великий греческий историк (ок. 485 — ок. 425 г. до н.э.), происходил из малоазийского города Галикарнасса, долго жил в Афинах, автор "Истории" в 9 книгах, в которой он описал войны греков с персами.

  Поскольку в качестве предыстории этой войны Геродот рассказал о походе персидского царя Дария против скифов (ок. 512 г. до н.э.), это дало ему повод в IV книге своей истории представить подробное описание географии и климата Скифии, истории и религии, одежды и вооружения, нравов и языка скифов и других народов Северного Причерноморья.

  Некоторые данные позволяют ученым предположить, что сам Геродот, путешествуя по всему тогдашнему миру, посетил греческий город Ольвию, расположенный в Днепровском лимане, где и собрал большую часть сведений о Скифии и скифах.

  В качестве источников информации Геродот использует, кроме собственных впечатлений очевидца, труды предшественников (например, Аристея и Гекатея), рассказы и записки людей, побывавших в описываемых районах, а также памятники эпиграфики, архитектуры, прикладного искусства.

  В его произведении имеются зачатки научной критики источников: сообщая несколько различных версий, автор подвергает их анализу, присоединяясь к одной из них. Археологические раскопки, ведущиеся в Северном Причерноморье, подтвердили достоверность многих сведений "Скифского рассказа" (или "Скифского логоса") Геродота.

  "Скифский рассказ" Геродота содержал столь яркую и полную картину жизни скифов, что из труда Геродота еще много веков, вплоть до средневековья, черпали сведения об этой части Земли многие поколения ученых, писателей, поэтов.

  Издания: Herodoti historiae. Vol. I—II / Ed. С. Hude. 4 ed. Oxford, 1933; Herodot. Historien / Griechisch-deutsch hrsg. von J. Feix. 1-2. Bd. 3. Aufl. Munchen, 1980.

  Переводы: Геродот. История в девяти книгах / Перев. и примеч. Г.А. Стратановского. 2 изд. М., 1993; Доватур А.И., Каллистов Д.П., Шишова И.А. Народы нашей страны в "Историии" Геродота. Тексты, перевод, комментарий. М., 1982.

  Литература: Доватур 1957; Доватур и др. 1982; Лурье 1947; Нейхардт 1982; Рыбаков 1979; Evans 1991; Harmatta 1941; Herodote 1988; How, Wells 1928; Lendle 1992. S. 36-63; Meister 1990. S. 25-41; Powell 1939; Regenbogen 1961; Waters 1985; Wells 1923; Wood 1972.

ИСТОРИЯ

  I, 6. (3) До воцарения Креза1 все эллины были свободны. Ведь поход киммерийцев2, пришедших в Ионию, который был раньше правления Креза, имел целью не покорение городов, но набег ради грабежа...3

  I, 15. Я упомяну об Ардии4, сыне Гига, царствовавшем после Гига. Он захватил Приену и напал на Милет. В то время как он был властителем в Сардах, киммерийцы, изгнанные из своих мест скифами-кочевниками, пришли в Азию и захватили Сарды, за исключением акрополя5.

  I, 16. Ардий царствовал сорок девять лет, ему наследовал Садиатт, сын Ардия, он царствовал двенадцать лет, Садиатту наследовал Алиатт6. (2) Он воевал с Киаксаром7, потомком Деиока, и мидийцами, изгнал киммерийцев из Азии, захватил основанную Колофоном Смирну и напал на Клазомены...

  I, 103. (3) И когда он [Киаксар], победив ассирийцев в битве, осаждал Нин, в его [владения] вступило огромное войско скифов8, которых вел царь скифов Мадий, сын Прототия9; они вторглись в Азию, изгнав киммерийцев из Европы. Увлеченные преследованием бегущих киммерийцев, они таким образом достигли Мидийской страны.

  I, 104. Пути от озера Меотиды до реки Фасис и до колхов тридцать дней для путешествующего налегке, из Колхиды же недолго проникнуть в Мидию, ведь только одно племя находится на пути — саспиры; те, кто пройдут [по территории этого племени], оказываются в Мидии. (2) Скифы, однако, вторглись не по тому пути, но отклонились на верхнюю дорогу, гораздо более длинную, имея по правую руку Кавказские горы10. Здесь мидийцы, вступив со скифами в бой и потерпев поражение в битве, лишились власти, а скифы завладели всей Азией.

  I, 105. Отсюда они пошли на Египет. Когда они достигли Сирийской Палестины, Псамметих11, царь Египта, встретив их, дарами и мольбами убедил далее не продвигаться. (2) Когда же они, возвращаясь обратно, оказались в сирийском городе Аскалоне, то большая часть скифов прошла мимо, не причинив вреда, но немногие из них, оставшись позади, разграбили храм Афродиты Урании... (4) А тех скифов, которые разграбили храм в Аскалоне, и все их потомство богиня поразила женской болезнью; поэтому и скифы соглашаются, что эти люди болеют по такой причине, и те, кто прибывают в скифскую землю, сами могут увидеть, в каком состоянии находятся люди, которых скифы зовут энареями12.

  I, 106. В течение двадцати восьми лет13 скифы властвовали над Азией, и за это время они, преисполненные наглости и презрения, все опустошили. Ибо, кроме того, что они с каждого взимали дань, которую налагали на всех, они еще, объезжая страну, грабили у всех то, чем каждый владел. (2) И вот Киаксар и мидийцы пригласили большую часть из них и, напоив допьяна, перебили, и таким образом мидийцы восстановили свою власть...

  IV, 1. После взятия Вавилона был поход самого Дария14 на скифов. Вследствие того, что Азия изобиловала людьми и денежных средств поступало много, Дарий пожелал отомстить скифам за то, что они первые, вторгшись в Мидию и одержав победу над теми, кто оказал им сопротивление, положили начало несправедливости. (2) Ведь, как у меня было сказано прежде15, скифы властвовали над Верхней16 Азией в течение двадцати восьми лет. Преследуя киммерийцев, они вторглись в Азию, лишив власти мидийцев. Ведь именно последние властвовали над Азией до прихода скифов. (3) Однако скифов, которые отсутствовали двадцать восемь лет и по истечении столь долгого времени возвратились в собственную страну, ожидали трудности не меньшие, чем [война] с мидийцами; они обнаружили, что им противостоит немалое войско: дело в том, что жены скифов, когда их мужья долгое время отсутствовали, вступили в связь с рабами17...

  IV, 3. И вот дети, родившиеся от этих-то их рабов и жен, достигли юношеского возраста. Узнав об обстоятельствах своего рождения, они задумали воспротивиться тем, кто возвращался из страны мидий-цев. (2) И прежде всего они отрезали страну, вырыв широкий ров, растянувшийся от Таврских гор18 до Меотийского озера, в том именно месте, где оно шире всего19. Затем они, расположившись против пытавшихся вторгнуться скифов, вступили с ними в сражение. (3) Так как скифы не могли добиться превосходства на поле в многократных битвах, один из них сказал следующее: "Что же мы делаем, мужи-скифы! Сражаясь с нашими рабами, мы и сами, погибая, становимся малочисленнее, и, убивая их, мы впредь будем властвовать над меньшим их числом. (4) Теперь, мне кажется, нужно отбросить копья и луки и, взяв каждому по конскому кнуту, подойти к ним. Пока они видели нас с оружием в руках, они считали себя подобными нам и равного с нами происхождения. Когда же они увидят у нас кнуты вместо оружия, они поймут, что они наши рабы, и, признав это, не устоят".

  IV, 4. Выслушав, скифы приступили к исполнению этого. Те же, ошеломленные случившимся, забыли о битве и обратились в бегство. Итак, скифы властвовали над Азией и потом, изгнанные мидийцами, возвратились в свою страну именно таким образом. По этой причине Дарий, желая отомстить скифам, собрал против них войско.

  IV, 5. Как утверждают скифы, из всех племен их племя самое молодое, а возникло оно следующим образом20: первым появился на этой земле, бывшей в те времена пустынной21, человек по имени Таргитай22. А родители этого Таргитая, как говорят (на мой взгляд, их рассказ недостоверен, но они все же так именно говорят), — Зевс и дочь реки Борисфена. (2) Такого именно происхождения был Таргитай. У него родились три сына23: Липоксай и Арпоксай, и самый младший Колаксай24. (3) Во время их правления на скифскую землю упали сброшенные с неба золотые предметы: плуг с ярмом, обоюдоострая секира и чаша25. Старший, увидев первым, подошел, желая их взять, но при его приближении золото загорелось. (4) После того, как он удалился, подошел второй, и с золотом снова произошло то же самое. Этих загоревшееся золото отвергло, при приближении же третьего, самого младшего, оно погасло, и он унес его к себе.

  И старшие братья после этого, по взаимному соглашению, передали всю царскую власть младшему.

  IV, 6. От Липоксая произошли те скифы, которые именуются родом авхатов26. От среднего Арпоксая произошли именуемые катиарами и тра-спиями. От самого же младшего из них — цари, которые именуются паралатами. (2) Все вместе они называются сколоты по имени царя27; скифами же назвали их греки.

  IV, 7. Скифы утверждают, что именно так они и произошли, лет же со времени их происхождения от первого царя Таргитая до похода Дария на их землю всего, как говорят, не больше тысячи, но именно столько28. Это же священное золото цари берегут больше всего и каждый год умилостивляют его большими жертвоприношениями.

  (2) Кто на этом празднике, охраняя священное золото, уснет под открытым небом, тот — как считается у скифов — не проживет и года. Поэтому ему дают столько земли, сколько он сможет объехать на коне за один день. Так как страна очень велика, Колаксай разделил ее на три царства между своими сыновьями и одно из них сделал наибольшим — то, в котором хранится золото. (3) Говорят, что область, расположенную выше обитателей верхних частей страны по направлению к северному ветру, невозможно ни рассмотреть, ни пройти далеко вглубь из-за падающих перьев. Ведь и земля, и воздух наполнены перьями29, они-то и заслоняют вид.

  IV, 8. Вот так рассказывают скифы о себе и о расположенной выше стране, а греки, живущие около Понта, рассказывают следующее: Геракл, угоняя быков Гериона30, прибыл в ту бывшую тогда пустынной землю, которую теперь населяют скифы. (2) Герион жил за пределами Понта, обитая на острове, который греки называют Эрифея. Он находится возле Гадир, расположенных по ту сторону Геракловых столпов у Океана. Об Океане же на словах утверждают, что он, взяв начало на востоке, течет вокруг всей земли, но на деле этого не доказывают.

  (3) Когда Геракл прибыл отсюда в страну, называемую ныне Скифией (здесь его настигли зима и мороз), то, натянув на себя львиную шкуру, он заснул, а кони из его колесницы, пасшиеся в это время, были таинственным образом похищены по божественному предопределению.

  IV, 9. Когда же Геракл проснулся, он отправился на поиски. Обойдя всю страну, он, наконец, прибыл в землю, которая называется Гилея. Здесь он нашел в пещере некое существо двойной природы: наполовину ехидну, наполовину — деву, которая выше ягодиц была женшиной, а ниже — змеей31. (2) Увидев ее и изумившись, Геракл спросил ее, не видела ли она где-нибудь бродящих коней. Она же сказала ему, что лошади у нее и что она их ему не отдаст, пока он с ней не совокупится. Геракл вступил с ней в связь за такую цену. (3) Она откладывала возвращение коней, желая как можно дольше жить в супружестве с Гераклом, а он хотел, получив обратно [коней], удалиться. Наконец она, возвратив [коней], сказала: "Я сохранила для тебя этих коней, забредших сюда, а ты дал награду — ведь у меня от тебя три сына.

  (4) Ты мне скажи, что нужно делать с ними, когда они станут взрослыми, — поселить ли их здесь (в этой стране я сама господствую) или послать к тебе". Так вот она обратилась к нему с таким вопросом, а он, как говорят, на это ответил: (5) "Когда ты увидишь, что сыновья возмужали, ты не ошибешься, поступив следующим образом: как увидишь, что кто-то из них натягивает этот лук вот так и подпоясывается поясом вот таким образом, именно его сделай жителем этой страны. Того же, кто не сможет выполнить то, что я приказываю, вышли из страны. Поступая так, ты и сама будешь довольна, и выполнишь мой приказ".

  IV, 10. Натянув один из луков (до тех пор Геракл носил два лука) и объяснив употребление пояса, он передал лук и пояс с золотой чашей у верхнего края застежки и, отдав, удалился. Она же, когда родившиеся у нее дети возмужали, сначала дала им имена32: одному из них — Агафирс, следующему — Гелон и Скиф — самому младшему. Затем, вспомнив о наставлении, она выполнила приказание. (2) И вот двое ее детей — Агафирс и Гелон, которые не смогли справиться со стоявшей перед ними задачей, ушли из страны, изгнанные родительницей, а самый младший из них — Скиф, выполнив все, остался в стране. (3) И от Скифа, сына Геракла, произошли нынешние цари скифов. А из-за этой чаши скифы и поныне носят чаши на поясах. Только это мать и придумала для Скифа. Так рассказывают греки, живущие у Понта.

  IV, 11. Существует и другой рассказ такого содержания, которому я сам больше всего доверяю. Скифы-кочевники, живущие в Азии33, вытесненные во время войны массагетами, ушли, перейдя реку Араке34, в Киммерийскую землю (именно ее теперь и населяют скифы, а в древности, как говорят, она принадлежала киммерийцам). (2) При нашествии скифов киммерийцы стали держать совет, так как войско наступало большое, и мнения у них разделились. Обе стороны были упорны, но лучшим было предложение царей. По мнению народа, следовало покинуть страну, а не подвергаться опасности, оставаясь лицом к лицу с многочисленным врагом. А по мнению царей, следовало сражаться за страну с вторгающимися. (3) И народ не хотел подчиниться, и цари не хотели послушаться народа. Первые советовали уйти, отдав без боя страну вторгающимся. Цари же, подумав о том, сколько хорошего они [здесь] испытали и сколько возможных несчастий постигнет их, изгнанных из отечества, решили умереть и покоиться в своей земле, но не бежать вместе с народом. (4) Когда же они приняли это решение, то, разделившись на две равные части, стали сражаться друг с другом. И всех их, погибших от руки друг друга, народ киммерийцев похоронил у реки Тираса35, и могила их еще и теперь видна. Похоронив их, народ таким образом покинул страну, и скифы, придя, заняли безлюдную страну.

  IV, 12. И теперь в Скифии есть Киммерийские стены, есть и Киммерийские переправы, есть и страна с названием Киммерия, есть и Боспор, именуемый Киммерийским. (2) Очевидно также, что киммерийцы бежали от скифов в Азию и заселили полуостров, на котором теперь находится эллинский город Синопа. Ясно и то, что скифы, преследуя их, вторглись в Мидийскую землю, сбившись с пути. (3) Ведь киммерийцы все время бежали вдоль моря, а скифы преследовали их, имея по правую руку Кавказ, до тех пор, пока не вторглись в Мидийскую землю, повернув по дороге во внутренние области страны36. Вот так излагается это общее для варваров и эллинов предание.

  IV, 13. Аристей37, сын Каистробия, муж [родом] из Проконнеса, сказал в своих стихах, что, одержимый Фебом, он дошел до исседонов, а что выше38 исседонов живут одноглазые мужи — аримаспы. Над ними живут стерегущие золото грифы, а выше этих — гипербореи, достигающие моря. (2) Кроме гипербореев, все эти племена, начиная с аримаспов, всегда нападали на соседей. И как аримаспами вытесняются из страны исседоны, так исседонами — скифы. Киммерийцы же, обитавшие у Южного моря39, под натиском скифов покинули страну. Таким образом, и Аристей не соглашается со скифами в отношении этой страны...

  IV, 16. Никто точно не знает, что находится выше страны, о которой начато это повествование. У меня даже нет возможности расспросить кого-либо, кто утверждал бы, что знает это как очевидец. И даже Аристей, о котором я упомянул незадолго перед этим, даже он в своих стихах утверждал, что дошел не дальше исседонов, но о том, что находится выше, он рассказывал по слухам, говоря, что это рассказывают исседоны. (2) Но то, что мы смогли как можно более точно выяснить по слухам, — все это будет изложено.

  IV, 17. От гавани борисфенитов40 (она ведь находится в самой середине побережья всей Скифии) — от нее первыми живут каллипиды, которые являются эллино-скифами41; над ними — другое племя, которое называется ализоны. И они, и каллипиды во всех остальных занятиях подобны скифам, но в отличие от них хлеб они и сеют, и едят, также лук, чеснок, чечевицу и просо. (2) Над ализонами живут скифы-пахари, которые сеют хлеб не для собственного потребления, а для продажи. Выше этих живут невры, а над неврами — земля, обращенная к северному ветру, на всем известном нам протяжении безлюдна. Это племена, обитающие вдоль по течению реки Гипаниса, к западу от Борисфена.

  IV, 18. Если перейти Борисфен, первая от моря страна — Гилея42, если же идти вверх от нее — [там] живут скифы-земледельцы, которых эллины, живущие у реки Гипанис, называют борисфенитами, а самих себя — ольвиополитами. (2) Эти скифы-земледельцы населяют землю к востоку на протяжении трех дней пути, доходя до реки, название которой Пантикап; в сторону северного ветра эта земля простирается на одиннадцать дней плавания вверх по Борисфену. Выше над ними пустыня на большом пространстве. (3) За пустыней живут андрофаги, племя особое и отнюдь не скифское. Страна, находящаяся выше них, уже настоящая пустыня, и никакого человеческого племени там нет на всем известном нам протяжении.

  IV, 19. К востоку от этих скифов-земледельцев, если перейти реку Пантикап, живут уже скифы-кочевники, которые ничего не сеют и не пашут; вся эта земля, за исключением Гилеи, — безлесная. Кочевники эти населяют к востоку на расстоянии четырнадцати дней пути страну, простирающуюся до реки Герра.

  IV, 20. По ту сторону Герра находится та земля, которая называется царской, и [там] обитают скифы — самые храбрые и самые многочисленные, которые считают других скифов своими рабами. Доходят они на юге до Таврики, а на востоке именно до того рва, который вырыли сыновья слепых43, и до гавани на берегу озера Меотиды, которую называют Кремны. Часть их [владений] доходит до реки Танаиса. (2) Выше земли царских скифов к северному ветру живут меланхлены, племя иное, не скифское. Выше меланхленов — болота и земля, безлюдная на всем известном нам протяжении.

  IV, 21. Если перейти реку Танаис, то там уже не скифская земля, но в начале область савроматов, которые, начиная от самого дальнего угла озера Меотиды, населяют на расстоянии пятнадцати дней пути по направлению к северному ветру страну, лишенную и диких, и культурных деревьев. Выше их живут будины, занимающие другую область, всю поросшую разноообразным лесом.

  IV, 22. Выше будинов к северу идет сначала пустыня на расстоянии более семи дней пути. За пустыней, если отклониться в сторону восточного ветра, живут тиссагеты, племя многочисленное и особое; живут они охотой. (2) Рядом с ними в тех же самых местах обитает племя, имя которому иирки. Они также живут охотой, занимаясь ею следующим образом: охотник сидит в засаде, взобравшись на дерево, а деревья там в изобилии растут по всей стране. У каждого наготове конь, обученный ложиться на брюхо, с тем чтобы стать ниже, и собака. Как только охотник увидит с дерева зверя, он, выстрелив из лука и сев на коня, устремляется в погоню, а собака следует за ним. (3) Выше иирков, если отклониться к востоку, живут другие скифы, отложившиеся от царских скифов и по этой причине прибывшие в эту страну.

  IV, 23. До страны этих скифов вся земля, уже описанная мной, представляет плодородную равнину, а дальше земля каменистая и неровная. (2) Если пройти большое расстояние этой неровной страны, то у подножия высоких гор44 обитают люди, о которых говорят, что они все — и мужчины, а также женщины — плешивые от рождения, курносые и с большими подбородками; они говорят на особом языке, но носят скифскую одежду. Питаются они плодами деревьев. Название дерева, [плодами] которого они живут, — понтик, по величине оно приблизительно равно фиговому дереву, плод приносит равный по размерам бобу, но с косточкой. Как только плоды созревают, их процеживают через [куски] ткани, из плодов вытекает сок густой и черный, название этого сока — асхи. Этот сок они слизывают и, смешивая с молоком, пьют, а из густого осадка этого сока приготовляют лепешки и питаются ими. (4) Ведь скота у них немного, так как сколько-нибудь пригодных пастбищ там нет. Каждый живет под деревом: зимой — покрыв дерево плотным белым войлоком, а летом без войлока. (5) Их не обижает никто из людей, так как говорят, что они священны. У них нет никакого оружия для войны. Именно они разбирают споры соседей, а тот, кто прибегает к ним искать убежище, не терпит ни от кого обид; название этого народа — аргиппеи.

  IV, 24. Вот до этих плешивых о земле и о племенах, живущих перед ними, есть ясные сведения, так как до них добирается и кое-кто из скифов, у которых нетрудно разузнать, а также и у эллинов, как из гавани Борисфена, так и из других понтийских гаваней. А скифы, которые к ним прибывают, договариваются с помощью семи переводчиков, на семи языках.

Племена и города Северного Причерноморья
Племена и города Северного Причерноморья во время Геродота
(по Б.А. Рыбакову)

  IV, 25. Так вот, пространство до них известно, а о том, что лежит выше плешивых, никто не может ничего точно сказать, так как горы высокие, недоступные отрезают [этот край], и никто через них не проходит. Эти плешивые рассказывают, — по-моему, они рассказывают недостоверное, — что в горах живут козлоногие мужи; а если перейти через этих людей, то живут другие, которые спят в течение шести месяцев45. Это я отвергаю с самого начала. (2) А о том, что лежит к востоку от плешивых, точно известно, что там живут исседоны; о том же, что находится по направлению к северному ветру, выше плешивых и исседонов, неизвестно ничего, кроме того, что они сами рассказывают.

  IV, 26. Исседоны, как говорят, имеют вот такие обычаи: когда у человека умирает отец, все родственники приводят мелкий скот и затем, принеся его в жертву и разрубив мясо на куски, разрубают и тело умершего отца того человека, который их принимает. Смешав все мясо, они устраивают пиршество. (2) Голову умершего, удалив с нее волосы и очистив, они золотят, а затем пользуются ею как чашей для возлияний при ежегодных больших жертвоприношениях. Сын делает это для отца, подобно тому, как эллины справляют поминальный день. Вообще же и они считаются справедливыми; женщины у них совершенно равноправны с мужчинами.

  IV, 27. Так вот и о них сведения есть, а о том, что находится выше них, исседоны говорят — там есть одноглазые люди и грифы, стерегущие золото. Переняв от исседонов, это рассказывают скифы, а у скифов позаимствовали мы, прочие, и называем их по-скифски аримаспами; ведь словом "арима" скифы обозначают "одно", а словом "спу" — "глаз"46.

  IV, 28. Вся эта страна, о которой было сказано, отличается необычно холодными зимами47; здесь в течение восьми месяцев мороз такой нестерпимый, что если в это время разлить воду, то грязи ты не получишь. Но если разжечь огонь, то ты получишь грязь. Замерзает море и весь Боспор Киммерийский48. И скифы, живущие по сю сторону рва, совершают по льду военные походы и перегоняют крытые повозки на противоположный берег, на землю синдов49. (2) Вот такая зима бывает в течение восьми месяцев непрерывно; и в остальные четыре месяца здесь холодно. Такая зима полностью отличается по своему характеру от любой зимы, которая бывает в других землях. Когда наступает период дождей, в Скифии не выпадает дождя, о котором стоило бы говорить, а летом дождь не прекращается. (3) Когда в других местах бывает гром, здесь в это время его не бывает, летом же очень часто; если же гром случается зимой, то это изумляет, как чудо. Точно так же, если случается землетрясение, как зимой, так и летом, в Скифии это считается чудом. (4) Лошади хорошо переносят эту зиму, а мулы и ослы не переносят совсем; в других же местах лошади, постоявшие на морозе, заболевают гангреной, а ослы и мулы выносят холод...

  IV, 31. Что же касается перьев, о которых скифы говорят, что они наполняют воздух и что из-за них невозможно ни видеть, ни пройти в глубь страны, то о них у меня следующее мнение50. В области, которая находится выше этой страны, всегда идет снег, летом, естественно, меньше, чем зимой. (2) Всякий, кто видел вблизи падающий густой снег, знает то, о чем я говорю. Снег ведь похож на перья. Вследствие того, что там такая зима, части этого материка, обращенные к северу от этой страны, необитаемы. Я полагаю, что скифы и их соседи так рассказывают, уподобляя снег перьям. У меня рассказано то, что говорится о самых отдаленных окраинах.

  IV, 32. О гиперборейских людях не рассказывают ни скифы и никто другой из живущих в тех краях, кроме исседонов. Как мне кажется, даже они ничего не рассказывают: ведь тогда рассказывали бы и скифы, как рассказывают об одноглазых. Но о гипербореях говорится у Гесиода, есть и у Гомера в "Эпигонах", если только эту поэму создал действительно Гомер51.

  IV, 33. Но гораздо больше о них рассказывают делосцы52, утверждая, что священные дары, обернутые в пшеничную солому, приносимые от гипербореев, прибывают к скифам, а от скифов уже соседи, получив их, непрерывно передают друг другу все дальше на запад, вплоть до Адриатического моря53; (2) дары, препровождаемые отсюда на юг, первыми из эллинов получают додонцы, а от них дары спускаются до Малийского залива и переправляются на Эвбею; их посылают из города в город вплоть до Кариста, а по пути из последнего дары минуют Андрос, так как каристийцы доставляют их прямо на Тенос, а теносцы — на Делос. (3) Вот таким образом, как они говорят, эти священные дары прибывают на Делос; а первоначально гипербореи послали отнести священные дары двух дев, которых делосцы называют Гипероха и Лаодика54. Вместе с ними, ради их безопасности, гипербореи послали в качестве провожатых пять мужей из числа горожан, тех, которые ныне называются перфереи и получают на Делосе большие почести. (4) Так как посланные не возвратились назад к гипербореям, то они, ужасаясь тому, что, отправляя посланцев, они всякий раз не будут получать их обратно, доставляют таким образом священные дары, завернутые в пшеничную солому, на границу и наказывают соседям препроводить дары от них к другому племени. (5) И дары, таким способом препровождаемые, прибывают, как говорят, на Делос...

  IV, 46. Понт Эвксинский, куда готовился совершить военный поход Дарий, сравнительно со всеми другими странами населен самыми невежественными племенами; исключение составляют скифы. Ведь нет ни одного племени у Понта, которое бы выдавалось мудростью, и мы не знаем ни одного ученого мужа, кроме скифского племени и Анахарсиса55. (2) У скифского племени одно самое значительное из всех человеческих дел устроено самым мудрым образом сравнительно со всем, что нам известно, а все прочее я не одобряю. Самое же значительное их достижение состоит в том, что никто из тех, кто вторгся к ним, не может спастись бегством, а если они не пожелают, чтобы их обнаружили, захватить их невозможно: (3) ведь они не основывают ни городов, ни укреплений, но все они, будучи конными стрелками, возят свои дома с собой, получая пропитание не от плуга, а от разведения домашнего скота; жилища у них на повозках. Как же им не быть непобедимыми и недоступными для нападения?56

  IV, 47. Это так у них придумано, причем природа земли им благоприятствует и реки оказываются их союзниками. Ведь земля, представляющая собой равнину, богата травой и изобилует водой; рек же течет по ней не меньше по числу, чем каналов в Египте. (2) Те из них, которые чем-нибудь примечательны и, начиная от моря, доступны для кораблей, я назову: Истр с пятью устьями, затем Тирас и Гипанис, и Борисфен, и Пантикап, и Гипакирис, и Герр, и Танаис57. Текут же они следующим образом.

  IV, 48. Истр — величайшая из всех рек, которые мы знаем. Он всегда течет, имея одинаковый уровень и зимой, и летом. Первый, начиная с запада, из всех рек, которые текут в Скифию, он становится величайшим по той причине, что в него впадают и другие реки...

  IV, 51. Одна из рек у скифов — Истр, а за ним Тирас, который движется в направлении северного ветра; он берет начало из большого озера58, которое отделяет Скифию от Неврской земли. У устья Тираса обитают греки, которые называются тириты.

  IV, 52. Третья же река — Гипанис — движется из [пределов] Скифии, вытекая из большого озера, вокруг которого пасутся дикие белые лошади59. Это озеро правильно называется матерью Гипаниса. (2) Возникающая из него река Гипанис на расстоянии пяти дней плавания еще узкая и [вода в ней] пресная, а отсюда до моря на расстоянии четырех дней плавания вода чрезвычайно горькая. (3) Ведь в нее впадает горький источник; настолько горький, что, хотя он и невелик по размерам, он придает свой вкус Гипанису, одной из немногих больших рек. Источник этот находится в пределах страны скифов-пахарей и ализонов. Название источника в той местности, откуда он вытекает, — по-скифски Экзампей, на языке же эллинов — Священные пути60. (4) Вблизи земли ализонов Тирас и Гипанис сближают свои излучины, но отсюда каждый из них поворачивает и течет так, что промежуток между ними расширяется.

  IV, 53. Четвертая река — Борисфен — величайшая из рек после Истра и самая полноводная, по нашему мнению61, не только среди скифских рек, но и среди всех других, кроме египетского Нила; ведь с ним невозможно сравнивать никакую другую реку. (2) Из остальных Борисфен самый полноводный; он представляет прекраснейшие изобильнейшие пастбища для домашнего скота. [В нем водится] множество превосходнейших рыб. Вода на вкус очень приятная; рядом с мутными потоками он течет чистый. Урожай на его берегах бывает превосходнейший, а там, где землю не засеивают, растет чрезвычайно густая трава. (3) У устья его сами собой отлагаются огромные запасы соли62. [Здесь водятся] огромные бескостные рыбы, которых называют антакаями63; их доставляют для засаливания. Есть и многое другое, также достойное удивления. (4) Протекая с севера, он известен до местности Герр, до которой сорок дней плавания, но никто не может сказать, по землям каких людей он течет выше. Ясно, что он течет через пустыню в страну скифов-земледельцев: ведь эти скифы обитают по его берегам на расстоянии десяти дней плавания. (5) Только у этой реки и у Нила я не могу указать источники и, полагаю, не может никто из эллинов. Там, где Борисфен течет недалеко от моря, с ним сливается Гипанис, впадая в одну и ту же заводь64. (6) Находящаяся между этими реками клинообразная полоса земли называется мысом Гипполая; на нем воздвигнут храм Деметры65. Напротив храма у Гипаниса обитают борисфениты66.

  IV, 54. Об этих реках достаточно. А после них — другая река, пятая, название которой Пантикап67. Течет он также с севера и из озера, а посредине между ним и Борисфеном обитают скифы-земледельцы; втекает же он в Гилею, а миновав ее, соединяется с Борисфеном.

  IV, 55. Шестая река — Гипакирис, которая, устремляясь из озера и протекая посредине [области] скифов-кочевников, впадает [в море] близ города Каркинитида, направо от себя оставляя Гилею и так называемый Ахиллов Бег.

  IV, 56. Седьмая река — Герр — ответвляется от Борисфена в том месте этой страны, до которого [русло] Борисфена известно. Ответвляется она в этой стране, а название имеет то же, что и сама страна, — Герр. Протекая к морю, она разделяет область кочевников и область царских скифов, впадает же в Гипакирис.

  IV, 57. Восьмая река — Танаис68, которая течет сверху, устремляясь из большого озера, впадает же в еще большее озеро, называемое Меотийским, которое разделяет царских скифов и савроматов. В этот Танаис впадает другая река, название которой Гиргис69.

  IV, 58. Вот какие примечательные реки имеются у скифов. Для домашнего же скота в Скифии растет трава70, обладающая желчегонными свойствами в большей степени, чем любая трава, о которой нам известно. Что это обстоит именно так, можно определить при вскрытии животных.

  IV, 59. Так вот то, что наиболее важно, у них в изобилии. Обычаи у них также следующие. Богов они умилостивляют только таких: больше всего Гестию, кроме того, Зевса и Гею, полагая, что Гея — жена Зевса, после них Аполлона и Афродиту Уранию и еще Геракла и Ареса. Этих богов почитают все скифы. Скифы же, которых называют царскими, приносят жертвы также Посейдону. (2) Гестия у скифов называется Табити71, Зевс вполне правильно, по моему мнению, зовется Папай, Гея — Апи, Аполлон — Гойтосир, Афродита Урания — Аргимпаса, Посейдон — Тагимасад. У них не принято воздвигать ни изображений, ни алтарей, ни храмов никому из богов, кроме Ареса. Ему же они воздвигают72.

  IV, 60. Жертвенный обряд для всех богов установлен [у них] один и тот же при всех жертвоприношениях, и совершается он следующим образом: само жертвенное животное ставят со связанными передними ногами. Тот, кто совершает жертвоприношение, став позади животного и дернув за конец веревки, валит его наземь. (2) Когда же жертвенное животное падает, он взывает к богу, которому приносит жертву, и затем набрасывает на шею петлю, и, вставив в нее палку, закручивает ее и душит [животное]73. Огня он не возжигает и не совершает ни предварительных обрядов, ни возлияний, а задушив [жертву] и содрав с нее шкуру, он приступает к варке [мяса].

  IV, 61. Так как скифская земля совершенно безлесна, то для варки мяса придумано у них следующее: как только они сдерут шкуру с жертвенного животного, они очищают кости от мяса и затем кладут [мясо] в котлы (если они у них окажутся) местной выделки, похожие более всего на лесбосские кратеры, разве только много больших размеров74. Бросая в них [мясо], варят его, поджигая снизу кости жертвенных животных. Если же у них под рукой нет котла, они кладут все мясо в желудки жертвенных животных и, подлив воды, поджигают кости. (2) Кости горят прекрасно, а желудки легко вмещают мясо, очищенное от костей. И таким образом бык [варит] сам себя, и остальные жертвенные животные — каждое [варит] само себя75. Как только мясо сварилось, совершивший жертвоприношение, отрезав начатки мяса и внутренностей, бросает их [на землю] перед собой. В жертву они приносят всяких домашних животных и особенно лошадей.

  IV, 62. Другим богам приносят жертвы именно так и таких животных. Аресу же следующим образом. У всех у них по округам их областей устраиваются святилища Ареса вот каким способом: нагромождают связки хвороста, приблизительно три стадия в длину и в ширину, в высоту же меньше. Наверху сделана ровная четырехугольная площадка, три ее стороны обрывистые, с одной же стороны она имеет доступ. (2) Каждый год они наваливают сто пятьдесят повозок хвороста: ведь [кучи хвороста] всегда оседают от непогоды. Поверх этой кучи во всех [округах] водружен древний железный акинак76; он и является изображением Ареса. Этому акинаку ежегодно приносят в жертву мелкий скот и лошадей; и вообще ему, в отличие от других богов, приносят сверх того еще и такие жертвы. (3) Сколько бы они ни захватили в плен врагов, одного мужа из каждой сотни они приносят в жертву, но не так, как скот, а иначе. Полив головы [пленных] вином, они закалывают людей над сосудом и затем, подняв его вверх на кучу хвороста, выливают кровь на акинак. (4) Кровь они несут наверх, а внизу у святилища делают следующее. Отрубая у всех убитых людей правое плечо вместе с рукой, бросают их в воздух, затем, совершив остальные жертвоприношения, они удаляются. Рука лежит в том месте, куда упадет, а труп отдельно.

  IV, 63. Вот такие жертвоприношения установлены у них; свиней же они не приносят в жертву совсем и даже не хотят вообще разводить их в стране77.

  IV, 64. То, что имеет отношение к войне, у них устроено следующим образом. Скиф, убив первого врага, пьет его кровь. Скольких человек он убьет в битве — головы их он приносит царю. Если принесет голову, то получит долю в добыче, которую захватят, если же не принесет — не получит. (2) Кожу он сдирает с головы таким образом: сделав круговой надрез около ушей и схватив голову, выбивает [череп], а затем, ребром быка очистив кожу [от мяса], он разминает ее руками, а смягчив, пользуется ею как платом, продевает ее в уздечку коня, на котором он ездит, и гордится этим. У кого кожаных платов больше всех, тот считается самым доблестным мужем. (3) Многие из них делают из содранной кожи верхние плащи с тем, чтобы носить, сшивая их, словно овчины. Многие, обдирая у вражеских трупов кожу с правых рук вместе с ногтями, делают из нее обтяжку колчанов. Кожа человека и крепкая, и блестящая; пожалуй, она сверкает белизной больше всех кож. (4) Многие снимают с людей всю кожу целиком и, растянув ее на палках, возят на лошадях78.

  IV, 65. Это установлено у них таким вот образом. С самими же черепами — не всех, но самых ненавистных врагов — они поступают следующим образом: каждый, отпилив часть [черепа] ниже бровей, вычищает его. И если это бедный человек, то, обтянув [череп] снаружи только сырой бычьей кожей, он так им и пользуется. Если же это богатый человек, то он обтягивает [череп] сырой бычьей кожей и, отделав золотом внутри, пользуется им как чашей79. (2) Делают они это и с [черепами] родственников, если у них была с ними тяжба, и если они одержали верх над ними перед царем. Если к [скифу] приходят гости, с которыми он считается, он приносит эти черепа и добавляет при этом, что, будучи ему родственниками, они вступили с ним в войну и что он одержал над ними победу. Они называют это доблестью.

Скифы  IV, 66. Один раз в год каждый начальник округа в своем округе наполняет вином кратер, из которого пьют скифы, убившие врагов. А те, кто этого не совершит, не вкушают этого вина, но, презираемые, сидят отдельно. Это у них величайшее бесчестие. А все те из них, кто убили очень многих мужей, имеют по два килика и пьют из обоих.

  IV, 67. Прорицателей у скифов много. Они прорицают с помощью большого числа ивовых прутиков следующим образом: принеся большие пучки прутиков, они, положив их на землю, разъединяют и, вкладывая прутья по одному, вещают, и, произнося прорицания, одновременно снова собирают прутья и опять по одному складывают [их]. (2) У них это искусство прорицания, идущее от отцов, а энареи — женоподобные мужчины80 — говорят, что им искусство прорицания дала Афродита. Так вот они прорицают по коре липы. [Прорицатель], разрезав кусок коры на три части, переплетая и расплетая их вокруг своих пальцев, пророчествует.

  IV, 68. Когда царь скифов заболевает, он посылает за тремя наиболее знаменитыми прорицателями. Они прорицают указанным способом; и говорят они чаще всего следующее — будто бы тот или этот человек ложно поклялся царскими очагами, называя при этом [по имени] того из жителей, о котором они говорят. (2) У скифов принято чаще всего клясться царскими очагами каждый раз, когда хотят принести величайшую клятву. Того человека, о котором говорят, что он ложно поклялся, сразу же схватывают и приводят. Прибывшего прорицатели изобличают в том, что он, как стало ясно посредством гадания, ложно поклялся царскими очагами, и что из-за этого царь хворает. Тот отказывается, утверждая, что он не клялся ложной клятвой, и негодует. (3) Поскольку он отказывается, царь призывает других прорицателей вдвое больше против прежнего. И если и они, рассматривая то, что дает гадание, признают, что он принес ложную клятву, ему сразу же отрубают голову, и имущество его делят по жребию между собой первые прорицатели. (4) Если же пришедшие прорицатели оправдывают его, прибывают другие прорицатели и снова другие. Если большая часть оправдывает этого человека, то выносится постановление казнить самих прорицателей, которых [призвали] первыми...

  IV, 70. Клятвенный договор с тем, с кем они его заключают, скифы совершают следующим образом: они наливают в большой глиняный килик81 вино, смешивают его с кровью тех, кто произносит взаимные клятвы, и, уколов шилом или сделав небольшой надрез на теле ножом, затем погружают в килик акинак, стрелы, двойную секиру и дротик. Сделав это, они долго молятся и затем выпивают [вино] — и сами те, кто приносят клятвы, и самые достойные из сопровождающих82.

  IV, 71. Могилы царей находятся в [области] герров83 в том месте, до которого Борисфен судоходен. Здесь каждый раз, когда у них умирает царь, они роют в земле большую четырехугольную яму. Когда же она готова, берут труп, тело натирают воском, живот, разрезанный и очищенный, заполняют нарезанным купырем, благовониями, семенами сельдерея, аниса, зашивают84 и увозят [тело] на повозке к другому племени. (2) Те же, когда получают доставленный труп, делают в точности то же, что и царские скифы: отрезают себе часть уха, волосы обстригают кругом, на руках делают надрезы, лоб и нос расцарапывают, левую руку прокалывают себе стрелами. (3) Оттуда труп царя увозят на повозке к другому племени из тех, над которыми они властвуют; за ними следуют те, которых они посетили перед тем. Как только они, везя труп, обойдут всех, они оказываются у герров, занимающих среди подвластных им племен самые отдаленные края, и прибывают к могилам. (4) И затем, опустив тело в могилу на подстилку из соломы, воткнув копья по обеим сторонам трупа, кладут сверху бревна и потом покрывают камышовой плетенкой. В свободном пространстве могилы они хоронят, удушив, одну из наложниц, и виночерпия, и повара, и конюха, и слугу, и вестника85, и лошадей86, и начатки всего остального, и золотые чаши, — а серебром и медью они совсем не пользуются87. (5) Сделав это, они все насыпают большой курган, соревнуясь между собой и стремясь сделать его как можно выше.

  IV, 72. По истечении года они опять делают следующее. Из оставшихся служителей берут самых подходящих. (Это природные скифы, так как царю прислуживают те, кому он прикажет, а слуг, купленных за деньги, у них нет). (2) Так вот, удавив пятьдесят человек этих слуг и пятьдесят самых красивых лошадей, вынув у них внутренности и очистив, наполняют мякиной и зашивают88. (3) Укрепив на двух бревнах перевернутую половину колеса, а другую половину колеса на двух других бревнах и воткнув таким образом много пар бревен, они затем, проткнув лошадей в длину до шеи толстыми кольями, поднимают их на колеса. (4) Из этих колес те, что впереди, поддерживают плечи лошадей, а те, что сзади, подпирают брюхо ближе к бедрам, при этом обе пары ног висят в воздухе. Надетые на лошадей уздечки и удила они натягивают впереди и затем привязывают к колышкам. (5) Каждого из пятидесяти удушенных юношей усаживают по одному на лошадь таким образом: в каждый труп втыкают вдоль позвоночника до шеи прямой кол; конец этого кола, который выступает снизу, они вбивают в просверленное отверстие другого кола, проходящего сквозь [тело] лошади. Расставив таких всадников вокруг могилы, они уходят.

  IV, 73. Так они хоронят царей. Других же скифов, когда они умрут, самые близкие родственники везут, положив на повозки, к друзьям. Каждый из этих [друзей], принимая сопровождающих у себя, обильно их угощает и ставит возле трупа все то же, что и другим. Частных людей возят так сорок дней, затем погребают их. (2) Совершив погребение, скифы очищаются таким способом89: вымыв и умастив головы, они проделывают с телом следующее. Поставив три жерди, наклоненные одна к другой, они натягивают вокруг них шерстяные покрывала. Сдвинув покрывала как можно плотнее, они кидают в чан, поставленный в середине жердей и покрывал, раскаленные докрасна камни.

  IV, 74. Растет у них в стране конопля, более всего напоминающая лен, от которого отличается толщиной и высотой. Этими качествами конопля намного превосходит [лен]. Она растет и сама по себе, и посеянная. Из нее фракийцы делают себе одежду, чрезвычайно похожую на льняную. Тот, кто не очень хорошо ее знает, не различит — из льна эта одежда или из конопли; тот, кто вовсе не видел конопли, считает, что одежда льняная.

  IV, 75. Так вот скифы, взяв зерна этой конопли, подлезают под покрывала и затем бросают зерна на раскаленные [на огне] камни. Насыпанное зерно курится и выделяет столько пара, что никакая эллинская парильня не сможет это превзойти. (2) Скифы же, наслаждаясь парильней, вопят. Это у них вместо мытья: ведь они вообще не моют тело водой. (3) Женщины их растирают на шероховатом камне куски кипариса, кедра и ладанного дерева, добавляя воду, и этой перетертой густой массой натирают все тело и лицо. От этого они приобретают аромат. А на следующий день, сняв пластырь, они одновременно становятся чистыми и блестящими.

  IV, 76. [Скифы] также старательно избегают пользоваться обычаями других народов и больше всего эллинскими, как показала судьба Анахарсиса и второй раз снова — Скила. (2) В первом случае Анахарсис, после того как посетил многие земли90 и в каждой из них воспринял много мудрого, возвращался в местопребывание скифов. Плывя через Геллеспонт, он прибывает в Кизик (3) и застает кизикенцев очень пышно справляющими праздник в честь Матери богов91. Анахарсис принес Матери обет: если здравым и невредимым возвратится к себе, то будет совершать жертвоприношения таким же образом, как он это видел у кизикенцев, и установит ночное празднество. (4) Когда же он прибыл в Скифию, то, углубившись в так называемую Гилею (а она находится близ Ахиллова Бега и вся полна разнообразнейшим деревьями), так вот, углубившись в нее, Анахарсис стал совершать весь обряд в честь богини — с тимпаном, увешав себя священными изображениями. (5) И кто-то из скифов, заметив, что он это делает, донес царю Савлию92. Тот прибыл сам и, когда увидел, что Анахарсис делает это, выстрелив из лука, убил его. И теперь, если кто-нибудь спросит об Анахарсисе, скифы утверждают, что не знают о нем, из-за того, что он побывал в Греции и воспользовался чужеземными обычаями. (6) А как я слышал от Тимна93, доверенного Ариапифа, Анахарсис был с отцовской стороны дядей Идантирса, царя скифов, сыном же Гнура, сына Лика, сына Спаргапифа. Если Анахарсис был действительно из этого рода, то да будет известно, что он умер от руки брата: ведь Идантирс был сыном Савлия, а Савлий — это и был тот, кто убил Анахарсиса.

  IV, 78. Очень много лет спустя Скил, сын Ариапифа, претерпел подобное этому94. Ведь у Ариапифа, царя скифов, был в числе других сыновей Скил. Он родился от женщины из Истрии и отнюдь не от туземки, и мать научила его греческому языку и письму. (2) Некоторое время спустя Ариапиф был предательски убит Спаргапифом, царем агафирсов, а Скил наследовал царскую власть и жену отца, имя которой было Опойя. Эта Опойя была местной уроженкой, и от нее у Ариапифа был сын Орик. (3) Управляя скифами, Скил отнюдь не был доволен скифским образом жизни, но гораздо больше был склонен к эллинским обычаям вследствие воспитания, которое он получил. Делал он следующее: всякий раз, как Скил вел войско скифов к городу борисфенитов95 (борисфениты эти говорят, что они милетяне) и приходил к ним, он оставлял войско в предместье, (4) сам же проходил внутрь, за городскую стену и запирал ворота. Сняв с себя скифскую одежду, он надевал эллинское платье. Когда он шел в этом платье на рыночную площадь, за ним не следовали ни телохранители и никто другой (а ворота охраняли, чтобы никто из скифов не увидел его в этой одежде). И во всем остальном он пользовался эллинским образом жизни и приносил жертвы богам по законам эллинов. (5) Проведя так месяц или более того, он уходил, надев скифскую одежду. Делал он это часто, и дом построил себе в Борисфене96 и женился там на местной женщине.

  IV, 79. Когда же суждено было случиться с ним несчастью, оно случилось по такой причине. Пожелал он быть посвященным в таинства Диониса Вакхического97. В то время, как он собирался принимать посвящение, ему было величайшее знамение. (2) Был у него в городе борисфенитов дом обширных размеров и богато устроенный, о котором я незадолго перед этим упоминал. Вокруг него стояли сфинксы и грифы из белого камня. В этот дом бог метнул молнию. И дом полностью сгорел. Скил же, несмотря на это, совершил обряд посвящения. (3) А скифы презирают эллинов за вакхическое исступление. Они говорят, что не подобает выдумывать бога, который приводит людей в безумие. (4) Когда же Скил был посвящен Вакху, какой-то борисфенит стал издеваться над скифами, говоря: "Над нами вы смеетесь, скифы, что мы приходим в вакхическое исступление и что в нас вселяется бог. Теперь это божество вселилось и в вашего царя, и он в вакхическом исступлении и безумствует под влиянием божества. Если же вы мне не верите — следуйте за мной, и я вам покажу". (5) Старейшины скифов98 следовали за ним, и борисфенит, приведя их, тайно поместил на башне. Когда прошел со священной процессией Скил, и скифы увидели его в вакхическом исступлении, они сочли это очень большим несчастьем. Выйдя из [города], они сообщили всему войску то, что видели.

  IV, 80. Когда же после этого Скил возвратился к себе домой, скифы восстали против него, поставив во главе его брата Октамасада, рожденного от дочери Тера99. (2) [Скил] же, узнав о том, что совершается против него, и о причине, по которой это происходило, убегает во Фракию. А Октамасад, услышав об этом, пошел на Фракию войной. Когда же он был у Истра, фракийцы вышли ему навстречу. Прежде чем они схватились, Ситалк100 послал к Октамасаду сказать следующее: (3) "Зачем мы должны испытывать [силу] друг друга? Ты — сын моей сестры, и у тебя мой брат. Отдай же мне его, и я передам тебе твоего Скила с тем, чтобы ни тебе, ни мне не рисковать войском". (4) Это возвещал ему, послав посла, Ситалк. Ведь у Октамасада находился брат Ситалка, бежавший от него. Октамасад соглашается с этим и, выдав своего дядю с материнской стороны Ситалку, получил брата Скила. (5) И Ситалк, взяв брата, увел его с собой. Скилу же Октамасад там же на месте отрубил голову. Вот таким образом скифы охраняют свои обычаи, а тех, кто перенимает чужеземные законы, вот так наказывают.

  IV, 81. Численность скифов я не мог точно узнать, но слышал об их числе различные сообщения: что их и очень много и что скифов как таковых мало. (2) Однако вот что мне наглядно показали101. Есть между реками Борисфеном и Гипанисом местность, название которой Экзампей. [Об этой местности] я упоминал102 незадолго до того, сказав, что в ней есть источник горькой воды; вода, вытекающая из него, делает [воду] Гипаниса негодной для питья. (3) В этой местности находится медный котел, по величине в шесть раз больше кратера у устья Понта, который посвятил Павсаний, сын Клеомброта103. (4) А тому, кто его никогда не видел, я разъясню это следующим образом: медный котел в Скифии свободно вмещает шестьсот амфор; толщина этого скифского медного котла — шесть пальцев. Этот [котел], как говорили местные жители, сделан из наконечников [стрел]. (5) Пожелав узнать численность скифов, их царь, имя которого было Ариант104, приказал всем скифам, чтобы каждый принес один [наконечник стрелы]; а тому, кто не принесет, он угрожал смертью. (6) Так вот было доставлено множество наконечников105, и он решил оставить памятник, сделав его из этих [наконечников]. Из них он сделал именно этот медный котел и посвятил его в этот Экзампей. Вот что я слышал о численности скифов.

  IV, 82. Эта страна не имеет ничего замечательного, за исключением рек величайших и многочисленных. О том, что представляется достойным удивления, помимо рек и обширности равнины, будет рассказано. У реки Тираса показывают след Геракла, находящийся в скале; он похож на след ноги человека, но по величине он размером в два локтя106. Так с этим обстоит дело. Я же перехожу к тому, о чем я собирался рассказать с самого начала.

  IV, 83. Когда Дарий занимался приготовлением к походу против скифов107 и рассылал гонцов с приказом одним доставить пешее войско, другим — корабли, третьим — строить мост через Боспор Фракийский, Артабан, сын Гистаспа, брат Дария, решительно противился тому, чтобы тот совершил поход против скифов, напоминая о недоступности скифов. (2) Но он все-таки не убедил [Дария] последовать полезным советам. [Артабан] умолк, а [Дарий], после того как у него все было приготовлено, начал выводить войско из Суз...

  IV, 99. Перед скифской землей лежит Фракия, выступающая в море. От залива, образуемого этой землей, начинается Скифия, и здесь в нее втекает Истр, поворачивая устье навстречу юго-восточному ветру. (2) Начиная от Истра, я буду описывать приморскую часть самой скифской страны с целью измерения. От Истра идет уже древняя Скифия108, лежащая к югу в направлении южного ветра до города, называемого Каркинитидой. (3) Далее — от этого города обращенную к этому же морю страну, гористую и выступающую к Понту109, населяет племя тавров до полуострова, называемого Скалистым110; этот полуостров выдается в море, обращенное в сторону восточного ветра. (4) Ведь две стороны границ Скифии обращены к морю. Одна — к югу, другая — к востоку, как и границы аттической страны. И, подобно этой стране, тавры населяют часть Скифии, как если бы в Аттике иное племя, а не афиняне населяли Сунийское нагорье и если бы этот мыс — от дема Форикос до дема Анафлист111 — дальше выдавался бы в море...

  IV, 100. Далее — от Таврики выше тавров и в области, обращенной к восточному морю, — живут уже скифы к западу от Боспора Киммерийского и от Меотийского озера до реки Танаис, которая впадает в наиболее отдаленный угол этого озера. (2) Начиная уже от Истра, в тех областях, которые расположены выше и находятся внутри материка, Скифия ограничена вначале агафирсами, после неврами, затем андрофагами и, наконец, меланхленами112.

  IV, 101. Следовательно, у Скифии, — так как она имеет четырехугольную форму, а две стороны доходят до моря, — равны по величине все стороны: и та, что идет внутрь страны, и та, что простирается вдоль моря. (2) Ибо от Истра до Борисфена — десять дней пути113, от Борисфена до Меотийского озера — другие десять; и от моря внутрь страны до меланхленов, живущих выше скифов, — двадцать дней пути. (3) А однодневный путь, как я прикидываю, составляет по двести стадиев. Таким образом, длина Скифии в поперечном направлении составляет 4000 стадиев114 и в направлении, ведущем внутрь страны, — еще столько же стадиев. Вот такова величина этой земли.

  IV, 102. Скифы, отдав себе отчет в том, что они одни не в состоянии отразить войско Дария в открытом бою, стали посылать гонцов к соседям. И вот их цари, собравшись вместе, начали совещаться, так как войско надвигалось огромное. (2) Собрались же цари тавров, и агафирсов, и невров, и андрофагов, и меланхленов, и гелонов, и будинов, и савроматов115.

  IV. 103. Из них тавры имеют следующие обычаи. Они приносят в жертву Деве116 и потерпевших кораблекрушение, и тех эллинов, которых они захватят, выплыв в море, таким образом: совершив предварительные обряды, они ударяют [их] дубинкой по голове. (2) Одни говорят, что тело они сбрасывают вниз со скалы (ведь святилище воздвигнуто на скале), а голову втыкают на кол; другие же соглашаются с тем, что голову [втыкают на кол], однако говорят, что тело не сбрасывают со скалы, но предают земле. Сами тавры говорят, что то божество, которому приносят жертвы, — это Ифигения, дочь Агамемнона. (3) С врагами, которых захватывают в плен, они поступают следующим образом: каждый, отрубив [пленному] голову, несет ее [к себе] в дом, затем, посадив на длинный кол, ставит ее, высоко поднятую, над домом, чаще всего над дымоходом. Они утверждают, что это возвышаются стражи всего дома. Живут же они [награбленной] добычей и войной.

  IV, 104. Агафирсы117 — самые изнеженные из людей; они носят много золотых украшений; они сообща пользуются женщинами с тем, чтобы всем быть друг другу близкими родственниками и, находясь в родстве, не испытывать друг к другу ни ревности, ни вражды. А остальные обычаи у них похожи на фракийские.

  IV, 105. Невры118 же имеют скифские обычаи. Вышло так, что за одно поколение до похода Дария они совсем покинули свою страну из-за змей. Дело в том, что много змей119 появилось у них в стране, а другие более многочисленные устремились к ним сверху из пустынь, пока, наконец, [невры], теснимые ими, не поселились вместе с будинами, покинув свою землю. Эти люди, по-видимому, оборотни. (2) Ведь скифы и эллины, которые живут в Скифии, говорят, что раз в год каждый невр становится волком на несколько дней и затем снова возвращается в прежнее состояние120. Рассказывая это, они меня не убеждают, но они тем не менее рассказывают и, рассказывая, клянутся.

  IV, 106. У андрофагов самые жестокие нравы из всех людей; они не почитают справедливости и не имеют никакого закона. Они кочевники, одежду носят похожую на скифскую, язык же у них свой собственный. Из этих [племен] только они одни питаются человеческим мясом121.

  IV, 107. Все меланхлены носят черные плащи, от которых они получили свое название, обычаи же у них скифские.

  IV, 108. Будины122 — племя большое и многочисленное; все они очень светлоглазые и рыжие. В их области выстроен деревянный город; название этого города — Гелон123. Длина стены с каждой стороны — 30 стадиев; она высокая и целиком из дерева; и дома у них деревянные, и храмы. (2) Там есть храмы эллинских богов, украшенные по-эллински деревянными статуями, алтарями и наосами. И каждые три года они устраивают празднества в честь Диониса и впадают в вакхическое исступление. Ведь гелоны в древности — это эллины, которые покинули гавани и поселились у будинов. И говорят они на языке отчасти скифском, отчасти эллинском.

  IV, 109. Будины же говорят не на том языке, что гелоны, и образ жизни у них не один и тот же. Ведь будины, будучи исконными жителями, — кочевники, они единственные из тех, кто здесь [живет], питаются шишками; гелоны же — земледельцы, питаются хлебом и имеют сады. Они нисколько не похожи ни внешним видом, ни цветом кожи. Эллины, однако, и будинов называют гелонами, называют неправильно. (2) Вся их страна густо поросла разнообразными лесами. А в самом густом лесу есть большое и широкое озеро и вокруг него болото и тростник. В этом озере ловят выдр, бобров и других животных с квадратной мордой124; их шкурами оторачивают по краям меховые одежды, а тестикулы этих животных служат [у будинов] для лечения болезней матки.

  IV, 110. О савроматах же рассказывают следующее125. Когда эллины сразились с амазонками (скифы называют амазонок ойорпата, что на греческом языке [означает] "мужеубийца", так как мужа они называют "ойор", а "пата" означает "убивать"126), тогда, по преданию, эллины, победив в битве при Термодонте, отплыли, везя на трех кораблях столько амазонок, сколько могли взять в плен, а те перебили мужей, напав в море. (2) С кораблями же они не были знакомы, не знали, как пользоваться кормилом, парусами, и не умели грести; и после того, как они, напав в море, перебили мужей, их носило волнами и ветром. И прибывают они к берегам Меотийского озера — к Кремнам127. А Кремны находятся на земле свободных скифов. Здесь, сойдя с кораблей, амазонки достигли обитаемой земли. Встретив первый же табун лошадей, они похитили его и верхом на лошадях начали грабить страну скифов.

  IV, 111. Скифы же не могли понять, в чем дело: ведь ни языка, ни одежды, ни самого племени они не знали и были в недоумении, откуда те пришли; им казалось, что [амазонки] — это мужчины юного возраста, и потому они вступили с ними в битву. Когда скифы завладели трупами, [оставшимися] после битвы, они таким образом узнали, что это были женщины. (2) Посоветовавшись, они решили больше их не убивать, но послать к ним самых молодых своих мужчин, числом приблизительно столько же, сколько было [амазонок]. Те должны были расположиться лагерем вблизи них и делать то же, что и они будут делать. Если же [амазонки] станут их преследовать, то не вступать в сражение, а уклоняться; когда же те остановятся, они должны, приблизившись, стать лагерем. Скифы задумали это, желая, чтобы от этих [женщин] родились у них дети.

  IV, 112. Посланные юноши стали выполнять порученное. Когда же амазонки поняли, что те пришли без всякого злого умысла, они не стали обращать на них внимания; и с каждым днем скифы приближали свой лагерь к лагерю амазонок. Юноши же, как и амазонки, не имели ничего, кроме оружия и лошадей, и вели тот же, что и они, образ жизни, занимаясь охотой и грабежом.

  IV, 113. Амазонки же в полуденный час делали следующее. Они расходились по одной и по две, рассеиваясь для естественных надобностей далеко друг от друга. Узнав об этом, и скифы стали делать то же самое. И кто-то приблизился к одной из них, оставшейся в одиночестве, и амазонка не оттолкнула его, но позволила вступить с ней в связь. (2) И сказать она не могла (ведь они не понимали друг друга), но показала жестами, чтобы он на следующий день пришел на то же самое место и привел другого, показывая, чтобы их было двое и что она также приведет другую. (3) Юноша, уйдя, рассказал это остальным. На второй день он сам пришел на то же место и другого привел, и нашел амазонку, ожидавшую вместе с другой. Когда остальные юноши узнали об этом, они также приручили остальных амазонок.

  IV, 114. А после, соединив лагери, они стали жить вместе, каждый имея женой ту, с которой он вступил в связь с самого начала. Мужчины не могли выучить язык женщин, женщины же усвоили язык мужчин. (2) А после того, как они поняли друг друга, мужчины сказали амазонкам следующее: "У нас есть родители, есть и имущество. Теперь мы уже больше не будем вести такой образ жизни, но будем жить, уйдя к своему народу; нашими женами будете вы, и никакие другие [женщины]". (3) Они же на это сказали следующее: "Мы не могли бы жить вместе с вашими женщинами, ведь у нас и у них разные обычаи. Мы стреляем из лука и мечем дротики и ездим верхом, женским же работам мы не обучены. А ваши женщины не делают ничего из того, что мы перечислили, но, оставаясь в повозках, занимаются женским трудом, не выезжая на охоту и вообще никуда. (4) Так вот мы не можем ладить с ними. Но если вы хотите, чтобы мы были вашими женами и чтобы вы могли считать себя справедливыми, то, придя к родителям, получите [свою] часть имущества и затем, когда вернетесь, будем жить сами по себе".

  IV, 115. Юноши послушались и выполнили это. Когда же, получив полагавшуюся им часть имущества, они вернулись назад к амазонкам, женщины сказали им следующее: (2) "Мы в страхе и опасении, следует ли нам жить в той самой стране, где мы и лишили вас ваших отцов, и сильно опустошили вашу землю. (3) Но так как вы желаете иметь нас своими женами, то сделайте вместе с нами следующее: давайте уйдем из этой земли и поселимся, перейдя реку Танаис". Юноши послушались и этого.

  IV, 116. Перейдя Танаис, они прошли к востоку на расстояние трех дней пути от Танаиса и на расстояние трех дней [пути] от озера Меотиды в направлении северного ветра. Прибыв в ту местность, в которой они теперь обитают, они заселили ее. (2) И с того времен жены сав-роматов придерживаются древнего образа жизни, выезжая на охоту на лошадях и вместе с мужьями, и отдельно от мужей; они также ходят на войну и носят ту же одежду, что и мужья.

  IV, 117. Языком савроматы пользуются скифским, но говорят на нем издавна с ошибками, так как амазонки усвоили его неправильно. Относительно брака128 у них установлено следующее: никакая девушка не выходит замуж прежде, чем не убьет мужчину из числа врагов. Некоторые из них, не способные исполнить обычай, умирают в преклонном возрасте, прежде чем выйти замуж.

  IV, 118. Итак, послы скифов, прибыв к собравшимся вместе царям этих перечисленных племен, передали сообщение о том, что Перс129, после того как на другом материке130 все ему покорилось, наведя мост в узком месте Боспора, переправился на этот материк131; а переправившись и подчинив фракийцев, он наводит мост через реку Истр, желая и здесь все подчинить себе. (2) "Никоим образом не оставайтесь в стороне и не допустите, чтобы мы погибли, но в полном согласии выйдем навстречу нападающему. А не сделаете вы этого? Оказавшись в стесненном положении, мы или покинем страну, или, оставаясь, заключим соглашение. (3) Ибо что будет с нами, если вы не захотите нам помогать! Вам же от этого будет ничуть не легче: ведь Перс идет на нас ничуть не больше, чем на вас. А победив нас, он не удовольствуется этим и не оставит вас в покое. (4) Приведем мы и серьезное доказательство этих слов. Ведь если бы Перс шел войной только на нас, желая отомстить за прежнее порабощение, то ему следовало бы идти против нашей страны, оставляя в покое всех остальных, и он ясно показал бы всем, что нападает на скифов, а не на других. (5) Теперь же, как только он перешел на этот материк, он покоряет всех, кто бы ни попался ему на пути. Он держит под своей властью и остальных фракийцев, и в том числе ближайших к нам гетов".

  IV, 119. Когда скифы объявили это, цари, прибывшие от племен, стали советоваться, и мнения их разошлись. Гелон, Будин и Савромат, будучи заодно, согласились помочь скифам; но Агафирс, Невр, Андрофаг и [цари] меланхленов и тавров отвечали скифам следующее: (2) "Если бы вы, не причинив персам зла и не начав войну первыми, просили о том, о чем теперь просите, то нам было бы ясно, что вы говорите справедливо, и мы, послушавшись вас, действовали бы заодно с вами. (3) Но вы, вторгнувшись в их страну без нашего участия, господствовали над персами столько времени, сколько вам позволило божество, и так как их теперь побуждает то же самое божество, они платят вам тем же. (4) Мы же и тогда не причинили никакого зла этим мужам, и теперь не будем пытаться первыми причинить зло. Если, однако, он вторгнется и в нашу страну и положит начало несправедливости, тогда и мы не подчинимся; а пока мы этого не увидим, мы останемся у себя дома. Ведь мы думаем, что персы идут не на нас, а на тех, кто были виновниками несправедливости".

  IV, 120. Когда скифы узнали о таком ответе, они решили ни в коем случае не давать открытого сражения, поскольку эти союзники к ним не присоединились, но, постепенно отходя и угоняя скот, засыпать колодцы и источники, мимо которых они будут проходить, истреблять растительность на земле, разделившись при этом надвое. (2) И к одной из частей скифского населения, той, над которой царствовал Скопасис, присоединить савроматов. Им следовало, отступая вдоль озера Меотиды, заманивать [врага] к реке Танаис, если Перс повернет в этом направлении; если же Перс отступит, преследовать, нападая. Такова была у них одна часть [населения] царства; ей был предписан тот путь, о котором как раз и говорилось. (3) Две другие части [населения] царства — вторая большая, которой управлял Идантирс, и третья, над которой царствовал Таксакис, слились воедино, и к ним присоединились гелоны и будины. Держась впереди персов на расстоянии одного дня пути, они должны были уводить их, отходя и делая то, что было решено. (4) И прежде всего они должны были заманивать их к областям тех племен, которые отказались от союза с ними, чтобы втянуть их в войну: если они добровольно не вступили в войну против персов, то следовало втянуть их в войну против воли. После этого они должны были повернуть обратно в свою страну и напасть на врага, если такое решение будет принято на совещании.

  IV, 121. Приняв это решение, скифы стали продвигаться навстречу войску Дария, выслав передовыми лучших всадников. Оставив лишь то количество скота, которое было необходимо для пропитания, весь остальной скот они отправили вместе с повозками, в которых у них жили дети и все женщины, приказав все время продвигаться по направлению к северному ветру.

  IV, 122. Именно это и было отправлено заранее. Когда же передовые скифов обнаружили персов, отдаленных приблизительно тремя днями пути от Истра, то, обнаружив их, [скифы], держась впереди на расстоянии одного дня пути, сразу же стали располагаться лагерями, уничтожая все, что растет на земле. (2) А персы, как только обнаружили появление скифской конницы, немедленно пошли по следам непрерывно отступавших [скифов]. И затем персы (ведь они устремились в направлении одной из частей [населения]) начали преследование на восток и в направлении Танаиса132. (3) Когда же скифы переправились через реку Танаис, персы, переправившись вслед за ними, продолжали преследование до тех пор, пока, пройдя страну савроматов, они не достигли страны будинов.

  IV, 123. За то время, что персы шли через страну скифов и страну савроматов, они не имели возможности что-либо разорить, так как страна не была обжита; когда же они вторглись в страну будинов, то там, натолкнувшись на деревянную крепость133 (будины ушли, и крепость была совершенно пуста), они ее сожгли. (2) Сделав это, они шли все дальше вперед по следам до тех пор, пока, пройдя эту страну, не прибыли в пустыню. Эта пустыня не населена никакими людьми, расположена она выше страны будинов, а протяженность ее семь дней пути. (3) Выше этой пустыни живут тиссагеты, а из их [земли] берут начало четыре большие реки, протекающие через [землю] меотов; они впадают в озеро, именуемое Меотидой, им даны следующие имена: Лик, Оар, Танаис, Сиргис134.

  IV, 124. Когда Дарий дошел до пустыни, он, приостановив продвижение, расположил войско у реки Оар. Сделав это, он начал возводить восемь больших крепостей135, отстоящих одна от другой на равном расстоянии приблизительно около шестидесяти стадиев, их развалины сохранились еще до моего времени. (2) В то время, как он был занят этим, преследуемые им скифы, сделав круг по [землям], расположенным выше, повернули назад в Скифию. Так как [скифы] совершенно исчезли и больше не показывались [персам], Дарий оставил эти крепости недостроенными, а сам, повернув, пошел на запад, полагая, что это все скифы и что они бегут на запад.

  IV, 125. Ведя войско как можно быстрее, он, как только прибыл в Скифию, встретил две другие части [населения] скифов и, натолкнувшись, стал их преследовать; они же держались впереди него на один день пути. (2) Так как Дарий неотступно их преследовал, скифы, в соответствии с принятым решением, отступали в [земли] тех племен, которые отвергли союз с ними, прежде всего на землю меланхленов. (3) Когда же скифы и персы, вторгнувшись, привели их в смятение, скифы начали заманивать [персов] в область андрофагов; когда же и эти были приведены в смятение, [скифы] стали завлекать [персов] в Невриду. А когда и те пришли в смятение, скифы, ускользнув, пошли к агафирсам. (4) Видя, что соседи изгнаны скифами и приведены в смятение, агафирсы, прежде чем скифы к ним вторглись, послав вестника, запретили скифам переступать их границы, заявляя, что, если те попытаются вторгнуться, они прежде всего будут упорно сражаться с ними. (5) Предупредив об этом, агафирсы выступили к границам с намерением задержать нападающих. Меланхлены же, андрофаги и невры, после того как персы вторглись к ним вместе со скифами, не вступили в борьбу и, позабыв про свои угрозы, в смятении бежали все время к северу, в пустыню. (6) Скифы не стали вторгаться к агафирсам, которые им это запретили, и из страны Невриды стали заманивать персов в свою страну.

  IV, 126. Так как такое положение длилось долго и не прекращалось, то Дарий, послав всадника к царю скифов Идантирсу, передал следующее: "Странный человек, что ты все время убегаешь, хотя у тебя есть возможность сделать одно из двух? Ведь если ты считаешь, что ты сам способен противостоять моему могуществу, тебе следует, остановившись и прекратив блуждания, сражаться; если же ты сознаешь, что ты слабее, то и тогда, прекратив бегство и неся своему владыке в дар землю и воду, приди для переговоров".

  IV, 127. На это царь скифов Идантирс сказал следующее: "Мои дела, о Перс, обстоят таким образом: я и прежде не бегал в страхе ни от кого из людей и теперь от тебя не бегу; и я не делаю ничего нового сравнительно с тем, что привык делать в мирное время. (2) Объясню и то, почему я не вступаю с тобой немедленно в сражение. У нас нет ни городов, ни возделанной земли, и боязнь, что они буду захвачены и разорены, не заставляет нас скорее вступать с вами в сражение. Если же тебе нужно во что бы то ни стало спешно вступить в битву, то у нас есть отчие могилы136. (3) Попробуйте найти их и попытайтесь разрушить, и тогда вы узнаете, будем ли мы сражаться из-за могил или не будем. Но прежде, если у нас к тому не будет основания, мы с тобой в сражение не вступим. (4) Относительно битвы сказано достаточно. Владыками же своими я считаю только Зевса, моего предка, и Гестию137, царицу скифов. А вместо даров земли и воды я пошлю тебе такие дары, которые тебе подобает получить; а за то, что ты объявил себя моим владыкой, тебе придется плакать". Таков ответ скифов.

  IV, 128. Вестник удалился, чтобы сообщить это Дарию, а цари скифов, услышав упоминание о рабстве, преисполнились гнева. (2) Они посылают соединившуюся с савроматами часть, которой управлял Ско-пасис, с приказанием вступить в переговоры с ионийцами, которые охраняли мост через Истр138. А те из [скифов], которые оставались на месте, решили больше не водить персов из стороны в сторону, но нападать на них всякий раз, как те будут добывать продовольствие. Итак, подстерегая [воинов] Дария, добывавших продовольствие, они исполняли принятое решение. (3) Конница скифов всегда обращала в бегство конницу [врага], а спасшиеся бегством всадники персов устремлялись к пехоте, и пехота приходила [им] на помощь. Скифы же, отбросив конницу, поворачивали назад, боясь пехоты. Подобные нападения скифы совершали и по ночам...

  IV, 130. Всякий раз, когда скифы видели, что персы пришли в замешательство, то, для того чтобы они дольше оставались в Скифии, а оставаясь, мучились, лишенные всего необходимого, [скифы] поступали следующим образом: оставят часть своего скота с пастухами, а сами, не спеша, отступят в другую область, персы же, придя, захватывают скот и, захватив, приободряются от совершенного.

  IV, 131. Поскольку это много раз повторялось, Дарий, наконец, очутился в безвыходном положении, и цари скифов, узнав об этом, послали вестника, принесшего в дар Дарию птицу, мышь, лягушку и пять стрел. (2) Персы спрашивали принесшего дары о значении подарков. Он сказал, что ему было приказано только, отдав [дары], как можно скорее удалиться. Он предложил, чтобы персы, если они мудры, сами поняли, что означают эти дары. Услышав это, персы стали совещаться.

  IV, 132. Дарий высказал мнение, что скифы отдают ему и самих себя, и землю, и воду. Он предположил это на том основании, что мышь живет в земле, питаясь теми же злаками, что и человек, лягушка — в воде, птица более всего походит на лошадь; стрелы же [означают], что [скифы] отдают свою военную мощь. (2) Вот такое мнение было высказано Дарием. Этому мнению противостояло мнение Гобрия — одного из семи мужей, которые убили мага139. Он предположил, что эти дары означают: (3) "Если только вы, персы, не улетите в небо, обратившись в птиц, не укроетесь в земле, став мышами, или не прыгнете в болото, обратившись в лягушек, вы не вернетесь назад, поражаемые вот этими стрелами".

  IV, 133. Таким образом персы истолковывали дары. Между тем одна часть скифов, прежде получившая приказание нести охрану около озера Меотиды, а теперь идти к Истру для переговоров с ионийцами, прибыв к мосту, объявила следующее: (2) "Мужи-ионийцы, мы несем вам свободу, если только вы захотите послушаться. Мы знаем, что Дарий приказал вам охранять мост шестьдесят дней, а если он в течение этого времени не явится, удалиться в свое [отечество]. (3) Теперь же вы не будете виновны ни перед ним, ни перед нами, поступив следующим образом: оставайтесь установленное число дней, а после этого удаляйтесь". Когда ионийцы согласились так поступить, [скифы] немедленно поспешили назад.

  IV, 134. После того как дары были доставлены Дарию, оставшиеся на месте скифы выстроились в пешем и конном строю против персов, чтобы вступить [с ними] в бой. К скифам, стоявшим в боевом порядке, внутрь строя забежал заяц, и каждый, кто видел зайца, устремился за ним. Когда же скифы стали шуметь и кричать, Дарий спросил, что за шум у неприятеля. Узнав, что они преследуют зайца, он сказал, обращаясь к тем, с кем имел обыкновение говорить и в других случаях: (2) "Эти мужи относятся к нам с большим презрением, и мне теперь ясно, что Гобрий правильно сказал о скифских дарах. Поскольку и мне самому теперь уже кажется, что дело обстоит именно таким образом, необходимо хорошо подумать, чтобы наше возвращение назад было вполне безопасным". На это Гобрий сказал: "О царь, я и на основании молвы был почти убежден в недоступности этих людей, придя же сюда, убедился в этом еще больше, видя, как они издеваются над нами. (3) Теперь же, мне кажется, как только наступит ночь, мы должны развести костры, как мы это обычно делаем и в другое время, обманом оставить [на месте] тех воинов, которые совершенно неспособны переносить трудности, привязать всех ослов и уйти, прежде чем скифы направятся к Истру, чтобы разрушить мост, или ионийцы примут какое-нибудь такое решение, которое может нас погубить". Такой совет дал Гобрий.

(Перевод И.А. Шишовой с участием Е.Б. Новикова из:
Доватур и др. 1982. С. 81-155)


Геродот: История



в раздел




КОММЕНТАРИИ

1 Крез — последний царь Лидии, погибший в 547 г. до н.э.

2 По Геродоту (I, 103), появление киммерийцев в Малой Азии произошло во времи царствования мидийского царя Киаксара, т.е. в последнюю четверть VII в. до н.э. хотя многие другие античные авторы и восточные источники указывают, что киммерийцы появились в Малой Азии уже в конце VIII в. (не позже 714 г., когда они впервы упоминаются в ассирийских источниках).

3 Киммерийцы разграбили и разрушили в Ионии (греческой части Малой Азии) Маннезию на Меандре, Колофон, храм Артемиды Эфесской, угрожали Милету (подробне о киммерийцах в Северном Причерноморье см.: Алексеев и др. 1993; Махортых 1994 Иванчик 1996; Иванчик 2001).

4 Имеется в виду Ардис II, сын царя Лидии Гига, взошедший на престол, по ассирийским источникам, в 652 г. до н.э.

5 Археологические раскопки Сард показывают, что около середины VII в. город был сожжен в результате неожиданного нападения, скорее всего киммерийцев (Иванчик 2001. С. 73).

6 Аллиат правил лидийской державой, начиная с конца VII в.

7 Киаксар — третий царь Мидии (625-585 гг. до н.э.).

8 Появление скифов в Малой Азии датируется 70-ми годами VII в.

9 Этот предводитель скифов отождествляется с известным из ассирийских источников царем скифов Партатуа (Бартатуа).

10 Т.е. или через Дарьяльский перевал, или другие перевалы Большого Кавказского хребта (Мамисонский, Крестовый), или даже через Дербентский проход вдоль Каспийского моря.

11 Псамметих I — египетский царь 26-й династии (663-609 гг. до н.э.), принимавший активное участие в политике ближневосточных и малоазийских государств.

12 Ниже (IV, 67) Геродот упоминает энареев — женоподобных мужчин — как прорицателей. Ср. также об энареях: Ps.-Hippocr. De aere. 29-30 (публикуется ниже).

13 У исследователей нет единодушия в вопросе о том, с какого года следует отсчитывать эти 28 лет — с 623, 616, 612 или с другого года (см. подробнее: Доватур и др. 1982. С. 179-180).

14 Имеется в виду царь Персидской державы Дарий I (522-486 гг. до н.э.), который ок. 512 г. до н.э. предпринял поход против черноморских скифов.

15 См. выше I, 106.

16 Под Верхней Азией понималась Малая Азия восточнее реки Галис.

17 О рабстве в Северном Причерноморье см.: Каллистов 1968. С. 197 и след.

18 Таврские горы у Геродота — Горный Крым от нынешнего Севастополя до Феодосии.

19 У исследователей нет единодушия в вопросе о том, где находится этот ров. Некоторые считают, что это — Перекоп, как о том свидетельствуют позднейшие авторы (ср. Strabo, VII, 41; Mela, II, 4), другие склоняются к тому, что речь у Геродота шла об одном из рвов (валов), отделяющих восточную часть Крыма от степной (Тиритакский, Узанларский, Асандров) (см. литературу: Доватур и др. 1982. С. 204-205).

20 Толкование этой этногенетической легенды, которая воспринимается как автохтонная в отличие от рассказанной ниже, породило огромное количество литературы (см. о ней: Доватур и др. 1982. С. 206-213). Подробное рассмотрение этой легенды см. также: Раевский 1977.

21 Слово "пустынный" (ερημος) Геродот употребляет, как правило, по отношению к незаселенной местности.

22 Полиен (VIII, 55) называет имя меотянки Тиргатао, что как будто подтверждает скифскую принадлежность имени Таргитай.

23 Многие этногенетические легенды содержат рассказ о трех сыновьях, причем самым удачливым оказывается, как правило, младший.

24 Во второй части имен царевичей исследователи усматривают древнеиранское xsaya — "царь, владыка".

25 Золотые дары, упавшие с неба, скорее всего, символизируют социальное деление скифского общества на три касты — земледельцев (плуг и ярмо), воинов (секира) и царскую знать (чаша).

26 Названия этого и нижеследующих племен (катиаров, траспиев и паралатов) у Геродота больше не встречаются. Первые два этнонима упомянуты в описании южнорусских степей и территории к северу от Яксарта у Плиния (NH, IV, 68; VI, 22 и 50).

27 Царя с таким именем не упоминает ни Геродот, ни другие античные авторы.

28 Тысяча — здесь, очевидно, круглое число для обозначения неопределенного количества лет.

29 Имеются в виду снежные хлопья, о которых Геродот пишет подробнее в IV, 31 (см. ниже).

30 Имеется в виду один из 12 подвигов Геракла, а именно, похищение на о. Эрифея коров Гериона, доставленных позднее Эврисфею. Герион, брат Ехидны, обладал тремя головами и тремя туловищами и был убит Гераклом. Остров Эрифею часто отождествляют с островом Леон, на котором был основан город Гадира (Гадес), в районе Гибралтарского пролива (Геракловы столпы).

31 Змееногая богиня, образ которой довольно широко представлен в искусстве Северного Причерноморья, считается местным хтоническим божеством (подробнее см.: Раевский 1977).

32 Сыновья Геракла Агафирс, Гелон и Скиф считаются, таким образом, прародителями севернопричерноморских народов агафирсов, гелонов и скифов, ниже описываемых Геродотом.

33 Современная наука разделяет это мнение Геродота об азиатской прародине скифов, откуда они пришли в Северное Причерноморье в начале I тысячелетия до н.э.

34 В данном случае под Араксом следует понимать, по-видимому, реку Волгу.

35 Тирасом в античности называли совр. реку Днестр, поэтому не совсем ясно, как здесь оказались земли киммерийцев, обычно помещаемые на берегах Керченского пролива.

36 См. об этом пути киммерийцев и скифов в Малую Азию выше I, 104.

37 Аристей из Проконнеса считается автором несохранившихся поэмы "Аримаспея", в которой описывались племена и народы, жившие к северу и востоку от Северного Причерноморья, и прозаического труда "Теогония". Жил, вероятно, во второй половине VII в. (см. собрание фрагментов и исследование: Bolton 1962).

38 Предлог "выше" (νπερ) в античной географической литературе не означает непременно "севернее", чаще всего он указывает направление или положение географического объекта далее упомянутого и, как правило, от побережья вглубь материка. Поэтому вполне вероятно, что описываемые народы жили не к северу от скифов, а восточнее, что вполне согласуется со среднеазиатской локализацией некоторых из упомянутых Аристеем и Геродотом народов.

39 В данном случае подразумевается Черное море, в противоположность только что упомянутому Северному, возле которого жили гипербореи.

40 Существует два понимания выражения "гавань борисфенитов" — как греческого города Ольвии, который иногда называли Борисфеном (Борисфенидой) по реке Борисфен (Днепр), в устье которой находится город, и как поселения на острове Березань в устье Днепро-Бугского лимана.

41 Очевидно, имеются в виду эллинизированные скифы или так называемые миксэл-лины, упоминаемые в ольвийском декрете в честь Протогена (IOSPE. 12, 16).

42 Описываются местности и племена к востоку от Борисфена-Днепра.

43 См. об этом рве выше IV, 3.

44 Большинство исследователей считает, что речь идет об Уральских горах.

45 Вероятно, здесь отразились слухи о длинных зимних ночах в северных широтах.

46 На самом деле, лингвисты не видят в этих корнях геродотова значения ни в одном из древних языков (см. подробный обзор точек зрения в: Доватур и др. 1982. С. 256-257).

47 Это описание климата Северного Причерноморья стало на много веков каноническим и стереотипным для последующих писателей (Псевдо-Гиппократа, Вергилия, Страбона, Овидия, Мелы, Плиния и др.), так что скифские холода вошли в поговорку.

48 В холодные зимы часть Черного моря, прилегающая к северному побережью с мощными речными устьями, действительно, замерзает, как и лиманы и Азовское море, которое все может покрываться плавучим льдом. Такой же лед иногда скапливается в Керченском проливе, образуя твердый покров (подробнее см.: Танфильев 1931. С. 75-76).

49 Имеются в виду, скорее всего, сезонные перекочевки номадов из Поднепровья на Кубань, где жили синды (см.: Бахтина и др. 1980. С. 155-161; ср. однако сомнения в этом: Паромов 2005. С. 247-250). О возможности зимней переправы через Керченский пролив сообщают также Страбон (II, 1, 16 и VII, 3, 18), позже Феофан Исповедник и патриарх Никифор (Чичуров 1980. С. 69). Ср. также свидетельство знаменитого Тмутараканского камня 1068 г. о том, как князь Глеб измерил по льду ширину Керченского пролива между Керчью и Тмутараканью.

50 Об этих перьях Геродот писал в IV, 7 (см. выше).

51 Эпос об эпигонах не сохранился, как и произведение Гесиода, в котором упоминались гипербореи.

52 Поскольку гипербореи были всегда связаны с культом Аполлона, который будто бы проводил в их стране часть года, на острове Делос особенно ярко засвидетельствована одна из версий этой связи. Делосская версия передачи гиперборейских даров описана также у Каллимаха ("Гимн Делосу", IV, 275-295), Павсания (V, 7, 8), Мелы (III, 37), Плиния (IV, 91) и Солина (16, 6).

53 Такой "западный" путь гиперборейских даров, отражает, по мнению некоторых ученых, так называемую "янтарную дорогу" от побережий Юго-Восточной Балтики к Адриатическому морю.

54 Эти имена переводятся соответственно как "превосходная" и "защитница прав народа"; предполагают, что это эпитеты Артемиды, культ которой был на Делосе соединен с культом Аполлона.

55 См. ниже подробнее о скифском мудреце Анахарсисе IV, 76-77.

56 Убеждение в непобедимости скифов, столь ярко описанной Геродотом, стало традиционным в античной литературе (см.: Тахтаджян 1992. С. 43-52).

57 Итак, перечислены "скифские" реки от Дуная (Истр) до Дона (Танаис). Если реки Истр (Дунай), Тирас (Днестр), Гипанис (Южный Буг), Борисфен (Днепр) и Танаис (Дон) легко поддаются идентификации, то реки Пантикап, Геррос и Гипакирис с трудом накладываются на современную гидрографию Северного Причерноморья.

58 Геродот придерживается "озерной" теории истоков скифских рек, в то время как существовала и "горная" теория (все скифские реки берут начало с Рипейских гор), которой придерживался, например, Аристотель (см. Arist. Meteor. I, 13, 350 b, 8-11). На самом деле ни одна из "скифских" рек не имеет истоков в озерах.

59 Возможно, речь идет о тарпанах — диких лошадях, водившихся в степях Украины еще в XIX в.

60 Об Экзампее см. также: Arist. Meteor. II, 3, 359 b, 17-18; Vitruv. VIII, 3, 11. Предполагается, что источником горькой воды в верхнем течении Буга могла быть река Синюха, имеющая горьковатый привкус и впадающая в Буг; существуют также отождествления Экзампея с притоками Буга Мертвовод, Кодыма, Черный Ташлык (подробнее см.: Доватур и др. 1982. С. 280-282).

61 Описание Борисфена (Днепра) свидетельствует о личном знакомстве Геродота с этой рекой, когда он побывал в Ольвии, расположенной в устье этой реки.

62 Соль, необходимая для засолки рыбы, производилась ольвиополитами, которые, по свидетельству побывавшего в Ольвии Диона Хрисостома (XXXVI, 3), снабжали солью "большинство варваров, эллинов и скифов, живущих в Херсонесе Таврическом".

63 Антакаи — рыбы из семейства осетровых, высоко ценившиеся в античном мире.

64 Имеется в виду Днепро-Бугский лиман.

65 О мысе Гипполая упоминает также Дион Хрисостом (XXXVI, 2). Скорее всего, имеется в виду совр. мыс Станиславский, хотя археологическими раскопками храм Деметры здесь до сих пор не обнаружен.

66 То есть находится город борисфенитов Ольвия.

67 Идентификация Пантикапа и двух следующих рек — Гипакириса и Герра — вызывает большую дискуссию вследствие неясности данных Геродота. Пантикап чаще всего пытаются отождествить или с Конкой, или с Ингульцом, Гипакирис — с Каланчаком, Герр — с Конкой или Молочной (подробнее см.: Доватур и др. 1982. С. 285-292).

68 Скорее всего, под Танаисом в античности понимали не весь совр. Дон, но принимали за него в верхнем течении приток Дона Северский Донец.

69 Один из притоков Дона — Донец или Чир.

70 По-видимому, имеется в виду полынь, в изобилии растущая в причерноморских степях.

71 Выделение Гестии-Табити как главной фигуры скифского пантеона связано, по-видимому, с большой ролью домашнего (царского) очага, который она олицетворяла; этимологически скифское имя Табити связано с иранским корнем tab- "греть, жечь". Этимология остальных скифских соответствий греческим богам остается полем догадок и предположений (подробнее см.: Доватур и др. 1982. С. 293-298).

72 См. об этом ниже IV, 62.

73 Таким способом пытались сделать жертвоприношение бескровным, что свойственно ритуальной практике многих древних народов.

74 При археологических раскопках было обнаружено много бронзовых скифских котлов, часто с рельефным орнаментом и с ручками.

75 Этнографы отмечают подобный способ приготовления мяса у различных примитивных народов, особенно в безлесных местностях.

76 Акинак — скифский короткий меч, широко распространенный у скифов, часто изображаемый в греко-скифском искусстве и встречающийся среди находок археологов.

77 Это связано с кочевым образом жизни, при котором невозможно разводить свиней.

78 Античным авторам было известно скальпирование врагов как обычай чисто скифский (даже глагол "скальпировать" звучал как áποσκνθιζειν).

79 Обычай изготавливать чаши из черепов врагов известен у многих народов мира, в частности, у жителей Ливии, галлов, кельтов, фракийцев, славян и др.

80 Этимология слова "энареи" из иранского пага — "мужчина" и отрицательной частицы а (е) — "немужчины" — вполне вписывается в толкование Геродотом этого понятия. Геродот упоминал энареев выше (см. I, 105).

81 Килик — греческий сосуд для питья из глины или металла, представляющий собой плоскую чашу на ножке с двумя ручками.

82 Здесь описан обычай побратимства, свойственный многим древним народам. Археологические находки подтверждают существование этого обычая у скифов; таковы изображения на золотой рельефной табличке из кургана Куль-Оба двух скифов, пьющих из одного ритона; та же сцена выгравирована на золотых бляшках из Солохи и Куль-Обы.

83 Местонахождение области герров точно не устанавливается. Возможно, речь идет о регионе между Запорожьем и Никополем, где в IV в. до н.э. находился погребальный центр степной Скифии (знаменитые курганы Чертомлык, Солоха, Раскопана Могила и др.). Однако тип погребения, описанный Геродотом (могилы ямного типа), не соответствует обряду погребений, раскопанных здесь археологами (могилы катакомбного типа). Поразительное сходство описанию Геродота являют собой захоронения в горноалтайских курганах, а также погребальный комплекс кургана Аржан.

84 Описывается бальзамирование трупа, отмеченное Геродотом для египтян (II, 88-89) и эфиопов (III, 24).

85 В скифских курганах неоднократно находили захоронения насильственно умерщвленных слуг и наложниц, которые должны были сопровождать господина в могилу.

86 Захоронения лошадей в полном убранстве — не редкость в курганах скифской знати.

87 На самом деле в скифских захоронениях встречаются, наряду с золотыми, и серебряные произведения искусства (сосуды, тазы, чаши).

88 В нартовском эпосе осетин, которые, как известно, являются потомками скифо-сарматских племен, засвидетельствованы параллели этому обычаю удушения, выпотрашивания и вычищения изнутри лошадей (см. подробнее: Дюмезиль 1976. С. 43 и след.).

89 Описанный ниже обряд очищения находит полную аналогию в археологически засвидетельствованных обрядах горноалтайских скифов (см.: Руденко 1953. С. 333 и след.).

90 Путешествие Анахарсиса в Грецию состоялось, по мнению античных авторов, во времена Солона (см., например: Diog. Laert. I, 8, 101-102). Об Анахарсисе см. выше примеч. к "Объяснению к Илиаде" Евстафия.

91 Имеется в виду фригийская богиня Кибела, чей культ был распространен в Малой Азии и носил оргиастический характер.

92 Геродот здесь и ниже называет несколько имен скифских царей (Спаргапиф, Лик, Гнур, Савлий, Идантирс, Ариапиф, Скил и Октамасад), что дало возможность построить некоторую (полулегендарную) родословную скифских царей.

93 Информант Геродота Тимн был, по-видимому, доверенным лицом скифского царя в Ольвии.

94 Раньше считалось, что новелла о Скиле носит литературно-фиктивный характер, но после находки во Фракии перстня с именем Скила этот рассказ признается вполне достоверным.

95 Т.е. к Ольвии.

96 Т.е. в Ольвии.

97 Существование культа Диониса в Ольвии подтверждается данными эпиграфики и другими источниками (Русяева 1979; Русяева 1992).

98 Возможно, это были номархи, составлявшие совет родо-племенных старейшин у царских скифов (см. подробнее: Ельницкий 1977. С. 196, 202).

99 Тер (или Тирей) — основатель Одрисского царства во Фракии (ок. 480-460 гг. до н.э.). Брак его дочери со скифским царем свидетельствует о тесных взаимоотношениях фракийцев и скифов того времени.

100 Ситалк, сын Тера, наследовавший от него Одрисское царство, погиб в 424 г. (Thucyd. IV, 101, 4).

101 Это одно из высказываний, могущих свидетельствовать о пребывании Геродота в Скифии.

102 См. выше IV, 52.

103 Павсаний — спартанский политик и военачальник, активный участник греко-персидских войн.

104 Царь под таким именем не упоминается ни у Геродота в других местах, ни у других авторов. Имя царя — иранского происхождения.

105 Исследователи видят в сборе наконечников стрел попытку получить сведения о точном числе плательщиков подати, которой царские скифы обложили население Северного Причерноморья.

106 Локоть равняется 46,2 см.

107 Целью похода Дария на Скифию было оградить северные пределы Персидской державы от скифских набегов.

108 О понимании выражения "Древняя Скифия" в мировой историографии см. подробнее: Доватур и др. 1982. С. 336-337. Имеется в виду Северо-Западное Причерноморье от Дуная до Крыма.

109 Имеется в виду Крым.

110 Скалистый полуостров — совр. Керченский полуостров.

111 Сунийское нагорье — оконечность Аттики к югу от дема Форикос (на востоке) и дема Анафлист (на западе).

112 По всей видимости, перечисляются племена, населяющие северную часть Скифии с запада на восток.

113 Десять дней пути равняются у Геродота приблизительно 350-420 км.

114 4000 стадиев составляют около 700 км.

115 Исследователи сомневаются в достоверности этого рассказа Геродота о совещании варварских вождей.

116 Культ богини Девы был известен и в Херсонесе Таврическом, который был основан на месте древнего таврского поселения. Греки отождествили эту богиню с Артемидой, отсюда и миф об Ифигении в Тавриде, положенный в основу трагедии Еврипида.

117 По данным Геродота, агафирсы жили в районе Трансильвании, доходя на востоке до Днестра. Скорее всего, это было фракийское племя.

118 Невры, по Геродоту, населяли истоки Днестра и Южного Буга. Поэтому Геродот впадает в противоречие, заставляя невров переселиться в землю будинов, которые жили на восточной окраине Скифии.

119 Возможно, под змеями подразумевается народ с тотемом змеи, который напал на невров.

120 Исследователи приводят множество параллелей рассказу Геродота об оборотничестве в фольклоре украинцев, белорусов и русских.

121 Каннибализм в некоторых областях Скифии вполне возможен, о чем свидетельствуют находки человеческих костей со следами употребления их в пищу на некоторых скифских городищах.

122 Ср. выше их локализацию у Геродота, IV, 21. По мнению большинства исследователей, будины жили к востоку от Дона в среднем его течении. Возможно, что будины были представителями финно-угорского населения.

123 Возможно, речь идет о торговой фактории греков. Современные археологи склонны видеть Гелон в одном из городищ скифского времени, открытых в бассейне Сулы, Ворсклы и среднего Дона (например, Вельское городище на реке Ворскле). О Гелоне Геродота см. подробнее: Блаватская 1986. С. 22-33.

124 Описание густых лесов и озера, вокруг которого водились выдры и бобры, служит для многих исследователей ориентиром в локализации племени будинов — от Белоозера и бассейна реки Припять до северной части Каспийского моря (см. подробнее: Доватур и др. 1982. С. 360-362).

125 Дальнейшее повествование представляет собой греческую новеллу, соединившую легенды об амазонках и сведения о савроматах, чьи женщины ездили на лошадях и участвовали в охоте и войне наряду с мужчинами.

126 Эта этимология не поддается истолкованию.

127 Кремны (букв. Кручи) — не поддающаяся локализации гавань на северном побережье Азовского моря.

128 Ср. ниже: Ps.-Hippocr. De aere, 24. Сообщения этих и некоторых других авторов приводили многих исследователей к выводу о наличии у савроматов пережитков матриархальных отношений.

129 Имеется в виду персидский царь Дарий.

130 Т.е. в Азии.

131 Скифский поход Дария датируют чаще всего 512 г. до н.э., хотя достоверные сведения на этот счет отсутствуют.

132 Многие исследователи сомневаются в том, что Дарий со своим войском смог пройти так глубоко в Скифию; по их мнению, он не дошел даже до Ольвии, ограничившись покорением фракийских племен в районе Нижнего Дуная.

133 Вероятно, имеется в виду город Гелон, описанный Геродотом выше (см. IV, 108).

134 Идентификация этих рек (кроме Танаиса-Дона) вызвала большую дискуссию исследователей; в Лике и Оаре видели иногда Урал и Волгу, несмотря на указание Геродота, что все эти реки впадают в Азовское море (Меотиду).

135 Это сообщение Геродота признается большинством исследователей недостоверным.

136 Вероятно, Идантирс имел в виду область Герр, где находились царские могилы (см. IV, 53).

137 См. выше IV, 59 о почитании скифами Гестии и Зевса.

138 О том, что Дарий доверил охрану моста через Истр ионийским грекам, Геродот сообщает в IV, 97-98.

139 Об убийстве мага-самозванца семью знатными персами Геродот пишет в III, 70-79.


ГЕРОДОТ